Сердце - afield.org.ua Белый след на морозном декабрьском небе, оставленный сверхзвуковым самолётом, напомнил ему, что пора позаботиться о том, чтобы купить билеты на самолёт домой. Сессия заканчивалась в середине января, и за предстоящие две недели каникул ему нужно было решить несколько важных дел. 


[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]


Дмитрий Лобов

Сердце
Пролог   Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Глава 9

     Белый след на морозном декабрьском небе, оставленный сверхзвуковым самолётом, напомнил ему, что пора позаботиться о том, чтобы купить билеты на самолёт домой. Сессия заканчивалась в середине января, и за предстоящие две недели каникул ему нужно было решить несколько важных дел. Во-первых, нужно было договориться с руководством какого-нибудь банка о летней и, возможно, преддипломной практике. Во-вторых, необходимо было морально подготовить маму к грядущему изменению его холостого положения.
     Он порылся в коробочке, хранящей его документы, письма мамы и друга, и достал паспорт.
— О, дай я посмотрю твою фотографию в паспорте. Мне интересно, как ты выглядел четыре года назад, — выхватила из его рук документ неожиданно оказавшаяся рядом Марина.
— Да, пожалуйста, — растерялся он.
— Ой, совсем ещё маленький мальчик, — воскликнула она, разглядывая фотографию юноши с наивными глазами.
— Да уж, — смутился он, — я никогда не выглядел на свой возраст.
— А это что? — с видом разбираемого любопытством ребёнка, который собирается нашкодить, потянула Марина за уголок листочек бумаги, торчащий между корочкой паспорта и обложкой.
Сердце — Отдай, — занервничал он и потянулся за паспортом.
— Не-а, — она отскочила от него и сняла обложку.
     Выскользнула и спланировала на пол фотография девушки. В руках Марина держала листок бумаги, исписанный каллиграфическим женским почерком. Лихорадочно соображая о своих дальнейших действиях, он наблюдал, как прочитанные строки сменяют на её лице эмоции: любопытство... недоумение... обида...
     Секундный страх спровоцировал холодный ручеёк между его лопаток. Чувство вины, заставившее покраснеть, сменилось вспышкой гнева: «Дай сюда!» Она вздрогнула и протянула ему паспорт и письмо. Страх, мелькнувший на долю секунды в её глазах, исчез, и обращенный на неё гнев породил гнев: «Почему ты держишь это в паспорте? Это настолько для тебя дорого?»
— Я забыл об этом письме и этой фотографии в тот момент, когда впервые увидел тебя! — пошел было он на попятную.
— ...Милый мой мужчина... — передразнила она, процитировав автора письма.
     Уголок его губ пополз вниз, глаза сверкнули презрением. Он резко повернулся к пылающей печи, открыл заслонку и швырнул фотографию с письмом в топку.
— Теперь ты довольна? — чуть ли не крикнул он.
     Выплеснутая им буря эмоций теперь уже её заставила чувствовать вину: «Я ж не просила тебя сжигать это. Просто теперь не понимаю, что Я значу для тебя, если ты настолько бережно хранишь эти письмо и фотографию?» Глаза Марины мгновенно наполнились слезами, она поджала губы, отвернулась и выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью.
— Марина, постой! — крикнул он вдогонку, — постой, — еле слышно произнес он, сел на краешек кровати и обхватил голову руками.
— Чёрт. Чёрт! Чёрт!!! Какая же глупая случайность, — он уныло смотрел, как пламя колышет то, что осталось от письма и фотографии.

     Его характер таил в себе некое зерно иррациональности. Не мог он похвастаться избытком женского внимания. Так остро мечтая о нежности и всём том, что вмещает в себя понятие «женская любовь», он неизменно получал лишь малую толику от избранниц. В памяти песчинок своего сердца он нёс сквозь годы одиночества редкие лёгкие женские прикосновения, ласковые взгляды и тонкие намёки на чувства, обращённые к нему.
     Поэтому пара женских писем, запечатлевших в себе пережитые эмоции, светлую радость и тихую боль, ностальгию по тем дням и несбыточные надежды, были бесконечно дороги ему. В моменты, когда ему было особенно плохо, он аккуратно доставал эти листочки и перечитывал уже наизусть известные ему слова. Они, наверное, даже и не таили в себе того океана эмоций, который он хотел разглядеть сквозь строки. Словно старый кукловод, которому уже не дано повторить свой лучший спектакль, он вытаскивал из сундука памяти старые куклы, изъеденные молью времени и готовые рассыпаться в прах от неосторожного прикосновения — свой и женские образы многолетней давности. Пытался их оживить, мучительно восстанавливая и вкладывая в куклы полустёртые переживания и позабытые слова тех дней. Глядя на звёзды сквозь застилавшие глаза слёзы, впитывая рвущие сердце лирические композиции, льющиеся из наушников плэйера, он видел иллюзию. Ну и пусть: так часто кажется, что всё самое лучшее, что могло с ним случиться, уже случилось и осталось в прошлом. И эти иллюзии врывались в настоящее, перемешивая желаемое с действительностью. Иллюзия того, что не всё утрачено, что всё можно вернуть: томление сердец, чувства, взгляды, прикосновения руководили его рукой, бравшей чистый лист бумаги, на котором появлялось ответное письмо. Так тяжело, почти невозможно поставить точку в отношениях. Как можно поставить точку, как поднимется рука порвать ниточку, соединяющую настоящее, полное иллюзий, с прошлым, если там, несколько лет назад, ты был по-настоящему счастлив?
Сердце      Он боялся, что собственная рассеянность или неосторожность отберут у него эти воспоминания, воплощённые женской рукой на бумаге. И поэтому хранил эти письма всегда при себе — в обложке паспорта, во внутреннем кармане, возле сердца.
     Его воспоминания, высказанные вслух исполнителями иногда нежно-грустных, иногда трагических песен, были для него миром, что реальнее гнетущей действительности. И в этом-то и была основная иррациональная черта его характера: вместо того чтобы жить настоящим, каким бы суровым и в то же время обыденным оно ни было, он убегал в прошлое, пытаясь раствориться в молекулах памяти. Прошлое было его миром, его личной, ревностно охраняемой собственностью. Миром, в который не было доступа никому. НИКОМУ.
     Как Марина посмела ворваться в его прошлое? Не только ворваться, но и позволить себе сарказм в отношении чужих чувств, пусть даже письмо было написано под влиянием минутных эмоций. Да, он любил Марину. Любил без памяти. Но прошлое — это храм.

     Мы обычно говорим, что глупо ревновать к прошлому. Но как не ревновать к прошлому, если оно для любимого тобой человека дороже настоящего? Он хотел и сохранить живым прошлое, и купаться в лучах настоящего. Глупая случайность не позволила сделать этого. Он не только сжёг письмо и фотографию. Для самого себя он сделал вид, что отказался от воспоминаний, и сам поверил в это. И не собирался оправдываться перед Мариной, потому что шокирующе больно было обрезать пуповину, идущую от сердца в прошлое. Ради неё он пошел на эту жертву. Пусть ценит. Не будет он ползать на коленях и умолять: «Прости за моё поведение. Эта девушка для меня ничего не значит». Этого не будет.

Сердце      Спустя несколько минут он подошёл к Марине, сделавшей вид, что не замечает его, и попытался обнять. Она мягко, но настойчиво отвела его руку.
— Послушай, — и её глаза холодно блеснули, — не у одного тебя есть прошлое. И не одного тебя может мучить ностальгия. Правильно?
— Возможно, — нехотя ответил он.
     Она отвела глаза и замолчала, колеблясь.
— Помнишь, я говорила тебе о своём первом парне?
— Да, припоминаю.
— Он мне пишет письма, от которых дух захватывает. Пишет, что по-прежнему любит меня.
     Он молчал.
— Скоро он возвращается из армии. Собственно говоря, через две недели.
— И что ты этим хочешь сказать?
— Думай сам. Твое поведение заставляет меня задуматься о том, насколько я ценна для тебя.
— Давай забудем о прошлом, и будем пытаться строить настоящее, — он поцеловал её.
     Она без энтузиазма ответила на поцелуй и промолчала.

     Он понимал, что её обида так быстро не пройдёт. И поэтому злился. Злился на себя за то, что не смог этим разговором превратить инцидент в глупое недоразумение и затащить её в постель. Злился на неё за этот непосредственный шантаж. Оставалось решить, как снова быстро завоевать её полное расположение: с одной стороны, ему казалось, что необходимо с удвоенными силами окружать её знаками внимания, постоянно доказывая, что она единственная и неповторимая. С другой стороны, его самолюбие противилось признать возможную собственную неправоту — следовательно, нужно было сделать вид, что ничего не произошло, и что услышанное его нисколько не волнует. Тем самым подчеркнуть собственную независимость и поднять собственную ценность в её глазах.
     «Сделать вид, что услышанное меня нисколько не волнует», — хмыкнул он про себя, — да уж... волнует, и ещё как!
— Значит, он пишет ей письма, — тупо смотрел он на узор выцветшего половика, — писала ли она ему в ответ? Что писала? Когда она написала последнее письмо? Писала ли она обо мне? Наверняка он выражал желание встретиться. Какой была её реакция на это?
     Вопросы, на которые вряд ли он получит ответы. А если они и будут, то окажутся уклончивыми. Ревность щемила сердце, туманила разум, подкатывала к горлу комом, отдавалась нытьем в висках.
— И вообще. Почему она, говоря о прошлом, сделала акцент на отношениях со своим первым парнем, а не отношениях с Сергеем? С Сергеем её связывают полтора года совместной жизни, и самое главное — ребёнок. Неужели отношения с гражданским мужем для неё имеют меньшую ценность, чем канувшая в лету по её же вине возможность жизни с первым парнем?
     Первый парень — первый мужчина, — вертелось в голове, — вот оно что... всё правильно: «ПЕРВЫЙ мужчина».
Сердце      В его голове начала прорисовываться картинка. Итак, два года назад её первый парень, первый мужчина уходит в армию. Обоюдные заверения в вечной любви, клятвенное обещание дождаться, и всё такое прочее. И вот (не дольше чем через полгода) появляется на сцене Сергей. Сильный, уверенный в себе, привлекательный для женщин мужчина. Старше её на пять лет, что немаловажно. Романтический вечер или соблазнение на заднем сидении авто... и Марина беременна (всё произошло так неожиданно, что не успела подумать о предохранении). На одной чаше весов первый мужчина, на другой — чувство предательства, перспективный муж (квартира, машина и сам ничего). Выбор сделан. Аборта не будет. Токсикоз и эмоциональная неуравновешенность, вызванная беременностью. Страх заниматься сексом. Размолвка. У мужа, которому остро не хватает секса, появляется любовница. Скандал. Упрёки в его сторону: «если бы не ты, всё у меня было бы сейчас хорошо: была бы свобода, которая отобрана будущим ребёнком... свобода выбора, кого любить, с кем жить». Марина чувствует, что её жизнь красивой девятнадцатилетней девочки загублена. О! Где же ты, мой романтический воин — первый мужчина? С тобой было бы всё по-другому. С тобой я была бы счастлива! (Глаза Димы темнеют от гейзера ревности, представляя этот крик души Марины). Но нет. Путь назад отрезан. Рождение ребёнка. Переброска остатков внимания с мужа на сына. Усиливающееся потребительское отношение к мужу, вкупе с минимум отдачи — причина ухудшения супружеских отношений. Чувство, что тебя больше не ценят, на фоне постоянного внимания чужих женщин к мужу (лёгкая добыча, Дима? Сумел бы ты завоевать Марину полтора года назад?..)
     И тут появляется Дима. Смотрит такими обожающими глазами, как никто ещё не смотрел. Яркий огонь в глазах и в груди, не могущий не вызвать ответного чувства. Носит на руках. Окружает всяческой заботой. Восстанавливает понизившуюся самооценку. Наконец-то тебе повезло, Марина: чистая душа, чистое сердце, ни тени игры, без ума от тебя, большие перспективы. Он готов, он рад, он мечтает взять тебя с ребёнком, Марина, и заботиться о вас двоих до конца дней.
     ...А у Димы оказались свои скелеты в шкафу...

     «Возьмёт ли верх минутное разочарование в человеке, которого ты, говорила, любишь, в твоей эмоциональной натуре, Марина? Я знаю, это ревность и обида разрушают в тебе мой, а во мне — твой волшебный, магический, любимый образ. Ты нужна мне, Марина! Я действительно люблю тебя».

ДАЛЕЕ...

Пролог   Главы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Дмитрий Лобов. История одного утра



Mar 05 2006
Имя: Elena   Город, страна: Украина,Киев
Отзыв:
Начало заинтриговало.Хочется продолжения.


Mar 08 2006
Имя: Алена   Город, страна: Черновцы, Украина
Отзыв:
Время с точно такой же скоростью и беспощадностью, с какой проносились события, скальпелем боли и разочарований резало его лоб на три части, впечатывалось в уголки его глаз.
по-моему, именно в этой фразе запечатлена вся боль, вскользь упомянутая в рассказе. Глубоко и метафорично описанная, она всплывает на поверхность воспоминаний и красиво затягивает любопытство....
ждем продолжения )))))



Mar 14 2006
Имя: Elena   Город, страна: Украина,Киев
Отзыв:
Дмитрий, красиво пишете.Быстрее давайте продолжение.Удачи.


Mar 14 2006
Имя: Дмитрий   Город, страна:
Отзыв:
Хех, думаете, это легко? :))


Mar 20 2006
Имя: lika   Город, страна:
Отзыв:
pochemu srazu vse ne napisat'! slishkom dolgo... hochetsya srazu vse!!!!!!!! :)))


Mar 21 2006
Имя: Дмитрий   Город, страна: Киев
Отзыв:
Немножко терпения, мои дорогие читатели :))
Вы не будете разочарованы :)


Mar 24 2006
Имя: LIKA   Город, страна:
Отзыв:
HOTELOS' BY UZNAT'-SKOL'KO ESHE GLAV??? MOZHNO HOTYA BY PO DVE PECHATAT'? :))) SPASIBO!


Mar 25 2006
Имя: Елена   Город, страна: Украина,Киев
Отзыв:
Насколько велик внутренний человеческий мир по сравнению с тем обыденным миром со всеми его проблемами, который создал тот же человек.Да, природа человека не постижима.Читая повесть мне навеяло такие мысли.Дмитрий, удачи.



Mar 27 2006
Имя: Дмитрий   Город, страна:
Отзыв:
To LIKA:
Повесть находится в процессе. Читатель же не хочет читать об обыденности. И моя задача - сделать не только так, чтобы ему было интересно, чтобы он был увлечен и поглощен, но и заставить задуматься (иначе какая в нем художественная ценность?). И, поверьте, если художественное произведение читается легко и запоем, это не значит, что у самого автора строки выскакивают также легко, сами собой из под пера. Творческий процесс иногда очень тяжел (даже и тем более у признанных грандов пера, даже не говорю о себе), тем более, когда хочется создать серьезное произведение. Десятки раз переоцениваешь написанное, для обыденных на первый вгляд вещей ищещь такой образ, чтобы он шел напрямую в сердце читателя, чтобы эти вещи не казались обыденными, потому что они не такие. Я уже не говорю о стиле, слоге, размышлениях и литературной редакции написанного (спасибо Светлане Дзюба!). Потерпите чуть-чуть. Для вас же стараюсь.

С уважением к моей читательской аудитории,
Автор


Apr 01 2006
Имя: Ирина   Город, страна: Израиль
Отзыв:
Очень волнующе! Давно не получала такого удовольствия от чтения, думала перевелись таланты. Спасибо, Дима! С нетерпением жду продолжения!


Apr 06 2006
Имя: Алена   Город, страна: Черновцы, Украина
Отзыв:
"Он остановился на возвышении и впитывал в себя всё, что видел. О, одиночество!"
мне кажется, что в этой фразе правильнее будет говорить об УЕДИНЕНИИ, но не одиночестве. Хотя, может,я и не права.
Дима, так держать, сейчас так не хватает чистых чувств, хотя и это кажется утопией...


Apr 10 2006
Имя: Оксана   Город, страна:
Отзыв:
Дима, испытывали ли Вы такие же чувства?:)спасибо!ждем продолжения


Apr 10 2006
Имя: Дмитрий   Город, страна:
Отзыв:
Конечно, именно такие. Думаете откуда я беру материал? :)


Sep 29 2006
Имя: Алёна   Город, страна: Черновцы
Отзыв:
пазл... точно описано...
величие реальности и нереальности... впечатляет.




[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]