[На главную] посмотрите как правильно купить одноразовые стерильные простыни в рулонах

В КРУГЕ СВЕТА

«Годовой отчет» о ежедекадном проекте

Женский интернет-журнал Afield состоит как бы из нескольких веточек, нескольких независимых направлений. Так, «Некраткий курс истории моды» – рубрика, в которой публикуются статьи об истории моды и одежды, о моде с психологической, философской, социологической точек зрения. Немало внимания уделяется взаимоотношениям мужчины и женщины, их влиянию на моду и отражению в ней. «Публикации» и «Коммуникации» – это всевозможные статьи, беседы и интервью, поэзия и проза, а также сказки-притчи. «ФеминоУкраина» – тематический каталог украинского женского Интернета. С недавних пор ведутся также «Украинские женские новости» на титульной странице. «Женская калокагатия» – новая рубрика, посвященная физическому совершенствованию женщины, гармонии физической и духовной красоты. «Душа Мира» – это рубрика для самых абстрактных понятий – женской символики, женских образов в мифологии и религии – и для публикаций о выдающихся женщинах в истории. На сайте есть также небольшая «Библиотечка» (с «Каталогом летающих женщин» в литературе) и страница о моем родном городе – «Это Луганск...»

Но начинался сайт с темы, которая стоит первым пунктом в его основном меню. «Сила слабых». Лет десять назад мне попалась на глаза брошюра психотерапевта Марка Евгеньевича Бурно с таким названием. Прочла, и стало понятно, что проблема, о которой либо не говорится, либо упоминается вскользь и неохотно, все-таки существует. Так сложилось, что люди, именуемые в обиходе меланхоликами, имеют меньше возможностей преуспеть в социальном и материальном плане. Сюда же можно отнести и многих из тех, кого именуют интравертами. Но, может быть, у таких людей есть что-то свое, какая-то особая ценность, компенсирующая отсутствие практичности, коммуникабельности, наконец, силы в общепринятом понимании? Как получилось, что меланхолики стали «психологическим меньшинством» в обществе? Возможно ли построить такой социум, в котором люди любой психологической конституции смогут чувствовать себя комфортно? На эти и многие другие темы ведется разговор в книжке. Примерно в то же время прочла чудесную статью Ренаты Ларичевой «В ловушке собственного детства» – в которой поднимается та же тема. И постепенно возник замысел создания психологического журнала – не только «про это», но просто теплого и доброго, свободного от издержек и перекосов современного общества, образно говоря – от правил Эры Разобщенного Мира (в терминологии Ивана Ефремова, писателя-фантаста и выдающегося мыслителя).

Но я бы еще долго собиралась, если бы не зашла однажды на сайт Ольги Таевской – виртуальный женский журнал WWWoman (http://newwoman.ru). Этот журнал, который теперь выходит ежедневно, а в то время выходил два раза в неделю, содержит огромный объем информации, но еще он очень теплый, уютный, душевный. Мне стало ясно, что один человек может создать и вести сетевой журнал, хоть это и нелегко. После этого довольно скоро был сделан мой журнал...

Надо сказать, что отношение к «слабым людям» не во все времена было одинаковым. Русский «чеховский» интеллигент конца XIX – начала XX века, с его щепетильной нерешительностью и нравственной болью в душе – это совершенно необычная для Запада личность, которой и сейчас поклоняются, испытывая душевное созвучие, многие люди в мире. Незащищенность, совестливость, стыдливость, отсутствие трезвой практичности характеризуют русскую культуру и русскую духовность. Однако понятно, что в советские времена изменилось общественное отношение к таким людям. Чеховский интеллигент стал «гнилым» нарицательным посмешищем, что выразилось, например в образе Васисуалия Лоханкина из «Золотого теленка». Врачи-психиатры того времени выражались односторонне-беспощадно, например: «Психастеник – это нытик-интеллигент, разъеденный рефлексиями и анализом...»

Много воды утекло с тех пор, но и сейчас в популярных психологических руководствах людям меланхолического темперамента достается больше других. «Меланхолики, как правило, плохие работники – погруженность в себя и неуравновешенность психики не позволяют им отдаться работе целиком. Да и в личной жизни это часто неудачники, поскольку жить с таким человеком сложно и партнеры в конце концов пытаются сбежать от потока необоснованных обвинений, необдуманных поступков и невнимательности меланхоликов.» (Лолита Волкова, 1997 год). «Если вы обнаружили у себя черты меланхолика», – пишет автор, – «преодолейте увлеченность собственными проблемами, и ваш темперамент может измениться».

А журналистка Рената Ларичева далека от мысли советовать изменять свой темперамент, даже если он меланхолический. «Природа ничего не делает зря. И если бы она создала один-единственный темперамент, который принято считать идеалом, – сангвиника, человечества просто бы „не случилось“. „Схрумкали“ бы соседи по планете еще первые прачеловеческие племена“». И даже на работе меланхолик незаменим.

«Умный руководитель знает, что меланхолик – идеальный „индикатор“ здоровья коллектива. Если он все сильнее замыкается в себе, становится раздражительнее (со стороны это может выглядеть как агрессивность), рвет отношения с коллегами (он не скандалит – прежние контакты рассыпаются, как песок) – коллективу грозит беда. Меланхолик повышенно раним, но мудрый руководитель не только не станет избавляться от этого сверхчувствительного существа – окружит его дружелюбием и благожелательностью. И этот „гадкий утенок“ может воспарить, обернувшись лебедем».

Однако в реальной жизни таких мудрых руководителей очень и очень не хватает на всех меланхоликов.

Авторы американской системы «Типоведение» (похожей на нашу соционику) подсчитали соотношение в процентах людей различных психологических типов на разных ступенях служебной лестницы. Среди персонала нижнего уровня все типы представлены одинаково, однако по мере подъема начинается отбор. Мыслительные и Решающие становятся руководителями, создавая систему вознаграждений, в которой следование расписанию и соблюдение сроков важнее творческих данных и нововведений. Чувствующие и Воспринимающие (т.е. типы, более подходящие к определению «слабый») постепенно исчезают, ища для себя более подходящей деятельности. Организационная верхушка состоит на 95% из Мыслительных и на 87% из Решающих.

Если вы не Мыслительный-Решающий, – советуют авторы, – ваше положение в организации может оказаться ниже, чем вы рассчитывали. Вам бы стоило перестать биться головой об стену и как можно раньше задуматься над тем, как увеличить свой вклад в пределах своей компетенции. Иными словами, если вы Чувствующий-Воспринимающий, ваш вклад в том, чтобы стать лучшим Чувствующим-Воспринимающим, насколько это возможно, а не стараться превратиться в Мыслительного-Решающего, только потому, что так легче продвинуться по служебной лестнице. По большому счету это бесполезно. Награды вас не удовлетворят, а стресс окажется слишком сильным.

А может быть, в обществе будущего именно «Чувствующие-Воспринимающие» будут править бал?..

Владимир Леви пишет, что, наряду с иерархией по доминированию в детских группах есть и другая – по симпатии. Положение каждого может быть охарактеризовано количеством выборов со стороны других (дружить или не дружить, сидеть вместе или нет и т. д.) Чем выше умственный уровень группы, тем более принцип симпатии вытесняет принцип силы, и уже в старших классах школ он обычно преобладает.

Сейчас все больше говорится о важности горизонтальных общественных связей и соответствующего стиля управления. Если вдуматься, иерархия «по симпатии» – это и есть основа горизонтальных общественных структур, причем имеющая биологическую основу. Зачатки иерархии «по симпатии» есть у кошек, у собак... Возьмем саму сеть Интернет. Создатели сети-прародительницы Интернета понимали преимущества горизонтального ее устройства, причем в сугубо военной области. Если разрушены один или несколько узлов сети, вся сеть в целом по-прежнему живет и действует. А вот если уничтожен главный управляющий узел сети, организованной иерархически...

Конечно же, «горизонтальная» система общественных отношений ближе женщинам, так же как и такие качества, как чуткость, ранимость, душевность, чувствительность к проблемам. Недаром среди меланхоликов, или «Чувствующих-Воспринимающих», с большим перевесом преобладают женщины. «Лишь изгои да женщины умеют остро наблюдать, потому что их все ранит, а душевные страдания обостряют наблюдательность». (Бальзак). Поэтому, наверное, естественно, наряду с «Силой слабых», в моем журнале возникла другая тема – женская. Даже, можно сказать, мой сайт в последнее время стал более «женским», чем «психологическим». Думаю и дальше продолжать эту тему и не вижу в этом ничего плохого. :-)

Не могу назвать сайт феминистическим в строгом смысле слова, хотя материалы против феминизма не будут публиковаться здесь никогда. Я приветствую на сайте всех женщин, творчески самовыражающихся и строящих свою жизнь так, как подсказывает душа и сердце. Для кого-то естественно вкладывать свои силы и энергию во внедомашние сферы деятельности, а кто-то вполне находит себя в традиционной женской роли. Главное, чтобы это был именно собственный выбор женщины...

Можно долго спорить, могут ли и должны ли «слабые люди» стремиться быть «как все», вырабатывать у себя лидерские качества. Или же их удел – довольствоваться скромной социальной ролью, потому как что-то другое все равно не получится. Бросить все силы на обустройство внутренней теплицы. А в чужой мир (т. е. в большой социум) приходить как в гости. Посидели, пообщались, сделали свои дела, и домой... Для меня пока не ясен ответ на этот вопрос. Ясно одно: меланхолики, «слабые люди», в том или ином количестве жизненно необходимы для выживания человеческого рода. М.Е.Бурно пишет: «Физически слабым (в сравнении со многими животными) людям возможно существовать только общественным организмом, а для развития общественности, коллективности, в основе которых лежит нравственность, как раз нужна почва хрупкой слабости, инертности».

Однако люди, которым необходим свой «круг света», люди, которым особенно трудно приспособится к жестокому миру, – это не только меланхолики, не только интраверты. Всем известно, что неординарные люди, с необычными способностями или чертами характера, как правило, попадают в «белые вороны». Этакие психологические левши. Также – люди с обостренной совестью и моралью, честные, неподкупные, какого бы темперамента они не были... Их мало, они страдают и отдуваются за всех, но что бы было с миром без таких людей?

«Дон-Кихот мертв и побежден.
Дон-Кихот никогда не выйдет на дорогу.
Не станет произносить пространные речи о справедливости, не станет смешить своими выходками пастухов и погонщиков мулов, не будет провоцировать власть имущих на жестокие мистификации...
И, разумеется, на помощь от Дон-Кихота никому рассчитывать не придется.
Ее и так было с кошкин хвост, этой „помощи“...
Мир без Дон-Кихота.
Пустыня. Горячий ветер, растрескавшаяся земля. Белые кости... И стервятники, стервятники в небе, орды стервятников, на всех не хватит добычи...»
(Марина и Сергей Дяченко. «Последний Дон-Кихот»)

«Нас мало, нас адски мало. Но самое страшное – что мы врозь!..» Одним из плодов начавшейся в годы перестройки моды «на все западное» стала мода на услуги психологов, индивидуальные консультации, групповые тренинги, приглашение психологов и конфликтологов в трудовые коллективы и т.п. Это, конечно же, ценное приобретение, но так и не прижилось оно до конца по причине нехватки денег у людей, особенно у тех, кому помощь психолога больше всего необходима. В то же время остался без внимания хороший западный обычай организовывать группы самопомощи и взаимопомощи – без всякого вложения денег, не приглашая психологов и других специалистов, люди собираются вместе и помогают друг другу решать проблемы. Мне кажется, было бы хорошо такой обычай позаимствовать. В частности, даже сделать что-то наподобие клуба взаимопомощи на этом сайте. И поэтому, если у кого-нибудь есть идеи или предложения по этому поводу, пишите, пожалуйста.

«Почему нам так трудно друг друга найти в круге света?..» Может быть, попробуем?

2003 г.

[На главную]