[На главную] [Архив] [Наши публикации]

Рената Ларичева

Колыбельная для судьбы

Давайте жить долго? Давайте!

«Ну что, мой друг, свистишь?
Мешает жить Париж?»

Накрапывал дождь, мы ломились через отчаянно мокрый шеломайник – траву выше человеческого роста, потом вниз по тропе, мимо горячего водопада, и – вперед, вдоль черного берега Великого, не очень Тихого океана – к вулканам на горизонте. И кто-то из тех, кто шел впереди, запел про Париж. Песенка эта была известна всем странникам: «Ты посмотри – вокруг тебя тайга... Здесь, как на Пляс Пигаль, весельем надо лгать – тоскою никого не убедишь...» Кончалось лето 72-го, еще год оставался до окончания университета... Пока мы молоды – мы бессмертны, и когда нас на горном плато накрыл внезапный снежный буран, и шанс выбраться был, в общем-то, невелик, страха не было. Была обида: ну как я могу остаться здесь – университета не окончив... Мы выбрались – вне всякого сомнения и потому, что знали колыбельные песни для судьбы, утешающие и спасающие, как та, про Париж... Ведь колыбельные остро необходимы нам в любом возрасте, и счастье наше, что они существуют.

Я считаю великой удачей, что в мои школьные годы предмета «иностранная литература» не существовало. Никто не навешивал бирок на любимых литературных героев. Это упоительно – быть первооткрывателем в Великом океане книг. И как я могла знать, что вычитываю в них свою будущую судьбу и нахожу спасительные плоты?

Мне было тринадцать, когда в руки лег томик Шелли – поэта, по моему тогдашнему отсчету прожившего долгую жизнь – 30 лет. Нас разделяли полтора века – ну и что? Я выписала несколько стихотворений, рифмовавшихся со мной. Одно – перепечатала и положила под стекло своего письменного стола. И что получилось? На нем я проплыла через самый трагический возраст – подростковый – когда никто в мире не понимает тебя, а ты сам еще не знаешь, кто же ты. Меня утешала вот эта колыбельная, оказавшаяся абсолютной правдой:

Когда обида кипит в груди,
И бороздят твои щеки слезы,
И ни просвета нет впереди,
И слышишь только одни угрозы,
Поверь – вся жизнь – круговорот.
Все будет завтра наоборот.
Время все уладит!

Сколько я их накопила тогда, спасательных плотов! Можно воспринимать это с улыбкой, но по дороге к зубному врачу я твердила: «Достойно ли склониться пред ударами судьбы, иль надо оказать сопротивленье?» Вряд ли Шекспир предполагал мою ситуацию, но реальность была такова: в детской стоматологической поликлинике орудовали студенты-старшекурсники. До сих пор не знаю, какому садисту могло прийти в голову, что это – подходящее место для студенческой практики?

Все мы – родом из своих колыбельных. Первыми психотерапевтами человечества, конечно же, были барды, скальды и менестрели. Они исцеляли, они возвращали силы, они твердили, что у жизни есть смысл. Так было – и так есть: «Текут стихи на белый свет из темени кромешной, из всяких горестных сует, из праздников души...»

Великий океан мировой поэзии окружает нас и спасает. Нужно только не полениться – и зачерпнуть. Проверено: то, к чему тебя притянуло сегодня, обязательно будет и в твоей судьбе. Запиши, запомни – и если послезавтра придет беда, ты не сломаешься, потому что слова утешения уже знаешь, и они спасут.

«Стихотерапия» фантастически сильна. Строки того, кого называли «певцом колониализма» – Киплинга спасли меня лет через пятнадцать после того, как я их открыла. Ведь Окуджава был абсолютно прав:

– Ну, гляди, лейтенант, каяться придется!
Пускай счеты с тобой трибунал сведет...
– Видно так, генерал: чужой промахнется,
А уж свой в своего всегда попадет!

Совершенно точно: когда тебе в спину стреляет свой, он не промахивается – точно в сердце. После самого страшного предательства выжить – и остаться собой помогли не друзья-психологи, дипломированные и действительно неплохие специалисты по душам. Стихотворение «певца колониализма» было и моей молитвой, и моей колыбельной:

И если ты спокоен, не растерян,
Когда теряют головы вокруг,
И если ты себе остался верен,
Когда в тебя не верит лучший друг...
И если ты способен все, что стало
Тебе привычным, выложить на стол,
Все проиграть – и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так завести, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит «Держись!»
И если ты готов к тому, что слово
Твое в ловушку превращает плут,
И, потерпев крушенье, можешь снова
Без прежних сил возобновить свой труд...
И если будешь мерить расстоянье
Секундами, пускаясь в дальний бег, –
Земля – твое, мой мальчик, достоянье!
И, более того, ты – человек!


Великое утешение – слова тех, кто уже все пережил, все прожил, и уже задавал себе наши вопросы:

Почему мы исчезаем,
Превращаясь в дым и пепел,
В глинозем, в солончаки,
В дух, что так неосязаем,
В прах, что выглядит нелепым, –
Нытики и остряки?

С ними уже случилось бессмертие. Они успели спеть колыбельные для наших судеб. И, конечно же, шанс жить долго есть у того, кто знает:

Что назначено судьбой – обязательно случится.
То ли самое прекрасное в окошко постучится,
То ли самое напрасное в объятья упадет.

Да, се ля ви. Но спасительные пути по ней уже вымощены – стихами.


НАПИШИТЕ ОТЗЫВ:
Имя:* Откуда:
Отзыв:*





[Afield — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Мир женщины] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]