[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]


Наталия Антонова

КЛАССНАЯ НЯНЯ



Ирина познакомилась с Борисом на празднике в честь Дня Города.
Они как-то сразу приглянулись друг другу. И на протяжении всего праздника не упускали друг друга из виду.
Дрогнули в улыбке розовые губы вечерней зари.
Классная няня Фруктовые деревья в городском саду бросали горстями свои ароматные лепестки — белые, розовые и голубые.
Головокружительно-весёлый вечер напоследок взмыл ввысь яркими вспышками фейерверка. Затихли громкие возгласы восторга. Остыли брызги дерзкого огня. Умолкла музыка.
Праздник закончился, и люди расходились по домам.
— Давай ещё немного походим в саду, — сказали они одновременно.
Их взгляды встретились, и они расхохотались.
— Кажется, мы думаем одинаково, — проговорил Борис.
— Вполне возможно, — Ирина одарила его нежным взглядом, который был намного выразительнее слов.
Они бродили до утра по тропинкам старого сада, держались за руки и... их губы хранили привкус яблоневого цвета...
— Хочешь звезду? — азартно воскликнул Борис.
— Нет...
— Почему?!
— Если я скажу, что хочу, а ты не достанешь... то всё кончится. А мне хочется, чтобы очарование длилось вечно!..
Их губы встретились. Умолк на полутрели соловей. Затих ветер. Всё замерло вокруг. И самым громким было дыхание влюблённых в наступившей тишине.
Когда утренняя звезда сонно заморгала ресницами, они расстались... до вечера.

И Ирина, и Борис оба были студентами. Жизнь, простиравшаяся впереди, казалась прекрасной и бесконечной, как неоглядное синее небо в солнечный полдень.
Романтическая влюблённость довольно скоро довела их до... дверей загса.
Свадьба была скромной. Не те времена, да и денег у родителей, а тем более у самих влюблённых, на свадьбу с широким размахом доперестроечных лет не было.
Впрочем, это ничуть не омрачило торжества, скорее наоборот, сделало более семейным и трогательно интимным событием.
Бабушка Ирины переехала жить к дочери, освободив для внучки и её мужа свою крохотную квартирку. Молодожёны зажили в счастье и согласии. Редкие размолвки были слишком незначительными и не омрачали их отношений.

В один год они закончили институты.
Борис устроился на завод инженером-технологом. Бывший гигант машиностроения уже который год лежал на боку и испускал тяжёлые стоны безнадёжно-больного.
Ирина не одобряла выбор мужа, но спорить особо не стала. Только бросила вскользь, что он мог бы найти более престижную работу. Но Борис возразил, сказав, что на этом заводе всю жизнь проработали его отец и дед.
Ирина на такие доводы мужа только пожала плечами. Сама она устроилась в риэлтерскую фирму. И через год стала заместителем директора.
В работу она ушла с головой. Босс ей попался просто замечательный. Он сразу отметил деловую хватку Ирины, её умение находить подход к людям и принимать быстрые ответственные решения в самых неожиданных ситуациях.
Ошибалась Ирина редко, а если и допускала ошибку, то умудрялась исправить её на ходу, не роняя престижа и собственного достоинства.
— Ириша, почему ты не моя дочь? — шутил шеф, которому недавно исполнилось 65 лет.
— Так, у вас их, Илья Харитонович, и так две, — отшучивалась Ирина.
— Две-то две, да не той масти, — грохотал он на весь офис.
— Грех вам жаловаться, — вздыхала Ирина.
— Ну, тут ты, конечно, права, — соглашался Илья Харитонович.
Одна из его дочерей была знаменитой актрисой, а другая — ведущим нейрохирургом области.
Работа приносила Ирине не только моральное удовлетворение, но и хорошие деньги.
Через два года они с Борисом переехали в четырёхкомнатные апартаменты.
Приобрели суперсовременную технику и шикарную мебель под старину.
Ирина купила себе «Таврию», а мужу «БМВ».

...А ещё через год у Ирины родились желанные дети. Сразу двойня.
— Как здорово! — радовалась Ирина, — и мальчик, и девочка одним махом. Не надо будет ещё раз прерывать карьеру.
Дети родились здоровые, жизнерадостные. Они почти не оглашали ночную тишину пронзительными криками, пребывая в полной уверенности относительно безусловной родительской любви.
Через месяц Ирина собралась на работу.
— Да ты с ума сошла! — воскликнул молодой муж, — а кто с детьми будет сидеть?
— Ты, — спокойно сказала Ирина, любовно прикладывая малышей к груди.
— Я?! — изумился Борис. — Я же мужчина!
— Ну и что? Разве мужчина не человек?
— Как раз наоборот! — вырвалось у мужа.
Он спохватился, но отступать не хотел. — Из века в век с детьми женщины сидят, материнство — это истинное предназначение женщины. Всё! — он рубанул воздух рукой, — увольняйся с работы. Дети подрастут, тогда посмотрим.
Ирина онемела от изумления. Она сидела, не в силах пошевелиться, и не верила собственным ушам.
— Что ты такое говоришь? — наконец выдохнула она, — вслушайся в собственные слова!
— Я говорю правильные вещи, — заметил муж.
— Куда уж правильнее, — вздохнула Ирина и уложила детей в коляску.
— Ты хоть помнишь, когда ты в последний раз приносил зарплату со своего завода? — не выдержав, поинтересовалась она.
Борис помнил, но приблизительно. Однако это замечание жены не смутило его. — Я буду подрабатывать, — ответил он уверенно.
— Ну-ну, — обронила Ирина, давая понять, что разговор закончен.
На следующее утро с детьми осталась бабушка Ирины. Но она была слишком стара, и справляться с двумя малышами ежедневно ей было не под силу.
— Ума не приложу, что делать? — вздыхала Ирина, и работа валилась у неё из рук.
— Если ты думаешь о продолжительном отпуске по уходу за детьми, то не надейся, — сказал босс. — И вообще, Иринка, нужно было об этой проблеме заранее подумать.
— Да я как-то не сомневалась, что детьми займётся Борис. Он казался мне таким современным и здраво мыслящим. Ведь я зарабатываю ровно в одиннадцать раз больше, чем он, — Ирина вздохнула.
— Ну, да, современным, — передразнил её начальник, — ходит на завод только потому, что туда два века подряд его предки хаживали. Традиции блюдёт! — шеф махнул рукой, заменяя энергичным жестом сочное русское слово.
Ирина опустила голову и с тоской посмотрела на кончик своей замшевой туфли.
— Ну, ладно киснуть. Ты мне такая тут не нужна, — шеф задумался и вдруг щёлкнул пальцами. — Эврика! — он раскатисто захохотал. — Как же я сразу не вспомнил! — он хлопнул себя по лбу.
— Говорите же, Илья Харитонович! Не томите! — нетерпеливо вырвалось у Ирины.
— Тут и томить нечего. Я знаю няню высший класс! Завтра же будет у тебя!
— Илья Харитонович! Вы не начальник, нет!!!
— А кто? — удивился шеф.
— Вы сокровище!!! — Ирина на радостях обняла Илью Харитоновича и чмокнула в висок. Её глаза сияли.
Не ожидая от уравновешенной Ирины столь эмоционального порыва, начальник крякнул и проговорил с улыбкой, — не для тебя стараюсь. Для фирмы.
Их глаза встретились. Ирина улыбнулась и искренне сказала, — всё равно, спасибо, Илья Харитонович, — и тёплая улыбка благодарности тронула её губы.

...На следующее утро ни свет, ни заря, в квартире Ирины и Бориса раздался звонок в дверь.
— Кто там? — спросила Ирина, наскоро накидывая шёлковый халат.
— Няню вызывали? — прозвучало в ответ.
— Вообще-то, да... — Ирина открыла дверь, недоумённо уставясь на звонившего.
Это был молодой парень в потёртых джинсах. В руках он держал видавший виды саквояж. На боку висела гитара. На глаза была надвинута шляпа ковбойского типа.
— Персонаж... — пронеслось в голове Ирины. — А где няня? — спросила она озадаченно и поправила упавшие на лицо волосы.
— Я и есть няня, — из-под шляпы блеснули озорные синие глаза, — вам Илья Харитонович не сказал разве?
— Нет, — растерянно обронила Ирина.
— Сюрприз, значит, — весело проговорил он, — мы проходить будем, к работе приступать, — повёл он наступление, — или так в дверях переговариваться?
— Проходите, конечно, — Ирина неуверенно отступила в глубь квартиры.
— Да, квартирка у вас ничего, — он прошёл по коридору и огляделся.
В это время из спальни выбрался Борис. — Кто это? — он изумлённо уставился на парня в джинсах.
— Я няня, — опередил тот Ирину. — По рекомендации Ильи Харитоновича.
— Простите, кто вы? — изумлённо переспросил Борис.
— У вас что, со слухом не в порядке? — весело спросил парень.
Борис собрался открыть рот, чтобы поставить на место нахала, но тот опередил его, — меня зовут Валера. Ну, где у вас дети? Показывайте.
Ирина бросилась вперёд, — сюда, пожалуйста, проходите.
Войдя в детскую, она прижалась спиной к двери.
— Вы, правда, няня? — спросила Ирина, — вы не шутите? От Ильи Харитоновича?
— Да вы номер наберите и спросите у него сами, — Валера взял телефонный аппарат и поднёс Ирине.
— Нет, не надо. Я вам верю, — Ирина облизала пересохшие губы.
— Да не волнуйтесь вы так. Всё будет хорошо. Ух, какие карапузы, — он наклонился над детьми. — Мальчик и девочка, — удовлетворённо произнёс юноша. — Хорошо, что их двое.
— Почему? — удивилась Ирина.
— Потому, что с двумя интереснее, чем с одним. Не сто же лет они будут в колыбели прохлаждаться. Ходить начнут, бегать, вот тут мы и развернёмся, устроим вам «Зарницу». Да шучу я. Не бойтесь, у меня хороший характер.
— Вот, — он протянул Ирине какие-то бумаги.
— Что это? — спросила она недоумённо.
— Как что, — в свою очередь удивился он, — рекомендательные письма. Всё, как полагается.
— Значит, вы уже работали с детьми? — облегчённо сорвалось с губ Ирины.
— Конечно, работал. Не с бухты же барахты меня вам прислал Илья Харитонович, — он озорно подмигнул ей своим синим глазом, — сработаемся.
— Ну, вы располагайтесь, — Ирина обвела жестом комнату. — Там всё, и ванна, и шкафы, — она улыбнулась, — если что будет нужно, скажите.
— Обязательно, — широко улыбнулся он.
Ирина вышла и плотно закрыла за собой дверь.

...Борис сидел на кухне и яростно барабанил пальцами по столу.
— Ну что?! — спросил он, едва Ирина вошла, — выпроводила?
— Нет. Зачем же? У него опыт работы. Рекомендации, да и вообще, Илья Харитонович...
— Что Илья Харитонович? Твой начальник выжил из ума! Ты что, хочешь оставить с моими детьми этого ковбоя?!
— Не с твоими, а с нашими, — поправила Ирина. — И почему бы нет? По-моему, выбора у нас нет. Я не могу бросить работу.
— Не хочешь! — зло сказал муж.
— И не хочу, и не могу, — ровно произнесла Ирина. — Проблема решена. Закроем тему.
— Ну уж нет! Я этого так не оставлю! — супруг сорвался с места, хлопнул дверью и с грохотом исчез.
Ирина сварила кофе, достала масло, джем, икру. Сделала разные бутерброды.
— Валера, — она постучала в детскую. — Идите завтракать.
— Не откажусь,— донеслось в ответ.
И через пару минут они уже сидели на кухне и пили кофе из светлого японского фарфора.
— А где муж? — спросил Валерий.
— А, унёсся, — Ирина махнула рукой.
— Кажется, я пришёлся ему не по вкусу?
— Сработаемся, — неожиданно засмеялась Ирина и поднялась, — вы тут хозяйничайте, а мне пора.
— Ладно, привет Илье Харитоновичу! — Валера щедро намазал на хлеб икру и вонзил в бутерброд крепкие молодые зубы.

...Илья Харитонович встретил Ирину у дверей, в предвкушении потирая руки, — ну, удружил я тебе, Ирочка?
— Удружили. Нечего сказать. Борис в бешенстве. — Ирина вздохнула, — он что, правда хорошо справляется с детьми?
— Кто? — наивно поинтересовался начальник.
— Кто-кто! — в сердцах проговорила Ирина, — ваш протеже?!
— Обижаешь, Ирочка, — протянул Илья Харитонович, — сама убедишься, — добавил он уже серьёзно. — Ладно, давай за работу. О пустяках потом поболтаем.
И они разошлись по своим кабинетам.

...Со временем, впрочем, довольно скоро, Ирина убедилась, что начальник прав. Дети были ухоженными, весёлыми, почти никогда не болели. С Валерой тоже никаких проблем.
Чего не скажешь о Борисе. Его словно подменили. Вечно хмурый, недовольный. Он находил тысячу причин, чтобы поворчать или просто хлопнуть дверью.
Ирина пыталась, как могла, восстановить утраченный мир. Была ласкова с мужем. Охотно тратила на него деньги.
— Боренька, — шептала она по ночам, жарко целуя мужа, — у тебя времени свободного предостаточно. Почему бы тебе не уделять его детям?
— А зачем им отец? — говорил он невесело, — у них классная няня.
— Няня няней, но они же тебя любят. Ты же их папочка, папуля, — она шутливо бодала его головой, тормошила, смотрела с любовью в глаза.
— Давай спать, Ирина, мне завтра на работу. Завод — это предприятие серьёзное, не то, что ваша шарашкина контора.
Ирина принимала слова мужа за шутку и весело смеялась. Именно её «шарашкина» контора позволила им неплохо устроиться в жизни.
Но Борис всё чаще поворачивался на бок и засыпал, избегая близости.
— Боря, что с тобой? — Ирина пыталась повернуть мужа к себе лицом, — я хочу тебя! Я соскучилась. Ну, не спи! Помнишь, какие баталии мы устраивали в постели каждую ночь, Боря, Боренька?!
— Помню. Но я устал. Я хочу спать. Угомонись, Ирина. В конце концов, нам уже не двадцать лет.
— Тридцать! Какая разница! — она стаскивала с него одеяло, — Борис!
Но он засыпал, так и не повернувшись к ней.

...Ирина стала невольно замечать, какие упругие ягодицы у их охранника.
Просмотрев очередной отчёт, она ловила себя на том, что любуется ухоженными руками молодого бухгалтера. А когда в коридоре натолкнулась на курьера и ощутила животом скольжение его бедра, то поняла, что так больше продолжаться не может.
...Задушевный разговор с мужем кончился грандиозным скандалом. Ирина узнала о себе много нового и интересного...
Оставшись одна и успокоившись, она спросила себя, — хочет ли она изо дня в день склеивать разбившуюся тарелку семейного благополучия? И что это даст ей? Детям? Мужу?
Приняв решение, Ирина выпила сок и уснула.
Через два месяца она сказала Валере, что переезжает с детьми на новую квартиру и будет благодарна ему, если он не станет задавать ей вопросов.
— Какие вопросы, — ответил он. — Это не моё дело. У меня дети. И всё.
Но, переехав на новое место, он обалдел, — а где мебель?
— Будет мебель. Устраивайся пока в детской. Там всё есть. А остальные комнаты обставим постепенно в течение трёх, четырёх месяцев...
— Тогда ладно, — вздохнул юноша.

Борис был ошарашен внезапным для него решением Ирины. И мать, и друзья говорили, что Ирина никуда не денется. Смирится — двое детей не шутка, и ему удастся настоять на своём.
И вдруг, как гром среди ясного неба, переезд и требование развода.
Дать развод Борис наотрез отказался. Однако их всё же развели...
Его попытки отобрать детей и таким способом заставить Ирину вернуться кончились для него тем, что Ирина назначила встречу, во время которой процедила сквозь зубы несколько фраз. Борис посмотрел в глаза бывшей жены, и у него пропала всякая охота досаждать ей. Они расстались навсегда.

Классная няня После развода Ирина, несмотря на загруженность на работе, старалась как можно больше времени уделять детям.
Вдвоём с Валерием они возили детей на аттракционы и прогулки...
Было шумно и весело. Валерий радовался совместным вылазкам не меньше детей.
А потом, когда возвращались домой, Ирина вела машину и смотрела в зеркало на то, как юноша заботливо укладывает уставших малышей на мягкое сиденье.
Сколько нежности было в его голосе, сколько ласки в руках.
— А ты что, всегда мечтал быть няней? — спросила Ирина однажды.
— Ага...
— Странно...
— А чего здесь странного? У каждого своё призванье. Вам вот фирма нравится, а мне дети. Я вообще-то музыкальный работник, — добавил он неожиданно. Музыка развивает детские способности и благотворно влияет на психику. Конечно, не любая... Мне скоро диссертацию на эту тему защищать, но Вам, наверное, не интересно? — спохватился он.
— Почему же, наоборот, очень интересно, — Ирина пристально посмотрела в его синие, никогда не унывающие глаза.
Валера смутился, его щёки вспыхнули, как яблоки, созревшие под лучами летнего солнца, но он быстро взял себя в руки, — ладно уж, слушайте, раз интересно.
И он подробно начал объяснять ей, какая музыка и как влияет на человеческий организм.
Ирине действительно было интересно, и она внимательно, не перебивая, слушала его.

Дети обожали Валерия до такой степени, что Ирина порой чувствовала уколы ревности в сердце. Хотя тут же сама над собой иронизировала.
Однажды она на целую неделю уехала в командировку. Ужасно скучала по детям.
Самолёт прибыл поздно, и домой она добралась только в час ночи.
Стараясь не разбудить домочадцев, она пробралась в ванную комнату, а потом на кухню, чтобы сварить себе кофе и немного поесть.
Ирина очень удивилась, когда увидела на столе зажжённые свечи, аппетитный ужин с бутылкой вина и густо-вишнёвыми розами в тонкой хрустальной вазе.
Она огляделась и хотела включить свет.
— Не надо... — услышала Ирина тихий голос, и только сейчас разглядела, что Валерий сидит в углу на стуле и смотрит на неё каким-то странным туманным взглядом.
— Валера... — почему-то прошептала Ирина, — что ты тут делаешь?
— Вас ждал. Ужин приготовил. И немного заснул. Вы ешьте, я очень старался.
— Спасибо, — растерянно проговорила Ирина. — Давай вместе.
— Нет, это только для вас. Я уже поел. Ну, я пойду, — он поднялся со стула.
— Не уходи... Одной есть как-то скучно. Побудь со мной?
— Как скажете, — он опустился обратно на стул.
Ирина попробовала приготовленное им блюдо, — о! Как вкусно! Ты не только няня, но и шеф-повар! — похвалила она. — Слушай, открой бутылку, я что-то выдохлась. Нет сил открыть пробку.
Валерий откупорил вино и налил пенистую жидкость в её бокал.
— Спасибо. А себе?
— Если только чуть-чуть...
— Чуть-чуть, чуть-чуть, — передразнила она. — За что выпьем?
— За ваше возвращение и за наших детей.
Он так и сказал — за наших.
Ирина удивлённо изогнула бровь, — как ты сказал?
— А что тут удивительного? Я всё время с ними. Я люблю их. Первое слово, первый шаг. Они растут день за днём, час за часом на моих глазах, на моих руках, и значит, я не имею права сказать — мои дети? — обиженно спросил Валерий.
— Ну, я не знаю, — бокал дрогнул в руках Ирины, и влага пролилась на скатерть.
— Извините, я кажется, действительно, брякнул глупость. Я лучше пойду спать.
— Спокойной ночи, — он поставил свой нетронутый бокал обратно на стол и вышел.
Ирина сидела, тупо уставясь на пятно, которое медленно увеличивалось на её глазах.
Потом включила свет. Плотно поужинала. Допила почти всю бутылку шампанского. Убрала со стола и вышла из кухни.
— Ты спишь? — спросила она, подойдя к двери, за которой не было слышно ни шороха, ни звука.
— Нет, — донеслось в ответ.
— Можно мне войти?
— Войдите. Вы здесь хозяйка, — почти детская обида прозвучала в его голосе.
Ирина открыла дверь. Подошла к его постели и села на край.
— Ты прости меня, — она коснулась пальцами его щеки.— Знаешь, я, наверное, разучилась воспринимать некоторые очень простые вещи.
— Нет, это не так, — прошептали его губы.
— Просто, когда приобретаешь одно, другое как бы уходит в сторону, — продолжила она. — Это как фары бросаются в глаза, а вот про звёзды или светлячков в траве забываешь. Нужно исправить эту оплошность, — Ирина улыбнулась, — поможешь мне?
— Помогу, — тихо выдохнул он и высветил её душу до дна синевой небесных глаз.
Ирина наклонилась и поцеловала его в губы. А потом оторвалась и посмотрела ему в лицо.
Он лежал на спине, закрыв глаза, и дышал чересчур ровно.
— Валера! — волны желания забились внутри её естества, заставляя быть нетерпеливой и безоглядной.
Одеяло за ненужностью было сброшено на пол.
Он оказался неумелым, но страстным любовником. Прижимался к ней так жарко, так горячо. И всё время что-то шептал. Она не могла разобрать ни слова, но это бормотанье усиливало её и без того распалённую чувственность.
— Милый мальчик, сладкий мальчик! — выдыхала она, обжигая его дыханьем, и падала в бездну очередного оргазма.
— Любимая, — слетало с его губ, — любимая. Единственная.
В пылу страсти Ирина не придавала этим восклицаниям ни малейшего значения.
Она жадно наслаждалась его молодым, сильным телом, его энергией, бьющей через край. Всё остальное казалось размытым и далёким...
Насладившись, Ирина до утра проспала в его постели.
А когда проснулась утром, то не знала, что сказать. Она лежала с открытыми глазами и не шевелилась. Солнечный свет стекал на пол по складкам портьер.
— Ничего не надо говорить, — тихо сказал Валерий, угадав её мысли.
Ирина перевела дыхание и посмотрела ему в глаза.
— Вам на работу пора, — проговорил он, — поднимайтесь, а то опоздаете.
— Спасибо! — Ирина благодарно коснулась губами его щеки.
— Не за что...

В воскресенье на их обычной прогулке с детьми Ирина всё-таки попыталась прояснить ситуацию.
— Видишь ли, — начала она издалека, — нам хорошо вдвоём, я имею в виду в постели, но... — она замолчала, подбирая осторожно слова.
— Да, ладно вам, чего вы мучаетесь? Я же не требую у вас платы за мою утраченную невинность, — он грустно усмехнулся.
— Валера!
— Что Валера?! Я вас в ЗАГС не тащу. Хорошо вам со мной, и ладно.
— Я не хотела тебя обидеть.
— Я и не обиделся. Вы думаете, что я из-за ваших денег? Так неправда это!
— У меня и в мыслях не было что-либо предполагать! — возмутилась она не слишком искренне.
— Как же не было! Было. Я утром по вашим глазам понял, — его голос дрогнул.
— Извини, — она едва коснулась рукой его руки.
— Ирина, — он остановился. — Не нужно извиняться. Просто пусть это будет и всё.
Она молчала, глядя куда-то поверх его плеча.
— Я ведь ничего от вас не требую. Ничего! — в синих глазах Валерия мелькнула тревога, как отблеск молнии в притихшем небе. — Вы ведь не жалеете? — спросил он прямо.
— Нет, не жалею. С чего ты взял?
— Так, показалось...

И они стали жить вместе, не афишируя своих изменившихся отношений, но и не скрывая их. Дети уже давно звали Валерия папой...
А он по-прежнему называл Ирину на вы, ни на чем не настаивая и ничего не прося, опасаясь отпугнуть её, разрушить хрупкую привязанность любимой женщины.
Любовь сделала его мудрым и терпеливым. Надеясь на лучшее, он готов был принять от неё всё, что угодно.
Ирина стала возить Валерия на презентации и вечера, представляя просто — Валерий.

...Поженились они спустя несколько лет. В августе.
А в сентябре двойняшки пошли в первый класс. Так что в школу они уже пошли с отцом, а не с няней...
Ирина захотела ещё детей. Она забеременела и родила... двойняшек.
Валерий не скрывал своего восторга, бурно проявляя радость, — Иринка, молодец!
— Вот теперь у нас настоящая команда, — восхищался он.
— Папа! А они скоро вырастут? — настойчиво допытывались первые двойняшки.
— Вырастут! Куда они денутся! — Валерий старался заграбастать в охапку всех четверых.
— Не передави! — тревожилась Ирина.
— Не передавлю. Небось, не цыплята. Вот, здорово, правда, Иринка?!
Ирина задумчиво смотрела на мужа.
— Если разведусь, третий раз рожать не буду, — сказала она с улыбкой.
— Нет, — заявил он решительно, — на развод можешь не надеяться. Я тебе его никогда не дам. Хоть убей!
— Ну, надеюсь, до этого дело не дойдёт, — Ирина рассмеялась и прижалась к мужу и детям. — Никогда не знаешь, где найдёшь. Как я вас всех люблю, родные вы мои.
И она закрыла глаза, слушая, как бьётся любящее сердце мужчины.
Её мужчины.



Feb 12 2005
Имя: IRINA   Город, страна: ROSSIAY
Отзыв:
Prochitala na odnom dyhanii! Kakaay krasivaay skazka! SPASIBO ZA ETOT PRAZDNIK!!!


Feb 15 2005
Имя: Адель   Город, страна: Москва
Отзыв:
Я тоже прочитала рассказ на одном дыхании! Понимаю, что такого быть не может в реальной жизни, но так хочется поверить в сказку... В независимости от возраста


Feb 16 2005
Имя: Автор рассказа   Город, страна: Самара, Россия
Отзыв:
Дорогие женщины! Если мы сами захотим, то эта сказка станет реальностью. Давайте вместе приближать наступление Женской цивилизации. С уважением к вам, мои читательницы Наталия Антонова


Feb 22 2005
Имя: Ксюша   Город, страна: Иерусалим
Отзыв:
Женская цивилизация, это когда женщина принимает на себя функции и манеру поведения самца? Героиня ищет любовь или существо объединяющее в одном лице качества няни, домработницы, "юноши по вызову". При этом он ещё должен быть неопытен, а лучше всего невинен. Знакомо звучит, не правда ли? Надо только изменить окончания. При всем уважении к автору - это Домострой наоборот. Или Домострой по женски. Унизительная ситуация для того против кого она обращена, не важно мужчина это или женщина. Мы хотим любви, понимания, взаимоуважения или мести?


Feb 22 2005
Имя: Светлана Дзюба   Город, страна: Луганск, Украина
Отзыв:
Я бы не сказала так. В этом рассказе любовь Ирины и Валерия выглядит гармонично, оба занимаются любимым делом, никто ни на кого не давит. А мстит как раз Борис Ирине за успешность. Вряд ли священная обязанность женщины - жить всю жизнь с человеком, с которым давно уже нет ничего общего. Любви здесь Ирина не искала - занималась делом, и всё. По-моему, "виновна" она только в одном: в том, что любит свое дело и оно у нее получается. Женщинам не нужно копировать во всём мужчин, на чужом поле выиграть очень и очень проблематично. Нужно создавать свои правила игры. Какие? А вот это хорошо бы обсудить вместе.


Aug 30 2005
Имя: Iryna   Город, страна: España
Отзыв:
Dyakuyu za chudovo provedenyy chas. Meni duze spodobalas zya istoria, jocha za mezi prostoi "kazky" vona ne vyjodyt. Legko buty shchaslyvym, koly vsi storony zyttya garmoniyno povyazani, ale spravzne mesteztvo znajodyty shchastya, koly vse dovkolovalytsya. Dyakuyu.


Mar 26 2006
Имя: Ирина   Город, страна: Москва
Отзыв:
Что сказать. Я читала многие рассказы Натальи Антоновой. Человек хочет любви. И пишет об этом...В большинстве именно сказки, потому что женщины склонны к сказкам. И местам о таком принце, как в этом рассказе. Хоть больше похож на правду именно Борис, увы... Хотя бывают и в жизни сказки воплощаются, хоть и редко.

НАПИСАТЬ ОТЗЫВ:
Имя:* Откуда:
Отзыв:*


Другие рассказы и сказки Наталии Антоновой:


[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]