Игра - afield.org.ua Этот перекрёсток словно родной мне. Живя в большом городе, просчитываешь время, отпущенное на дорогу, с точностью до нескольких минут. И редко ошибаешься. Вон на том светофоре, чуть дальше, возле пешеходного перехода, только что зажёгся зелёный, и машины тронулись. На этом, что установлен на пересечении улиц, сейчас будет красный. Значит, в запасе двадцать секунд, чтобы перейти перекрёсток по диагонали. Этого времени вполне хватит, чтобы успеть на маршрутное такси. 


[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]


Дмитрий Лобов

Игра
Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12

Глава 3

     «По-моему, едет моя маршрутка», — вглядываюсь в очертания и цвет микроавтобуса, что метрах в четырёхстах от перекрёстка. Ускоряю шаг.
     Этот перекрёсток словно родной мне. Живя в большом городе, просчитываешь время, отпущенное на дорогу, с точностью до нескольких минут. И редко ошибаешься. Вон на том светофоре, чуть дальше, возле пешеходного перехода, только что зажёгся зелёный, и машины тронулись. На этом, что установлен на пересечении улиц, сейчас будет красный. Значит, в запасе двадцать секунд, чтобы перейти перекрёсток по диагонали. Этого времени вполне хватит, чтобы успеть на маршрутное такси.
     Перехожу улицу, справа выворачивает старенький «Ford Scorpio». На жёлтый проехал, не иначе. Поднимаю руку в жесте «стоп» и укоризненно качаю головой — подначиваю того, кто за рулём, мол, «ай-яй-яй, нехорошо, товарищ водитель, на жёлтый свет светофора ездить-то». Нагловато, конечно, с моей стороны, но здесь тебе не Москва, где за подобные жесты можно узнать, кто твои мама и бабушка, и что с ними делали. Поэтому мысленный конфликт ограничивается сначала изумлённым, потом злым выражением лица водителя.
     Усевшись на сидении, бросаю взгляд на наручные часы: пятнадцать минут десятого. Опаздываю. Как устроился на эту фирму, первую неделю приходил на службу без пяти девять. Потом в начале десятого. Теперь к десяти. Нынешний шеф — либеральный человек. Вот и пользуюсь добротой. Жду, когда напишет мне в «аське»: «Ай-яй-яй, нехорошо, Олег Валерьевич, на работу опаздывать-то».

     — Привет, трудоголики! — радушно бью по раскрытым ладоням Сереги и Виталика, войдя в кабинет.
     — Ладно-ладно, — добродушно огрызается Виталик и подмигивает Серёге. — Зато пораньше уйдём.
     — А вот это мы ещё посмотрим, — парирую я, подняв указательный палец: мол, не говори гоп, пока не перепрыгнул.
     Разворачиваюсь, иду вешать куртку во встроенный шкаф-купе. Сзади слышится смех Сергея: «Вот гад!» Улыбаюсь.
     Одновременно со спамом, что щедро насыпает автозагруженный «БАТ», на панели задач начинает мигать письмишко. Навожу курсор. Шеф, блин. Хотел было вслух риторически спросить, что ему понадобилось в такую рань, и вспоминаю о том, что одиннадцатый час.
     «Олег, появишься на работе, зайди. Нужно кое-что обсудить», — в сообщении шефа.
     «Надеюсь, не трудовую дисциплину», — мрачно вздыхаю в ответ, поднимаюсь и застёгиваю пиджак на все пуговицы. Офицерская привычка. Никак от неё не избавлюсь...

Игра      — Господи, что с тобой, Даша? — поражённо смотрю на секретаршу, прижимающую платочек к уголкам глаз.
     Знаю, что Даша разрывается, совмещая обязанности секретаря и менеджера по кадрам. Таких людей невольно уважаешь, сочувствуешь им. Но желания становиться на их место не возникает. А в эту минуту сочувствую Дарье вдвойне, наблюдая её всхлипыващей, утирающей нос и пытающейся сделать вид, что ничего не происходит.
     — Да ладно, — отмахивается она и вяло ворошит бумаги на столе, — не обращай внимания.
     — Как это не обращай? Первая красавица фирмы плачет, надрывая мужские сердца, а говоришь, не обращай внимания, — льщу, не моргнув глазом.
     — Потом как-нибудь расскажу, — уводит тему Даша, — ты к Петру Васильевичу? Заходи, он один.
     Пожимаю плечами, мол, потом так потом. Берусь за дверную ручку, собираясь переступить порог директорского кабинета, как из смежного кабинета выходит ассистент директора, Виктория.
     — Привет, Олег! — у Вики такой вид, будто собирается что-то сказать и не решается.
     — Привет, Вика, — оборачиваюсь к ней и терпеливо жду секунду.
     — Расскажи ему, — обращается она к Даше и слегка ведёт головой в мою сторону.
     — Да что тут рассказывать?.. В общем, заношу сегодня копию приказа на отпуск Урсуловой. Она рвёт его пополам и говорит, что я обязана делать для неё оригинал. Я что теперь, должна делать два оригинала? Это ничем не предусмотрено, — жалуется Дарья.
     — Действительно, не предусмотрено. И что, из-за этого весь сыр-бор? — недоумеваю я.
     — Если бы. Видел бы ты, как она швырнула мне этот порванный приказ в лицо. Ещё и добавила при этом: «Что ты тут, девочка, мне подсовываешь?»
     — Да. Это недопустимо, — соглашаюсь я.
Игра      — Пыталась сделать ей замечание, чтобы вела себя пристойно, — продолжает Даша. — Так та зашипела: «Сучка, я — не я, если не уберу тебя с предприятия».
     Слезинка сорвалась с нижней ресницы, и Даша снова прижала платочек к глазам. Мне хочется успокоить её как-то, погладить по голове. Но, боюсь, она не поймёт чистосердечного жеста.
     — Хрена ж себе! — возмущённо восклицаю я.
     — Слушай, Олег, Урсулова уже всех достала: юриста, Дениса, теперь Дашу. Мы можем как-то по-умному надавить на неё? Чтобы угомонилась.
     — Что-то придумаем. Обещаю сегодня же заняться этим, — почёсываю затылок и вхожу к шефу.
     Шеф встретил искренней улыбкой и рукопожатием. Мы обсудили пару рабочих моментов, посоветовались. Заодно перебрали несколько компакт-дисков, лежащих на верхней панели его модного музыкального центра, — шеф, как и я, отъявленный меломан. Я рассказал пару интересных фактов из биографии исполнителей, чьи творения в тот момент потихоньку проигрывались, насыщая атмосферу гитарными аккордами. Напоследок получил новую задачу и вернулся к себе размышлять, каким образом мы можем сообща насолить Урсуловой, главному бухгалтеру.
Игра      Главного бухгалтера я невзлюбил с первого взгляда. Урсулова устроилась на фирму на неделю позже меня. Полагаю, что вы, так же, как и я, оцениваете людей не по одежде, не по мимике и жестам, и не по тому, что они говорят. Вот и тогда, когда директор представлял её нам, а будущий главбух щедро рассыпала доброжелательные кивки направо и налево, я взглянул ей в глаза и понял, что искренне улыбаться друг другу мы никогда не будем. Впрочем, никогда не говори «никогда». Но вовсе не её неумело напяленная улыбка, за который виднелся волчий оскал, меня оттолкнула. Люди есть люди. У каждого поровну достоинств и недостатков.
     «Я уверена, что мы сработаемся. Работы предстоит много, и, надеюсь, вы будете мне помогать. В том числе и в области управленческого учёта», — такова была её вступительная к знакомству тирада.
     «Не понял, — подумалось мне тогда. — Бухгалтерия — бухгалтерией, а финансы — финансами. Или ты хочешь заправлять всем? Не выйдет. Не дамся».
     И я вступил в тяжёлую изнурительную борьбу за право главенства над важнейшей областью деятельности предприятия. И вот, хвала Господу (или Дьяволу?), у меня неожиданно появляется сильный союзник в лице принципиальной, амбициозной и, что далеко немаловажно, приближённой к шефу Даши.
     «А вот как мы можем ей насолить, — думаю я, открыв текстовый редактор. — Мы напишем письмо директору, в котором выразим недоверие народа Урсуловой. Немного пожалуемся, попросим принять меры. Подпишут письмецо все те, кого она успела задолбать. Свалить её одним письмом не свалим, но призадуматься заставим. Заодно и нервы подпортим». Потираю руки и хищно улыбаюсь в предвкушении. На войне, как на войне. Здесь все средства хороши. К тому же это — всего лишь часть повседневной жизни. Причём не самая значительная. ЭТО — ВСЕГО ЛИШЬ ИГРА.
Игра      Выбираю в «ВинАмпе» James Last. Под плавные импровизации на классические темы хорошо размышлять. И строчить кляузы тоже. Первым делом нужно спросить Вадима, нашего юриста, чем ему не угодила Урсулова.
     — Вадим, привет ещё раз, — набираю в «аське».
     — Привет, — откликается Вадим.
     — Наслышан, что у тебя проблемы с Урсуловой. Можешь посвятить?
     — Да задолбала! К ней сотрудники обращаются за налогово-бухгалтерскими разъяснениями, а она всех пересылает ко мне :(.
     Мне уже начинает нравиться злая экспрессия Вадима.
     — Так это её работа, — немедленно соглашаюсь с ним.
     — Вот и я о том же. Я тут по судам таскаюсь, из претензионно-исковой работы не выбираюсь, а она на меня ещё и налоговое право хочет повесить.
     Отлично! Вадим начинает жаловаться. Этот парень в наших рядах.
     — Любой квалифицированный бухгалтер обязан разбираться в налоговом праве. Не то что главбух.
     — Я пару раз с ней разговаривал, и, сдаётся мне, плохо у неё с этим.
     — Да-а-а. Это не дело, — подвожу итог. — Спасибо, Вадим. Нужно как-то бороться.
     — И не говори.
     Пока завариваю чай, дабы отметить перекуром успешное продвижение дела, слышу недовольные возгласы Серёги: «Поменяй музыку! Мы сейчас уснём». Возвращаюсь к компьютеру. Меняю James Last на Modern Talking и выхожу из кабинета с кружкой в руке и сигаретой в зубах.
     На моё возвращение теперь уже бурно реагирует Виталик: «Поставил педиков каких-то». Говорю, что без проблем, и меняю Modern Talking на Iron Maiden «Somewhere In Time». Вместе с жёсткими скоростными гитарными пассами ловлю на себе ненавидящие взоры теперь уже обоих соседей. «Вот эта тема особенно классная. Пацаны, вы оцените», — убедительно обращаюсь к парням, пряча садисткую улыбку за жидкокристаллическим монитором.
     Пока звучит заглавная песня альбома, успеваю пообщаться с Денисом. С ним нужно быть осторожнее — он не станет ввязываться в открытый конфликт без особых на то причин.
     — Привет, Денис. Не сильно отвлекаю?
     — Привет. Говори.
     — Я настраиваю управленческую отчётность по твоему отделу. Пора облачать высокую эффективность работы твоей команды в приятные и наглядные цифры. Но слышал, у тебя трения с Урсуловой. Могу чем-то помочь? Конфликты нам не нужны. Они мешают делу.
     — В принципе, не знаю, чем ты можешь помочь, но секрета особенного нет. Она хочет забрать у меня проводки приходных накладных в 1С: Предприятие. Посадить на них свою подчинённую.
     — Почему?
     — Полагает, что получаю «откаты» с поставщиков.
     Откидываюсь на кресле и задумчиво потираю лоб. В принципе, не удивлюсь, если так оно и есть. Два года назад один прожжённый бухгалтер просветил меня цитатой, слышанной им: мол, если высший менджмент ворует до пяти процентов денежного оборота фирмы — то это норма. А Денис работает хорошо. Очень хорошо.
     — С чего она взяла? — возвращаюсь к переписке.
     — Вчера бахнула на стол директору десять накладных. Пять накладных идентичны пяти другим: тот же номер, дата, поставщик и товар. Но цена разная. Пришлось с шефом объясняться.
     — И что ему сказал?
     — Как что? Ошибка. Моя ошибка.
     — Я тоже так думаю. И вообще, дурой нужно быть, чтобы без доказательств такое заявлять директору.
     — Вот-вот.
     — Слушай, Денис. Я за прежний порядок. Думаю, так будет гораздо эффективнее. Избежим лишнего документооборота.
     — Спасибо за поддержку.
     — Не стоит благодарности. Денис, я вот тут по просьбе коллектива катаю письмо шефу насчёт поведения Урсуловой, недостойного главного бухгалтера. Подпишешь?
     — Подпишу, если предварительно ознакомишь.
     — Договорились.
     Отлично! Три фигуры, занимающие не последнее место в иерархии фирмы, высказывают своё «фэ». Пишу обращение угнетённых народов к светлому шефу. Отправляю электронной почтой Даше, Вадиму и Денису.
     — Пойдёт, — сообщение от Дениса.
     — Ну ты и жесток :), — от Вадима.
     — Это бомба! — спешит просигналить Даша.
     — Especially for you, honey, — делаю реверанс секретарше.
     Даша знает английский язык, и мне в ответ стучится смайлик — забавная анимированная мордашка с поцелуем на щеке.
     — Олег, хватит издеваться, поменяй музыку, — и Серёга, и Виталик вот-вот не то упадут на колени, не то отберут у меня акустические колонки.
     Уровень настроения подскочил баллов на пятьдесят, и я готов выполнить любую их просьбу.
     — Ваши музыкальные заявки, господа, — обращаюсь к ним.
     — Depeche Mode. Хочу немного сдобрить «депрессняком» твою довольную физиономию, — саркастически заявляет Серёга.
     — Tom Jones, — просит Виталик, — солнца хочу прямо в кабинете.
Игра      — Давайте так: пять хитов Depeche Mode и столько же от Tom Jones. И поставим их на случайный выбор, — отвечаю я и смотрю на часы: пятнадцать тридцать.
     Это значит, что обеды в женских желудках переварились и пора приглашать бухгалтерию (кроме Урсуловой, разумеется) на кофейный перерыв.
     — Ребята, — обращаюсь к соседям по кабинету, — как вы смотрите на то, чтобы девчонки из бухгалтерии пришли к нам на кофе?
     — Давай! — зажигаются глаза у Виталика.
     — А мне всё равно, — бурчит Сергей.
     Мы с Виталиком многозначительно перемигиваемся, мол, Серёга слишком молод, чтобы нас понять. Это мы с главным инженером женились десять и более лет назад и воспитываем дочерей. Виталик — двух старшеклассниц, я — трёхлетнюю Дюймовочку. А Сергей совершенно недавно остепенился. И, по-моему, счастливо. Это слышится по интонации и фразам, которые мы периодически улавливаем, когда он разговаривает с женой по телефону. Дай Бог ему так всегда. Ну, а мы с удовольствием поболтаем с другими женщинами. И я знаю, кому направить приглашение, — Наташе.
     C Наташей я познакомился сразу же, как приступил на этой фирме к служебным обязанностям. Короткие, крашеные в тёмно-коричневый цвет волосы. Карие глаза. Чувственные губы. Когда на них смотришь, представляешь их мягкость. Внешность можно назвать невыдающейся, если бы не бёдра. Её бёдра стоят миллион. Счастливчик тот, кто видит её каждую ночь обнажённой в постели. Но мне не жаль, что не оказался тем счастливчиком. Наташа — скрытная, неэмоциональная с виду женщина (а мне всегда казалось, что обладатели карих глаз эмоциональные люди). И мне это претит в женщинах. К тому же она выше меня. И мне всё время кажется, что должен вставать на цыпочки, целуя высоких женщин. Хотя на самом деле те могут быть всего на три-пять сантиметров выше моих ста семидесяти двух. Обладая модельным ростом, Наташа при ходьбе слегка сутулится, будто старается казаться чуть ниже. На её лице написана извечная грусть. Я уже знаю, что так отражается на лице её разбитое сердце. Мне это знакомо. Потому испытываю к ней какую-то дружескую нежность и сочувствие и втихомолку радуюсь тому, что не привлекаю её, как потенциальный партнёр. Это позволяет мне общаться с Наташей на самые различные темы. Замкнутая с виду, в мгновенных сообщениях она раскрывается. Благодаря тому, что Наташа младше на полтора года, мне интересны её замечания о женской психологии и жизни вообще. И вообще, она мне кажется тонкой и мудрой женщиной.
     — Привет, Наташич! Как дела? — пишу сообщение.
     — Привет. Дел по горло :(. Как ты?
     — Замечательно.
     — Рада, что у тебя второй день подряд исключительно приподнятое настроение. :)
     — Спасибо.
     — Не за что. Я абсолютно искренна.
     — Знаю. Мы можем не рисоваться друг перед другом и говорить как есть. :)
     — Ты прав. За это и ценю. Хоть и бываешь толстокожим.
     — Я исправлюсь. Обещаю... Чего тревожу. Хочу пригласить всех вас (кроме Урсуловой) к нам на кофе.
     — Сейчас девчонок спрошу.
     На несколько секунд в окошке «аськи» повисло молчание, затем: «Придём через десять минут». Вскакиваю с места с возгласом: «К нам идут девчонки. Через десять минут будут».
     — Ты посмотри на него, — кивает Виталик Сергею с язвительной улыбкой, — засуетился-то как.
     — А то! — отвечаю я. — Нужно жмых из кофеварки вытрясти, помыть её. Пару стульев из соседнего кабинета принести.
     По-моему, искренние женские улыбки — лучшая награда для мужчины. Тебя признают, тобой довольны и изредка восхищаются. Мужское признание и уважение — всё-таки не то. Кто не согласен, поднимите руку.
     Вот и сейчас женская стайка, весело щебеча и растворяясь в солнечных улыбках, запорхнула в наш кабинет. Виталик разносит шоколад, я каждой наливаю кофе. Оксана и Наташа, демократично одетые: джинсы и кофточки, сели полубоком, так, чтобы было видно и меня, и парней возле противоположной стены. Анжелика снова в платье. На этот раз в тёмно-зелёном, с неглубоким декольте. Усаживается между девчонками лицом ко мне и опирается на кромку сомкнутых столов Виталия и Сергея.
Игра      — Вкусный кофе, — начинает беседу Анжелика, и два остальных бухгалтера кивают в подтверждение.
     — Кто-то знает, где и как будем отмечать корпоративный Новый Год? — спрашиваю, обращаясь ко всем и ни к кому конкретно.
     Знаю, что ответить на вопрос способна только Наташа. Из всей нашей тёплой компании только она больше года работает на предприятии.
     — По-моему, там же, где и в прошлый раз, — пожимает плечами Наташа. — Нужно у Даши уточнить.
     — А где это «в прошлый раз»? — интересуется Сергей.
     — В Парке «....»
     — А-а-а, знаю это место, — констатирует Оксана.
     — Да. Тоже бывал там пару раз, — вторит Виталий, — там, по-моему, ещё заведеньице есть ресторанного типа. В этом парке и посидеть-то больше негде.
     — Постойте, — возражаю я, — насколько помню, ресторанчик небольшой. Как в нём уместится восемьдесят сотрудников?
     — Ты давно в нём не был, — усмехается Виталик, — там уже и гостиничный комплекс успели отгрохать. Не то, что ресторан расширить.
     «Точно, — думаю я, — проезжал мимо полгода назад, там как раз строительство шло». Анжелика скромно молчит и отхлёбывает кофе из кружки.
     — А что, программой праздника занимается Даша? — спрашиваю у Наташи.
     Из колонок льётся хрипотца Tom Jones «A Minute Of Your Time», и у меня в голове мелькает бесшабашная идея.
     — Наверное. Как и в прошлом году, — ведёт она бровями.
     — У меня предложение, — заявляю я. — Слышите эту песню?
     Девчонки согласно кивают.
     — Я могу выступить солистом под фонограмму этой темы. Но мне нужен второй голос. Женский. Кто-нибудь знает английский?
     — Анжелика хорошо знает, — машет кружкой Наташа в сторону Анжелики.
     — Really? — спрашиваю у Анжелики.
     — So, so, — подтверждает та.
     — Вот и отлично, — улыбаюсь я. — У меня есть смокинг. Надеюсь, вечернее платье проблемы не составит. Учи слова!
     — Запросто, — отвечает Анжелика и закидывает ногу на ногу.
     — А я буду Дедом Морозом. Станцую, пока будете петь, — дурачится Сергей.
     Все вокруг негромко смеются, но мне смех не слышен. Взор притягивают колени Анжелики. Точёные, аккуратные колени и ровные, идеальные в своей тонкости ноги. «Сногсшибательные колени», — восхищённо констатирую я и поднимаю взгляд. Анжелика, не мигая, смотрит мне прямо в глаза. Взор её спокойный, тёплый и изучающий одновременно. Но что-то есть ещё, кроме спокойствия и тепла... Неужели?! Да. Точно, я не ошибся. Я не могу ошибиться в этом. Это во мне запрограммировано точно так же, как и в любом другом мужчине. В её глазах интерес...

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12

Опубликовано на сайте Поле надежды (Afield.org.ua) 7 июля 2007 г.


ПРОИЗВЕДЕНИЯ ДМИТРИЯ ЛОБОВА:
Несостоявшаяся реальность, или Состоявшаяся нереальность. Рассказ
Один день. Рассказ
Отпускаю тебя. Рассказ
История одного утра. Рассказ
Сердце. Повесть



Aug 21 2007
Имя: Ирина   Город, страна: Украина
Отзыв:
Уважаемый Дмитрий! прекрасная повесть, с нетерпением буду ожидать продолжения. Если есть возможность, сообщите где и когда можно прочитать окончание повести.





[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]