[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
aliexpress com на русском, no.

Елена Карлинг
Приурочено ко Дню Знаний — 1 сентября.
Посвящается моей подруге Любови У.


Продолжение историй:
Гитарная рапсодия, или один из способов покорения Москвы
Летняя арабеска
Осенняя тарантелла


Елена Карлинг

САРАБАНДА ДЛЯ СОРНЯКОВ

Сарабанда для сорняков      Начало новой эры, а именно 2001 год, по велению судьбы Люка встречала в Канаде. Жизнь в России в течение длительного периода не баловала её ни в личном плане, ни востребованностью по специальности, не говоря уже о карьере. К тому же подрастала дочка Иветта, о нормальном будущем которой тоже стоило призадуматься и позаботиться.
     Благодаря подруге-компьютерщице быстро разместили первые попавшиеся фото на разные сайты знакомств, и письма повалили валом, а для желающих встретиться даже был составлен график, в связи с большим наплывом. Среди пяти сотен претендентов наконец-то был выбран достойный кандидат в женихи, максимально соответствующий Люкиным требованиям и представлениям о будущем хранителе её судьбы и сердца. Всё произошло довольно-таки быстро. Не прошло и года, как Люка в качестве законной жены гражданина Канады Джона Рэйнбов, рядового клерка небольшого местного банка, уже встречала новое тысячелетие в уютном маленьком домике на окраине города Монтебелло провинции Квебек.
Сарабанда для сорняков      Ёлка светилась всеми цветами радуги, и под звон шампанского Люка загадала желание, которое виделась ей радужной чистой палитрой — жизнью на её новой Родине, как та гирлянда на ёлке.
     Жильё представляло далеко не дворец, всего лишь небольшой деревянный домик двадцатилетней давности на северной окраине города, чуть ли не в лесу, правда, с уютным садом и парковкой, плюс гараж на одно место. Да и машина марки Форд, но, правда, с ручным приводом, тоже была в возрасте. Но ведь и Люка пока ещё не была королевой.
Сарабанда для сорняков      Постепенно адаптировались. Дочь делала успехи в школе, Люка постигала азы английского языка на курсах. Много гуляли, ездили на природу, знакомились с местными достопримечательностями. Люка начала брать уроки езды на машине, причём довольно успешно. Жизнь текла размеренно и спокойно, и, казалось, ничто не предвещало каких-либо неприятностей и проблем. Всё это осталось на Родине.
     Но жизнь всегда полна разного рода сюрпризами. И неожиданно наша героиня оказалась в самом их центре.
     Во время поисков частного учителя по музыке — как таковых музыкальных школ здесь не существовало, а чадо желало продолжить обучение игре на скрипке — случайно наткнулись в рекламе на учителя фортепиано, оказавшейся соотечественницей. Позвонили, в надежде, что та поможет в поисках, и та «помогла», а во что это вылилось, слушайте.
Сарабанда для сорняков      В первом же телефонном разговоре было горячо обещано свести с лучшим педагогом по классу скрипки местного университета, являющейся её подругой, которая непременно возьмётся просвещать дочь далее. Также соотечественница не замедлила напроситься в гости. Причём приехала с тремя своими приятельницами. И понеслось. Начались встречи, ответные визиты, звонки, совместные шоппинги, празднование дней рождений. Люка моментально обросла новыми знакомыми, её затянуло в этот круговорот, как ряской маленькое лесное озеро, затерявшееся в дремучем лесу. Вскоре Люку уговорили принять участие и в Празднике Масленицы, проводившемся местной русской общиной. И вот в длинном сарафане и кокетливом кокошнике, удивляя всех своей натуральной русой косой, она уже с удовольствием танцевала в хороводе, а потом лихо разносила блины. Героине показалось, что она попала в свою юность, которая в изобилии была наполнена разного рода праздниками, вечерами, фестивалями, драматическими постановками и размеренным спокойствием, чистотой и искренностью. Но детство и юность всегда неожиданно кончаются. Видимо, попав под чары праздника и дурман русского духа, Люка забыла, что уже давно этой жизнью правит зрелость.
Сарабанда для сорняков      Вскоре выкристаллизовались и, так называемые, лучшие подруги. Их было несколько, среди которых главенствовала фортепьянная учительница. Она так и не помогла найти для дочки учителя по классу скрипки, так что Люка с мужем сами подыскали пожилую канадскую учительницу-пенсионерку и возили туда дочь раз в неделю. Конечно, хотелось бы кого-то посовременнее и поактивнее, но жаркие обещания подруги растворились в обыденности дружеского общения, которое было дорого нашей героине, которой так не хватало атмосферы культуры своей родной страны.
     С некоторыми из вновь прибывших русских Люка и сама познакомилась на работе в ближайшем супермаркете, где она уже несколько месяцев подрабатывала. В свою очередь она познакомила своих старых подруг с ними. Люка не задумывалась о показаниях жизненного опыта, из которого следовало, что несколько хищников вряд ли уживутся в одной клетке, победит самый зубастый, или они вообще истребят друг друга. Так случилось и здесь.
Сарабанда для сорняков      Вот уже второй год Люка проживала на новой Родине. Жизнь протекала размеренно, по-своему интересно. Героиня уже потихоньку водила старенькую машину мужа, на работе дослужилась до супервайзера, в семье был достаток и лад, дочь подрастала. Всё бы и хорошо, но вот время от времени то от одной, то от другой из подруг до неё стали доходить не совсем красивые слухи о ней самой, о муже, об их дешёвом старом доме (так как на втором году жизни муж не оказался способным купить ей машину, в смысле взять в кредит), о внешних «достоинствах» мужа, её неперспективной работе, а также шли злобные нападки относительно успехов её дочери, которая дотягивала только до хорошистки, даже о совершенной красоте ребёнка и её гордости — саде-огороде, где овощные грядки с подачи друзей сравнивались с могилами, и огромное количестве цветов, а особенно небывалой красоты подсолнухи, к удивлению выросшие в этом далеко не тёплом климате, — с мутантами.
Сарабанда для сорняков      А ведь сколько раз она выслушивала слёзные истории своих подруг и знакомых об их проблемах в отношении с мужьями, трудностями с детьми, работой, здоровьем, советовала что-либо приемлемое, успокаивала, приезжала по первому зову, брала товар для них в своём магазине со скидкой, которая ей полагалась, как работнику магазина, причём этот же товар она часто сама же и относила обратно, так как он не подходил её знакомым, но она никогда не имела никаких претензий по этому поводу, а тем более, никогда не злословила относительно их жизни. А муж Люки? Он почти всем её знакомым неоднократно чинил и настраивал компьютеры, находил и внедрял бесплатные программы, неплохо соображая в этом деле, и даже возил одну подругу с работы в течение двух месяцев. Всё хорошее, что делала Люка, почему-то все принимали, как должное. Этот испорченный телефон стал надоедать Люке, и она свела общение со всеми до минимума, стараясь общаться исключительно по делу. Может быть, всё и сошло бы на нет и утряслось бы, если бы не случилось нечто.
Сарабанда для сорняков      Второй Новый Год решили справить тихо в кругу семьи, не реагируя на приглашения общины и отдельно взятых личностей. Но одна из новых знакомых вдруг позвонила в канун праздника и, заливаясь соловьём, всё-таки уломала Люку приехать к себе с семьёй на торжество, хотя та чувствовала лёгкое недомогание, едва оправившись от вирусной простуды.
     На праздник собрались знакомые подруги, которых Люка почти не знала. Всё, вроде бы, прошло неплохо, отменно повеселились, и гости стали расходиться, Люка с семьёй тоже засобиралась. Подруга же стала уламывать их остаться, хоть это и не принято за границей. Но так как ехать было далековато, к тому же ударил нешуточный мороз, да и было далеко за полночь, они остались. Приняв приглашение, Люка умилялась доброте подруги, мысленно выделяя её из остальной когорты, которая показала другое лицо.
Сарабанда для сорняков      Через несколько дней, созвонившись с подругой, Люка удивилась странному разговору, состоящему из одних недомолвок и вызывающего тона. Когда она попыталась узнать, что случилось, то выяснилось, что после новогодней ночи у одной из гостей пропало 100 долларов из кошелька, оставленного в кармане пальто в прихожей, и что подруга уже держала совет с остальными гостями, обсуждая пропажу, после чего был вынесен вердикт, что, кроме Люки и членов её семьи, это некому было сделать. Трубка выпала из рук Люки из-за такой чудовищной клеветы, и сердце просто разрывалось на части от боли. Как могли они поступить так с ней, легко и беспощадно оклеветав в воровстве, когда та ничего, кроме доброты и участия, не дарила людям, ничего не требуя взамен? Ведь Люка и муж работали, денег на жизнь хватало, у ребёнка было всё — и велосипед, и телевизор с музыкальным центром, и даже собачка, скрипка, кроме того, ребёнку никогда не отказывалось в карманных деньгах. Она думала и о том, что всю новогоднюю ночь её семья сидела с правой стороны стола, не бродила по дому и не выходила в прихожую, единственное — пользовались туалетом, который и находился в противоположной стороне от прихожей.
Сарабанда для сорняков      Люка решительно задумалась о завершении дружбы со всеми своими знакомыми среди русских эмигрантов, слишком уж тяжёл был для неё этот крест. Она не такая, как этот сброд, она просто заблудилась в этом стаде. Надо отсечь и выжечь всё один взмахом, как бы больно ни было, и раствориться только в семье. Что она и сделала. Будучи сильной и самодостаточной личностью, призвав на помощь свою профессию литератора, она выразила протест, написав несколько рассказов, где прототипами стали не лучшие представители русской общины этого города. В своих рассказах Люка попыталась осветить их пороки, наказать злость, дать отпор лжи, зависти, сплетням, пересудам. И у Люки получилось. Рассказы были опубликованы в самом известном женском интернетовском журнале. Повалили письма читателей, конечно, была и критика, но большинство ответов сквозили позитивом. Завязалась переписка с читателями. Виртуальный журнал хорош тем, что его можно читать в любой точке мира, а соотечественников везде хватает. Некоторые читатели ей даже пели дифирамбы, что она, мол, пишет захватывающе, без воды, в маленьком объёме передаёт много интересных событий, некоторые же просто осыпали комплиментами, говоря, что она пишет лучше, чем сама Маринина, например, а также что она талантлива, и что у неё большое будущее.
     И тут ударил гром оттуда, откуда его совсем не ждали. Конечно же, её писательская деятельность не осталась незамеченной и представителями местной русской общины. Сначала ей позвонила глава общины, некая пожилая активная женщина, и попросила, с лёгкой долей угрозы, больше не писать грязные пасквили на добропорядочных русскоязычных представителей этого города, и что, вообще, ей позвонили восемнадцать человек и пожаловались, что это написано о них.
Сарабанда для сорняков      — Какие 18? — подумала Люка, — всего пока было написано два рассказа, где было трое главных и столько же побочных героев? К тому же имена, фамилии, ситуации и географические названия были изменены. Но глава общины была непреклонна. Она сказала, что если ты, мол, не остановишься, тебе же хуже будет, вплоть до применения административных, а может, и других мер похлеще, но уже через суд, также в разговоре повеяло и «возможностью физической расправы». Потом посыпались анонимные звонки от так называемых «бывших подруг», электронные письма с угрозами и матом, подняли эту тему и на форуме вебсайта русской общины местечка, где про Люку понаписали такое, что другой бы впору наложить на себя руки или просто тихо исчезнуть из города, но только не Люке. Её это не сломило и не испугало, даже после получения письма, где было сказано, что на неё собирают материал для судебного иска. И тут Люка вдруг вспомнила, что у одной второстепенной героини, прототипом которой была одна из бывших знакомых, муж оказался адвокатом. Но и после этого Люка не обращала на них внимания и продолжала жить и писать. Русская община опустилась до того, что стала слать оскорбительные письма редактору того виртуального журнала, где напечаталась Люка, что впоследствии повлияло на возможность печататься там дальше, хотя к этому моменту она успела напечатать там ещё и автобиографическую повесть, чтобы доказать общине, что и себя она не боится выставлять в качестве главной героини, вывернув свою личную жизнь наизнанку. Но, к сожалению, после этого в том журнале печатались только публицистические материалы Люки, а потом и вовсе отношения с редактором сошли на нет. Люка оказалась бомбой, последствия которой не каждый редактор может выдержать и воспринимать на ура. Даже муж посоветовал завязывать с её писательскими делами, большей частью для того, чтобы не трепали нервы всей семье и оставили в покое. Но Люку ничто не сломило.
Сарабанда для сорняков      А дальше — больше. Представители русской общины стали приходить и на работу к Люке. Они вели малоприятные разговоры с работниками о Люке, типа того, как та потом узнала, что она якобы ворует, говорили ей самой маты в спину, также неудивительно, что о ней писали грязные анонимки начальству. В итоге Люка потеряла это место, её уволили без объяснений. Потом она перешла в другой магазин, но всё повторялось снова и снова в течение двух лет — увольнения без причин, перевод на менее квалифицированную работу или урезание часов. Вот так Люкина писательская деятельность ударила и по карману тоже. Если же она где-то встречалась с русскими на публике, те сразу отворачивали носы в сторону, бросая в спину шипящее: «У, писательница». Это случалось почти всегда при встречах со старыми знакомыми, но и очень часто даже и тогда, когда она сталкивалась в общественных местах и с совсем незнакомыми ей русскими, видимо, вновь приехавшими, но уже прослышавшими о ней и боявшимися её как огня — а вдруг она войдёт в доверие, намотает на ус сказанное ими и напишет про них тоже? Её боятся и обходят стороной и по сей день, вот уже на шестом году её писательской славы. А ещё до неё дошли слухи о том, что многие бывшие друзья регулярно посещают и её страницу поэзии, и, доходя до паранойи, выискивают и там компромат на себя.
Сарабанда для сорняков      Но Люка не сдалась и не собиралась сдаваться. Она черпала силы в борьбе, и вся эта мышиная возня ей была просто смешна. Она даже не таила зла и обиды на это стадо, и давно уже простила их. Она оказалась выше толпы. Переполненная силой вдохновения, она продолжала писать, выращивала цветы, работала в одном из небольших бизнесов, связанного с маркетингом, и спокойно там трудилась на благо всей семьи, продолжала воспитывать дочь, которая успешно закончила среднюю школу и поступила в колледж, продолжала хранить и укреплять семейный очаг, продолжала до последнего достойную борьбу на форуме, где в итоге у администратора не выдержали нервы и он окончательно её заблокировал, а вскоре и совсем закрыл сайт — без Люки там стало просто неинтересно и скучно. А ещё она писала стихи, афоризмы, пародии и даже сказки. Также она сумела найти и настоящих друзей, и поддерживает с ними хорошие, добрые отношения вот уже не первый год. А писательская деятельность стала смыслом и делом чести её жизни. У Люки даже вышло несколько публикаций в печатной российской прессе, не говоря о десятках публикаций в разных виртуальных журналах. А скоро на прилавках появится и её первая книга, сборник рассказов, повестей и сказок, которые она решила назвать созвучно одной из своих повестей: «Волков бояться — в лес не ходить». Согласитесь, что в этой поговорке царит древнейшая и вечная людская мудрость. К вышесказанному хочется добавить, что в местном издательстве печатной продукции «Сфинкс» вышел настенный календарь с цветными фотографиями её умопомрачительных подсолнухов, в выращивании которых она достигла небывалых успехов для этой климатической зоны. А главная обложка календаря была украшена сказочной поэмой о подсолнухах, сочинённой ей самой и любезно переведённой на английский язык местным поэтом мистером Алексом Смитом. Да и вы и сами можете её прочитать вот здесь: http://www.stihi.ru/poems/2006/11/02-436.html

Сарабанда для сорняков      Часто Люка удивляется тому, что же ей помогло выжить на этом чужом поле среди сорняков, и даже получить качественные плоды? А каково твоё мнение, читатель?
     А вот к дружбе у Люки теперь сложилось несколько философское отношение, о котором она написала ряд афоризмов, их можно прочитать вот здесь:
http://www.stihi.ru/poems/2007/08/08-201.html


Сарабанда для сорняков      Рассказы Люки можно прочитать вот здесь:
http://www.newwoman.ru/zamuzh52.html
http://www.newwoman.ru/zamuzh60.html
http://www.newwoman.ru/zamuzh67.html

     Фото подсолнухов увидеть вот здесь:
http://members.fotki.com/Nyuha/about/

29.08.07

Написать автору
Поэтическая страница Елены Карлинг: http://www.stihi.ru/author.html?emerald



Опубликовано на сайте Поле надежды (Afield.org.ua) 12 сентября 2007 г.


НАПИШИТЕ ОТЗЫВ:
Имя: *
Откуда:
Отзыв: *



Все произведения Елены Карлинг:





[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]