[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Наши публикации]


Татьяна Зимбули

СУХАРИК ОТ ЛАРИСЫ


Татьяна Зимбули. Сухарик от Ларисы        — Послушайте, что я вам скажу, ну, пожалуйста, подождите, не уходите, а то вы всё время так — на пару минут зайдёте и бегом-бегом обратно. Я понимаю, что времени не хватает, и мне его не хватает, но нельзя же так, в самом деле! Что же это за общение?!
       И так каждый раз Лариса Петровна, стоя на пороге своей малогабаритной квартиры, и, то ли полуприкрыв, то ли полуоткрыв массивную металлическую дверь, уговаривала дочку и зятя остаться, послушать очередную историю из её насыщенной, наполненной, напичканной разными событиями жизни.
       — Мама, ты бы лучше к нам пришла, посидели бы, поболтали, а потом мы с Юрой тебя проводили бы, — и так каждый раз отвечала Лера, дочь.
       — Да, Лариса Петровна, давайте, правда, к нам, чайку попьём, ваших «полосочек» поедим, — проявлял солидарность с женой зять Юрий, и при этом незаметно потягивал её за пальто, потихоньку двигаясь к выходу.
       — Думаешь, я не замечаю, как ты тянешь Лерку за рукав?! Ошибаешься, зятёк. Я вижу всё! — поджав губы, произнесла Лариса Петровна.
       — Да ну, мама, что ты говоришь! Никуда Юра меня не тащит! Всё, завтра выгуляем Роньку и придём к тебе надолго-надолго, договорились?
       — Это насколько же? На пять минут вместо двух? Ладно, приходите. Что вам испечь-то? Или курочки пожарить? А может, свининки потушить? С рисом! Или с овощами? — Лариса Петровна, преобразившись от предвкушения заняться любимым ремеслом — готовкой — не замечала уже, что зять в открытую толкал жену к лифту.
       — Мамочка, нам всё равно, что ты приготовишь, у тебя всё вкусно-превкусно!
       — Ладно вам, бессовестные, приходите завтра к обеду. Роньку погладьте за меня и дайте ему сухарик, скажите, что сухарик от Ларисы! Да почётче, почётче имя-то моё назовите! И сухарик дайте из того пакета, который я приносила на прошлой неделе. Не забудьте!

       Юра и Лера вышли на улицу и облегчённо вздохнули.
       — Ух ты, выдержали!
       — Ух ты, не сорвались!
       — Юрка, ты нахал! Ладно, я так говорю, это моя мама и я больше тебя её знаю и все её капризульки, а ты вообще общаешься с ней всего год!
       — Год! Скажешь тоже! Этот год для меня, как вся жизнь для тебя. Да брось, Лер, ты же знаешь, я твою маму очень даже всегда иногда люблю.
       — Комик ты, дорогой мой.
       — Фу-у, Лерочка, — Юра провёл рукой возле сердца, — хорошо, что ты все глухие согласные чётко произносишь, и я не ослышался! Мамочкина школа!

       От дома Ларисы Петровны, до дома, в котором снимали квартиру молодые, ходу четверть часа. О чём-то они ещё говорили, шагая в ногу и крепко держась за руки...

       Роньку нашли и взяли, как находят и берут правильные люди котят, щенков, птичек и всех тех, кто каким-то неправильным образом оказывался на улице. Роньке было около месяца, когда его необыкновенно красивые глазки встретились с двумя парами человеческих глаз. Взрослые очи поморгали, одна пара прослезилась, вторая — удержалась, и Роньку «усобачили». Мало того, ему даже паспорт сделали, а в графе «порода» рядом с некрасиво (конечно же!) написанными буквами ветеринара: «б/п» — «беспородный» — сами написали «овчаро-лайкоид». Потому что так Роньку назвал ветеринар, а в паспорте написал, как положено.
       Овчаро-лайкоид как-то очень быстро, бурно и весело стал расти. И рос он романтиком. На прогулке радовался каждой луже и дождю, а зимой любил снег во всех его видах — под собой, на себе и в себе, а ещё, задрав голову, подолгу смотрел на пролетающую гудящую технику, на птиц и на носимые ветром разноцветные полиэтиленовые пакеты. А дома, положив голову на подоконник, внимательно изучал происходящее за окном. Можно предположить, что и другие собаки слыли романтиками, но Роня был особенным, он был романтик-романтик!

       ...Когда Юра и Лера вошли в квартиру, их радостно встретил восьмимесячный, нет, не конь, и не лось, их радостно встретил...
       — А-а-а-а! Ронька, да не прыгай ты так! Чёрт, собьёшь ведь!
       — Юра! Да подержи ты его, он же меня свалит!
       — Я — подержи?! Как?! Прислонись к стенке! Ро-о-нни! Сидеть!
       — Он не слышит, Юра! Ай! Невозможный пёс! Сидеть, тебе говорят!
       — Он не невозможный, Лерочка, он просто гиперэмоциональный.
       — Господи, как у него хвост-то не отвертится! — защищаясь руками от наскакивающего щенка, успела сказать Лера. — Фу-у, я, кажется, сняла сапоги.
       — Да уж, уж да! — сказал Юра. — Хвосты от радости не отворачиваются, то есть, не отверчиваются. Ронька, перестань, собирайся, пойдём погуляем, а потом придём и я тебе дам сухарик.
       — Юра, как мы должны сказать? Мы должны сказать чётче.
       — Пардон, мадам, пардон, месье... Ронька, я дам тебе сухарик от Ларисы. Чётко теперь? Ну, всё, идём, друг человека, нас ждут великие дела.
       Собаку водрузили в ошейник, ошейник пристегнули к поводку, и мужики отправилась на прогулку.

Татьяна Зимбули. Сухарик от Ларисы        Роньку любили разные люди — домашние, знакомые, дворовые, уличные и ветеринары. Щенок рос смышлёным и очень добрым. Если кто-то спрашивал, какой он породы, Юра или Лера отвечали: «Порода очень редкая, недавно внесённая в официальный список. Называется «залюбыш»».
       По-особенному Роню любила Лариса Петровна. Она вообще любила собак и когда-то, в молодости, в её семье жили немецкие овчарки. Это было давным-давно, когда Ларису Петровну звали просто Ларисой, Ларочкой, Ларой.
       Наверное, Ларочку часто заставляли выгуливать собак, убирать за ними, или ещё что-то, потому что с появлением Ронни Лариса Петровна, тиская в руках очаровательного щенка, объявила:
       — Я очень люблю собак. У нас в доме всегда жили немецкие овчарки. Уж я-то знаю, что такое собака в доме. Поэтому от меня помощи не ждите. Костей купить и наварить ему смогу, гостинчик всегда за мной, но гулять, убирать, мыть, чесать, на прививки ходить — это не моё! Я животное никогда не обижу, но люблю их теперь на расстоянии.
       И правда — Лариса Петровна очень любила Роника. На расстоянии двух кварталов. И кости приносила, и витамины покупала, а однажды принесла бумажный пакетик с ванильными сухарями и сказала, чтобы этот пакетик убрали повыше от щенка и за всё хорошее, что он сделает, выдавали бы ему сухарик из пакетика. Сухарики Лариса Петровна докладывала в пакет регулярно. Угощая Роньку, Юра и Лера должны были чётко произносить, что это сухарик от Ларисы. Молодые так и делали. Ронька отлично знал, где хранился пакетик, только допрыгнуть до него не мог.

       Неожиданно Ронька захворал. Кашлял, температурил, лежал на полу грустный-прегрустный, мало ел. Настроение у всех было на нуле: друг заболел. К врачу его свозили, анализы сдали, получили диагноз, направление на уколы и рецепт на лекарства.
       Дома делали всё, что Айболит прописал: кое-как впихивали таблетки, кололи антибиотик. Всё бы ничего, но кушал пёс плохо.
       — Лерочка, да не переживай ты так, — успокаивал муж жену. — Это же естественно, когда человек болеет, он кушает плохо. И собаки также. Они же почти человеки.
       Юра успокаивал Леру, но переживал не меньше. А как не переживать, если курс антибиотика щенку прокололи, таблетки все до одной впихнули, сквозняков не устраивали, вкусняшки покупали, на ласковые слова не скупились.
       — Ронечка, ну поешь чуточку...

       Как-то вечером Юра, стоя на табуретке в прихожей, доставал с верхних полок зимние перчатки, варежки, шарфы, в общем, готовился к обещанному синоптиками похолоданию. Потому что верил! В синоптиков. Вдруг на глаза ему попался бумажный пакет Ларисы Петровны.
       — Ох ты, ёлы-палы, про пакетец-то забыли. — Юра вынул пару сухарей, подошёл к Ронни и, присев на корточки, сказал: — На, съешь, это сухарики от Ларисы.
       Щенок понюхал сухари и съел. Через минуту пакет был пуст. Через пару минут пёс выпил всю воду из своей миски.
       — Лера, Лера!
       — Я видела! Чудеса! Давай положим корм в пакет, посмотрим, будет ли Ронька есть, если еду достанем из волшебного пакетика!

       На следующий день случились две неожиданности. Во-первых, Ронька глазами показывал на то место, откуда Юра извлекал тёщин пакет с едой, и всё, что доставали из «ларчика» — так нежно, в честь Ларисы Петровны, прозвали заветный пакет — собака сразу съедала. А во-вторых, похолодало.

Татьяна Зимбули. Сухарик от Ларисы        — Слушай, Лер, а ты как думаешь, это он из-за пакета стал есть? Неужели из-за того, что мы говорили: «сухарик от Ларисы»?
       — Знаешь, не знаю. Может и так, а может, он просто именно в этот день начал поправляться. Совпадение... или... знаю только, что маме надо позвонить, сказать, что всё хорошо. Про пакет точно надо сказать, пусть порадуется.
       — Ага, порадуется, скажет, что это она его на ноги поставила, — Юра с серьёзным выражением лица покачал головой вниз-вверх, опустив уголки губ.
       — Ну и пусть, что такого? В конце концов, Ронька взял сухарь именно из «ларчика» и лишь после заветных слов.
       — Я шучу, Лерочка. Моя тёща — волшебница и к тому же дипломат высшей категории.
       — Почему?
       — А ты не замечала, как она просит меня о чём-то?
       — А что тут супердипломатичного?
       — Ещё как, что! Если бы она просто сказала: «Юр, прибей, пожалуйста, крючок в кладовке». Нет, я, конечно же, прибил бы, ты не думай, но я бы мог, к примеру, отказать, сказав, что у меня то-то и то-то. Это к примеру, повторяю. Но я не могу так сказать! Она ведь как говорит? Она говорит: «Юра, сделай для тёщи, пожалуйста, доброе дело — прибей в кладовке крючочек»! Чувствуешь? Я что — злой? Разве можно отказаться и отказать сделать доброе дело? А? Да ещё и прибить-то надо всего лишь крю-чо-чек.
       — Юрка, ты комик!
       — Нет, я просто гиперэмоциональный!
       «Гав!» — раздалось с порога комнаты.
       — И то правда! — в один голос воскликнули муж и жена.

Опубликовано на сайте Поле надежды (Afield.org.ua) 19 мая 2010 г.


НАПИШИТЕ ОТЗЫВ:
Имя: *
Откуда:
Отзыв: *



Все произведения Татьяны Зимбули на этом сайте:



[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]