[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Наши публикации]


Елена Карасёва

ПРОСТО ЖИТЬ...

Спячка

Просто жить...      Я не знаю, когда он принял это решение: уйти. Собственно, семьи уже давно не было. Каждый жил своей жизнью. У меня работа, у него работа. Постоянные командировки, постоянные сверхурочные, — это у меня. Работа журналиста не подразумевает нормированный рабочий день. Поэтому периодически нет завтрака, обеда, ужина. И меня нет. Муж устал, ему надоело моё отсутствие. Я всё это понимала сердцем, но душа протестовала.
     — Уходишь?
     — Да.
     — Почему?
     — Непонятно? Я ведь тебе не нужен. Тебя никогда нет.
     — Я зарабатываю деньги, чтобы мы могли хорошо жить, отдыхать.
     — Я тоже зарабатываю.
     — Но мы привыкли жить по-другому, и если я буду сидеть дома, то нам не будет хватать твоих денег.
     — Теперь ещё ты попрекаешь тем, что я мало зарабатываю...
     — Я не попрекаю. Не уходи, пожалуйста.
     Он не ответил. Спокойно, неторопливо собирал чемодан. Правда, получалось это неважно.
     — Тебе помочь?
     — Не ёрничай. Ты уже помогла.
     И я пошла на кухню варить кофе. Надо же было отвлечь себя хоть как-то. Вспомнилось, что он тоже любит кофе. Может быть, мелькнула у меня шальная мысль, этот запах напомнит ему о наших лучших днях. Мы были счастливы, мы любили друг друга. Хотя почему любили? Я и люблю до сих пор. А вот он... Он уходит. А может... Вот сейчас почувствует запах кофе и останется. И этот чемодан я засуну на антресоли, а потом потихоньку выкину. Он забудет, что хотел уйти. Ведь он мне так нужен. Ведь я его люблю.
     Муж показался в дверях.
     — Прощай!
     — Кофе будешь?
     — Я ухожу, прощай.
     — Ну, может, на дорожку выпьешь...
     Меня не покидала призрачная надежда: улыбнётся, скажет, что пошутил...
     Он рассердился. Это было видно сразу.
     — Какой к черту кофе! Ты что? Ничего не понимаешь или просто придуриваешься? Ты мне осточертела! И ты, и твоя работа, и твоя...
     Он не договорил. Хотел уйти спокойно, а хлопнул дверью. Удар был сильным, посыпалась штукатурка.
     А я осталась сидеть на кухне.
     На следующий день звонили друзья, приглашали на шашлыки. В конце концов, я выдернула телефонный шнур. Мне надоели эти звонки. Я ходила по квартире и выла. В голос. Казалось, что так легче. Попыталась напиться — не пошло. Спиртное меня никогда не лечило.
     Я его любила, любила, как молоденькая восторженная дурочка. Любила, как в медовый месяц. Никого не видела, никого не замечала. Даже ребёнка не рожала — боялась, что он отнимет часть этой любви. А он ушёл. Ему не нужна была моя любовь.
     Мне казалось, что это ненадолго. Он скоро вернётся, и всё будет как раньше. Не может он не вернуться. Я ошиблась. Прошла неделя, вторая, третья. Я зачёркивала дни в календаре, и скоро этих перечёркнутых дней стало очень много. Вычеркнутых дней.
     Я не жила без него — существовала. Его любовь была нужна мне, как растению воздух. Я задыхалась и ждала: передумает, придёт... Вместо этого пришло официальное письмо: он подал на развод и мне нужно было явиться такого-то числа для того, чтобы...
     Подписать смертный приговор. Отречься от всего, что дорого. Уйти. Совсем.
Просто жить...      Он пришёл не один. С ним рядом стояла смазливая девочка, которая заглядывала ему в глаза и улыбалась. Она заняла моё место, эта девочка. Я стала не нужна. Меня выбросили, как старый коврик.
     Я плохо помню, как вернулась в тот день домой. В голове вертелось только слово «ВСЁ». Всё, конец. Я растоптана, уничтожена, мне перекрыли воздух. Меня больше нет.
     Мама говорила, что время — лечит. Всё проходит, пройдёт и эта боль. А она ныла, ныла в сердце, как старый больной зуб. А я купалась в своей обиде, в своей любви, в своих мечтах. Холила и лелеяла эту боль, не давала ей затихнуть, бередила старую рану. Казалось мне, что нет на Земле человека несчастнее, чем я. Разве может быть кому-то больнее? Мне казалось, что вообще нет смысла жить. Зачем мне такая жизнь? Так прошёл год. Прошёл, ушёл, пропал, вылетел из жизни.

Пробуждение

     В тот день я пошла с работы через парк. Светило солнышко, сквозь ветки деревьев бросая на асфальт кружевную тень. Это было красиво, и я остановилась. Рядом со мной остановился симпатичный мальчишка. Он улыбнулся мне.
     — Правда, красиво?
     — Да.
     — А почему Вы такая грустная?
     — Потому что меня бросил муж.
     Это сказалось как-то само собой. Мальчик смотрел серьёзно, по-взрослому.
     — И мне плохо, одиноко, ужасно. Я не хочу жить. Мне не нужна такая жизнь.
     — Почему?
     — Потому что. Ты не поймёшь.
     — Вы уверены? Посмотрите, какая красота вокруг! Вы такая молодая, красивая, вы можете ходить, бегать, улыбаться. А вместо этого вы плачете. Не грустите, всё будет хорошо!
     — Откуда ты это знаешь?
     — А иначе и не может быть.
     Мальчик побежал дальше.
     — Сегодня хороший день, правда?
     Я вздрогнула. На меня, доброжелательно улыбаясь, смотрела молодая женщина. Её улыбка, ямочки на щеках, озорные глаза напомнили этого мальчугана.
     — Да. Славный у вас мальчик. Хороший, добрый, разговорчивый. Знаете, такой надёжный. Это сразу видно. Вырастет — будет опорой!
Просто жить...      — Да, наверно.
     — Почему наверно?
     — Долгая история... Всё это только видимость: румянец, резвость, лёгкость. В общем, врачи предупредили, что он фактически обречён. Заболевание крови. Очень редкое. Их в палате два года назад было шестеро. Сейчас остался он один. Когда мы приехали — выбежал весь медперсонал. Для них это радость, счастье, хоть какая-то победа над болезнью. Это равносильно чуду, что он ещё жив.
     Она говорила обо всём этом так спокойно, что мне стало жутко.
     — А он знает о болезни?
     — Да. Об этом нельзя не знать. Мы сначала не хотели говорить, но ведь обманом ничего не изменишь. Ему нельзя бегать, прыгать, удариться, поцарапать коленку, нельзя, чтобы поднялась температура... Много всего нельзя. Потому что всё это означает лишь одно — смерть. Мы сначала придерживались всех правил, а потом решили, что надо жить. Если выполнять всё предписанное врачами, то на жизнь времени не остаётся. Только на существование. Мы решили — жить, несмотря ни на что! Сколько отмерено. Ведь важно не только, сколько ты прожил, но и как ты прошёл этот путь. Вы не грустите, всё будет хорошо. Надо только настроиться на это и верить. До, свиданья, удачи вам!
     Она догнала сына, обняла его за плечи и они пошли по парку, разговаривая и смеясь. Остановились, покормили семечками птиц...
     Я смотрела им вслед и удивлялась. Всё это казалось невероятным. Молодая красивая мама и очаровательный, смертельно больной мальчик. Он был такой... живой! Этот обречённый мальчик был живее меня. А я стою и ною о своей любви, о разводе... А вокруг бежит жизнь. В ней много хорошего, но и много трагичного. И кому-то нужна моя помощь. Очень нужна. А я ушла в сторону, отгородилась, у меня беда — муж ушёл. Горе горькое. И я не живу — существую. А они живут, улыбаются, радуются небу, солнцу, птицам.

Жить!

Просто жить...      Вечером, за чашкой кофе, в голове созрел цикл передач про детей, нуждающихся в помощи. Таких, как этот мальчик, как тысячи других больных ребятишек.
     Проект поддержали. Сама не знаю, откуда у меня взялось столько доводов, нужных слов, упрямства, работоспособности. Казалось, что кто-то ведёт меня по этому пути.
     На первую передачу я пригласила в студию приятеля-бизнесмена. Он плакал, не скрывая слёз, а потом здесь же, в студии, выписал чек. Не для пиара, а по велению души.
     Проект имел неожиданное продолжение. Тысячи людей звонили и предлагали свою помощь: деньги, одежду, приглашали к себе отдыхать и лечиться... На расчётный счёт начали перечислять деньги крупные бизнесмены.
     Передачи имели большой успех. Вернее, не так. Они нашли отклик в сердцах людей. Мы говорили о простых, понятных вещах. О том, что не надо отгораживаться в своём горе, уходить в сторону, бросаться в крайности. Надо стучаться во все двери и хоть одна, но откроется. Надо жить, верить, мечтать. Как бы тяжело не было! Мы говорили о людской чёрствости и желании помочь, о неблагодарности и доброте, об отчаянии и всё побеждающей любви.
     Этот мальчик и его мама открыли мне иную жизнь. В ней были другие законы, другие понятия, другие стремления. В ней существовали свои ценности, главной из которых была человеческая жизнь. Потому что дороже этого нет ничего на земле. Это не продаётся, не покупается, не обменивается. Её нельзя отложить «про запас», убрать до лучших времён, заштопать, выгладить, вывести пятна недочётов и ошибок. Это так просто и так сложно: жить набело, не откладывая добрые дела в долгий ящик, помогать тем, кто нуждается в твоей помощи, любить и не тратить свою жизнь на случайные пустые дела. Жить! Просто жить!

Опубликовано на сайте Поле надежды (Afield.org.ua) 18 апреля 2009 г.



Apr 19 2009
Имя: Татьяна Свичкарь   Город, страна:
Отзыв:
Совершенно все верно. Такая чужая беда кардинально лечит от своих проблем. И написано хорошо: сжато, образно.
О таком и надо писать - это правда. А у меня рука не поднимается писать об обреченных детях. У меня от этого ужаса просто волосы поднимаются.


Apr 22 2009
Имя: altyn   Город, страна: Turkmenistan
Отзыв:
Ogromnoye spasibo za Washi rasskazy! Pomogayut zit'!

НАПИШИТЕ ОТЗЫВ:
Имя: *
Откуда:
Отзыв: *



Все произведения Елены Карасёвой на этом сайте:



[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]