[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Им нужна помощь] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]



Кровь на клавишах


Материал не является только темой к размышлению.
В материале всё — правда.
И в этом материале не будет названо никаких настоящих имен. Только даты.
Это крик человека, маленькая жизнь которого всё равно что сломалась — у него отняли самое важное, что было у него — способность играть музыку.
И самое страшное, что сделали это врачи. Наши врачи, которые давали клятву Гиппократа и не имеют права ТАК ошибаться... Так глупо, чудовищно ошибаться...

Кровь на клавишах В семье, где родился в 1983 году этот мальчик, никогда не было музыкантов. Мальчик Кирилл родился маленьким, тихим и странным — он мало плакал, а если плакал, то очень тихо. И явно болезненно реагировал на любой крик, грубое повышение при нем голоса — от этого в младенчестве заходился тихими горькими слезами, а став побольше, зажимал ладошками уши и тряс, тряс головой, зажмуривая глаза. Так все в доме научились разговаривать корректно и никогда не повышая голос.

Игрушки... пластинки и проигрыватель были его игрушки. Только это его интересовало. От детских музыкальных сказок, любимой группы «Секрет» с песней «Сара Бара Бу» до пластинок Моцарта, Вагнера и обожаемого им Шопена.
Родители только диву давались.
В детский сад его отдали поздно — в четыре года.
И начались проблемы. Кирилл НЕ ВЫНОСИЛ детского общества. Для него оно было слишком громким. Визг девчонок и заливистый детский плач повергали Кирилла в шок. Через год родительских страданий с несением упирающегося Кирилла в детский сад на руках мальчишку из детсада «изъяли» и повели к детскому психологу.
«ЯСНОСЛУХ» — сказал психолог.
«Образно... Ведите мальчика к музыкантам. И будьте осторожны — у него в ушах... образно говоря — дырки прямо в мозг».

В пять лет мальчика привели на прослушивание в музыкальную школу.
На второй минуте комиссия единогласно признала у ребёнка «Абсолютный Музыкальный Слух» и тут же, без экзаменов, зачислила Кирилла в школу. В возрасте, когда этого не делают.
В коридоре к родителям подошли одновременно две женщины — одна зав. отделением скрипачей, вторая — зав. пианистов. Обе хотели одно и то же — «этого мальчика».
Родители замешкались... Мама оглянулась на директора, и тот едва заметно кивнул на зав. пианистов. Так Кирилл попал лично в руки «зав. пианистами». Иногда к родителям подходила «зав. скрипачами» и просила «отдайте мне... мне, лично... отдайте...» Мама звонила директору, он вздыхал и говорил: «Не надо. Всё-таки не надо».
В школе на Кирилла, как говорят, «не дышали». Кричать на него можно было только одному человеку во всей школе — его главному учителю, заведующей отделением пианистов, лично преподававшему ему специальность — игру на фортепиано. Музыкальное сообщество педагогов города признало ее однажды раз и навсегда «педагогом-гением», и у нее были свои взгляды на методы обучения будущих виртуозов.
В шесть лет из «пред-подготовительного» Кирилл перешел в «подготовительный» класс и стал потихоньку нажимать настоящие клавиши. А в семь лет, по поводу перехода наконец-то в Первый Класс, дома ему устроили настоящий праздник с тортом и, как в мультфильме, «одной свечкой».
В первом классе Кирилл играл программу второго класса, в четвёртом — шестого, а в дневнике стояли, чередуясь, «единицы» и «пятёрки». Зав. отделением считала, что он «не имеет права» играть небезупречно. Или безупречно, или — получите, пожалуйста, Кирилл, «кол», собирайте ноты и уходите! Учить! Мои уши не хотят Вас слушать, а глаза — видеть. У зав. отделением были свои методы...
На конкурсах Кирилл не выступал. «Нечего тебе там делать!» — говорила ему учительница. «Они тебе все в подмётки не годятся! Ты появишься позже. Как гром среди ясного неба...»

В 1994 году прозвенел первый «звоночек» — на пальчиках Кирилла появились маленькие трещинки. Кожное воспаление. Воспаление сняли гиокзизоновой мазью. Врач сказал, что это «нейродермит по типу экземы. Мальчику нельзя нервничать».

В 1995 году снова появились трещинки — маленькие, но болезненные. В аптеке купили ту же мазь, но она уже плохо помогала, воспаление сняли гормональным «Фторокортом». К невропатологу дерматолог не отправил. «Музыкальный, впечатлительный ребёнок!» — сказала врач... — «Что же вы хотите? Пусть не нервничает! Сделайте так, чтобы ребёнок меньше нервничал».
А как мог не нервничать этот человечек, если он кожей, всеми клеточками своего тела каждый день проживал жизни и трагедии Баха, Шопена, Бетховена! И плакал над их нотами — плакал безудержно, горько... и гениально, как никто и никогда в этом городе в этом возрасте — их музыку не исполнял.
На конкурсы так и не выходил. «Не время. Не время!» — говорила учительница. «Детские дипломчики! Их придумали дураки для того, чтобы развратить детей быстрой славой, и потом они перестают трудиться! Музыкант должен трудиться! А талант — сто раз трудиться! Ты мой лучший ученик. За всю мою жизнь! Понимаешь ты это или нет? И... я твоя мама, вторая твоя мама, помни об этом», — говорила она ему.

Весной того же года Кирилл вдруг стал регулярно мало заниматься, учительница отворачивалась в окно и тихо плакала, а он молча собирал ноты и тихо закрывал за собой дверь...
Воспаление на кистях рук появилось снова. Пошли к дерматологу детской поликлиники. Прежнего дерматолога не было. Уволилась. Никакого не было. Ждали смены...
В аптеке родители купили, опять гормональный, уже «Гидрокортизон». Воспаление не проходило. Играть было больно.
Кирилл маялся, он не мог уже жить без своего пианино, он даже читал на нём — влезал на него, на самый верх, устраивался и читал книжки.
В октябре этого же года мама увидела, внимательно рассмотрев руки сына, три маленькие точки жёлтого цвета. «Гной. Зараза попала в трещинки!» — сказала мама отцу. «Откуда зараза?» — спросила она его. «Клавиши в музыкальной школе!» — злобно сказал отец. «Кто-то их мыть специально для нашего сына будет, что ли? На них в день по десять человек играет! Поехали в больницу».
В больнице даже не дослушали и отправили в поликлинику. «Вы же на учёте стоите! Вот и идите к своему дерматологу!»
В поликлинике, по счастью (а вернее — к катастрофе), смены дождались и новый дерматолог сидел на месте старого.
Когда мама с Кириллом вошли в кабинет, врач, молодая красивая женщина, как раз пилила себе ногти.
«Вот...» — сказала мама, подталкивая к столу прячущего в карманы некрасивые вспухшие руки Кирилла...
— Ну, что тут у вас? — спросила врач, отложив пилочку. — Вы на учёте стоите? Так, так... понятно. Нейродермит. Так. Тут нам недавно такую мазь привезли... сейчас я вам выпишу записочку...
— Да нет! — сказала, волнуясь, мама. — Вы посмотрите! Там заражение!
Кирилл, покажи руки!
И ребёнок, краснея, положил свои ужасные руки на стол к врачу...
Врач сморщилась.
— Ну, ясно, ясно...
— Посмотрите! Я видела, там что-то не то происходит, там, кажется, гной!
— Всё-то вы, родители, видите! — сказала врач и двумя пальцами подняла одну его ладошку, вторую. Осматривала полминуты.
— Всё понятно. Сейчас я вам всё напишу. Я же вам говорю — препарат новый, очень хороший. Дорогой, правда, но того стоит. Мазь, сделанная на основе мазута, с добавлением морской тины. Купите сегодня же и сразу намажьте кисти мальчику.

Что было потом, не описать словами. Но я постараюсь.


Мазь — чёрную, тягучую, купили и намазали.
Через десять минут мама вбежала в комнату на крик сына — и чуть не упала в обморок.
Его руки увеличились в полтора раза, и продолжали раздуваться на глазах. Кирилл кричал, плакал.
«Олег! Скорую!» — закричала мама.. «Нет! Нет! Нет! — закричал Кирилл. Не хочу! Не надо! Мама, не надо!! — и забился в истерике. — Они отрежут мне руки! Они отрежут мне руки!!»
Маму вывел из комнаты отец Кирилла. «Звони Андрею» — сказал он. Андрей был их знаменитый родственник, заслуженный старый хирург.

Кровь на клавишах Мазь, которую выписали, предназначалась для снятия симптомов нейродермита и вообще кожных воспалений, но никак не для гнойного заражения! Ни в коем случае не для гнойного заражения!
Потому что была она на мазутной основе, а стафиллококки, гнойные бактерии, под этой воздухонепроницаемой мазутной маской, как в парнике, стали размножаться «со скоростью света». Руки из фильма ужасов — так выглядели кисти кричащего от страшной боли ребёнка — тёмно-бурые, в кожных лохмотьях...
И снять — снять эту мазь было ничем нельзя!
Липкая и тягучая масса на живой ране... За считанные минуты началась гангрена. Из маленьких трёх гнойных очажков, просто НЕ УВИДЕННЫХ доктором — такие они были маленькие!
То была страшная ночь. Кирилл лежал в полубреду на диване и стонал, родители ходили вокруг тенями...
В больницу было нельзя. Он и слышать не мог слова «врач», впадал в истерику и сразу — моментально! — руки ломало сильнее. Нейродермит...
Андрей сказал, что нужен «Риванол» — желтый раствор, дезинфицирующий, в него опускать каждый час ручки. Олег объездил с ним на ночном такси все круглосуточные аптеки, все больницы — РИВАНОЛА НЕ БЫЛО.
«Да им же овец поливают!» — закричал в трубку плачущей маме её начальник, связанный с «Химреактивом»...
«Риванолом поливают овец, потому что марганцовкой дорого! Вы что, с ума сошли? Как этого может НЕ БЫТЬ?!»
Тем не менее, не было. К утру Кирилл не мог больше даже стонать. Только дышал — тяжело. Ещё через несколько часов риванол нашли — два пакетика, которых хватило на четыре ванночки, нашлись эти пакетики случайно, в ящике дерматолога из клиники Андрея — лежали там со времен олимпиады в Москве, наверное.

Гангрену остановили. Руки маленького пианиста остались целы.

Мать Кирилла позвонила в поликлинику и потребовала дерматолога, который назначил этот мазут... «Вызов не входит в круг моих обязанностей! — ответила докторша. — Что вам, две улицы пройти сложно?» И повесила трубку.

Мама вызвала такси и привезла Кирилла с замотанными по локоть руками в поликлинику. В кабинет она вломилась с дрожащими губами и белым от злобы лицом. Шёл приём. «В очередь!» — начала докторша... «Так...» — сказала мама, вытаскивая из-за своей спины прячущегося сына...
«Что такое?!!» — вскочила докторша.
«Вы дерматолог или трамвай?!!! — закричала на неё мама. — У меня ребёнок чуть не погиб!»
Докторша залепетала, осторожно размотала повязки и затряслась.
— Этого не было! Этого же не было!
— Как это не было? Я вам что сказала? Я сказала — ПОСМОТРИТЕ, ТАМ ГНОЙ!
— Но ведь не было гноя! Там НЕ БЫЛО ГНОЯ! Когда вы пришли, гноя не было!
Докторша вдруг стала очень спокойной и стала УТВЕРЖДАТЬ, что гноя не было и потому в последствиях обвинять себя она не даст.

В суд родители не подали. Возить Кирилла по экспертизам... судам... мальчик бы просто этого не перенес. Он Андрею стыдился показывать свои изуродованные кисти, а уж «предъявлять» их экспертам... Нет. Невозможно.

Главное — не отрезали руки...

В музыкальной школе оформили академ на год. Подробности знали единицы.
Зав. отделением пианистов неделю не выходила на работу.
Одинокая женщина-педагог плакала, сидя за роялем, занимавшем в её квартире отдельную комнату...

Через год Кирилл явился в школу. Руки были красные, сухие, но трещинки зажили — Андрей нашёл хорошего невропатолога, и Кириллу, вкупе с местным лечением, курсами назначали успокоительные поддерживающие препараты.

Зав. отделением встретила Кирилла тепло, но...
Вдруг попросила его выйти и осталась с его мамой одна в кабинете. Кирилл стоял в родном школьном коридоре и, закрыв глаза, с упоением слушал «музыку школьного коридора».
Эту музыку знают все музыканты, это когда из-за всех дверей слышна своя мелодия — урок играет флейтист, разучивает сонату скрипач, пианисты «в четыре руки» играют Чайковского... Все эти звуки в коридоре смешиваются, и вместе, казалось бы, какофония — а действует она на людей, живущих этим заведением долгие годы, как шум моря для тех, чей дом стоит на берегу...
Кирилл ждал и думал об учительнице. «Сейчас мы с ней будем выбирать программу» — думал он. «Что это они там так долго разговаривают? И о чём?» — подкрался и приложил ухо к двери... но тут вышла мама, взяла его за плечи, отвела и усадила в кресло в фойе.
«У тебя будет другой преподаватель» — сказала мама Кириллу сухо.

«Другому преподавателю» предстояло Кирилла, что называется, «выпускать». Два года осталось ему доучиться в школе. И была справка — от доктора — лимит по нагрузке на руки и вообще... нагрузке.
Программу выбрали обычную. Как для всех. Никаких экспрессивных и техничных композиторов. Плавный Шопен, лёгкие этюды, но джаз — джаз он выпросил.
Форма потерялась. За год «неигры» расплачиваться пришлось многим.
Через два месяца занятий руки растрескались — сказывался «кордебалет с мазутом».
Кирилл сильно стыдился вспухших всегда пальцев — заматывал руку, особенно правую, она всегда гораздо хуже выглядела.
Мази, все время мази... и боль — не от игры большей частью, за игрой он забывался, а потом.

Школа собрала маленький совет. На нём решили составить программу специально для Кирилла — что ему было, в общем-то, сыграть произведения, на год опережающие! И выпустить ребёнка в этом, шестом по классу году, как бы экстерном за два. Выдать диплом и отпустить.
Зав. отделением вышла из кабинета. Все в совете знали куда — плакать.

Кровь на клавишах Выпускной экзамен.
Четыре произведения, первый — И.С. Бах, инвенция.
Кирилл за роялем, в пустом зале комиссия из четырех человек.
Директор, завуч и два его учителя — последний и первый, как зав. отделением, она обязана была здесь присутствовать.
На рояле — белый носовой платок, стирать с пальцев пот и лимфу, которая нет-нет, а сочилась из трещинок.
Бах. Поехали...
В середине, место «аллегро форте», он останавливается. Резко убирает руки с рояля. И опускает голову.
Минута тишины.
— Кирилл, не волнуйся, давай заново, — говорит преподаватель. Забыл от нервов ноты. Бывает.
Второй раз, место «аллегро форте»... снова стоп. Берёт платок и вытирает пальцы. Забыл. Снова забыл...
Директор встаёт, выходит за дверь и останавливает урок оркестра, звуки от которого немного слышны в зале экзаменов.
Третий раз... Место «аллегро форте»...
Четвёртый раз... то же самое место... Кирилла бьёт крупная дрожь, это видно...
— Хватит. Давай Шопена, — говорит преподаватель с недовольством. Потому что зав. отделением сидит рядом, и преподавателю неприятно, что бывший ученик «зав'а» демонстрирует такие вещи...
Это, знаете ли, бросает тень на преподавателя!
Дальше так дальше.
Шопен. Сыгран.
Технический Этюд. Есть.
Джаз... Кирилл зажмурился... вдохнул, и вдруг расслабился. Выдох, открыл глаза и ОТПУСТИЛ руки. Не чувствуя ничего — ни боли, не волнения... Потому что это был его любимый регтайм.
Концовка — до мажор! Техника — выше среднего! Скорость — нормальная. Нормальная «самая быстрая» скорость.
Поклон.
Выход в дверь для музыкантов — боковую, за которой, как всегда, подслушивает мама. Всё.
Совещание комиссии...
Вызов экзаменующегося...
Оценка — четыре.
За Баха.
По Государственному Закону Приёма Экзаменов.

Комиссия покидает зал, последней выходит зав. отделением. Не глядя на Кирилла с матерью, как будто их нет, в коридор дежурной:
— Анна Петровна... откашливается...
— Анна Петровна! — громко.
Дежурная подходит.
— Возьмите тряпку... и... (изменяясь в лице)... вымойте концертный рояль... смойте. Там кровь. На клавишах... Господи... смойте с клавиш кровь...

Записал Аль Крысёв.




Aug 01 2005
Имя: Странный   Город, страна: спб
Отзыв:
но почему, Аль Почему? Почему так?


Aug 30 2005
Имя: Neo   Город, страна:
Отзыв:
Могли бы и 5 посавить :-(
А вообще я и сам такой. только в Информационные Технологиии "шарахнутый".
Homo Advanced. Новый вид, таких немного.
Для ВАС мы "Дети Индиго", "Вундер-кинды" итд...
Большая часть Хакеров(именно так, с Большой Буквы)-такие-же.
З.Ы.: Sepultura, Rammstein, Megaherz... и т.д. РУЛИТ!


Aug 30 2005
Имя: Neo   Город, страна:
Отзыв:
Забыл емайл...
и ещё-я тоже Кирилл
8-) Странно, не правда ли?


Sep 01 2005
Имя: Аль Крысёв   Город, страна: СПб
Отзыв:
2 Странный:
Потому что, Strangie.
....
Эта история хорошо показывает одну важную вещь: у человека ЕСТЬ ВЫБОР. Даже у маленького!
И нельзя это отрицать.
Объясняю: попробуй посмотреть глубже, попытавшись не думать о больных руках маленького пианиста: что ждало Кирилла дальше? Ну, после школы, если бы всё было хорошо? Ответ очевиден. Долгий путь профессионального классического музыканта. И ДАЖЕ ЕСЛИ БЫ он не хотел, его вынудили бы. Все те, кто вокруг был без ума от его таланта.
В истории не написано, но три раза Кирилл ДО БОЛЕЗНИ пытался уйти из школы. Он говорил мне, просто в материале всё часто невозможно осветить – так вот, он реально хотел бросить школу. Дали ему? Как ты думаешь?
Нет.
Разумеется, ему было мало лет тогда, и принимать решения у него не было права, да и сам он попытался – попытался, да и перестал, наткнувшись на стену высотой в дом.
Никогда ничего человек зря хотеть не будет, исключая разве что пирожные!
Вот что часто не понимают окружающие, «которые хотят безусловного добра».
:(:(:(
И иногда Силам, в которым мы все ни черта не смыслим, приходится ВОТ ТАК по-страшному, уводить человека с Пути, на котором нет его Сердца.
Мы конечно не знаем точно! Не было ли Сердца Кирилла на Пути академической музыки... НО.
Вряд ли такие вещи, как с его руками, случаются просто так. Ведь не голова, не ноги, а РУКИ ПИАНИСТУ чуть не отрезали.
Факт показательностью... всё равно что палкой в лоб.
Он невозможен как «случайность».
И потом слишком много в нём боли! История ПОРАЖАЕТ. А значит, в неё нужно ВНИМАТЕЛЬНО смотреть, ища СМЫСЛ, а не слёзы.

Вот почему.



Sep 01 2005
Имя: Аль Крысёв   Город, страна: СПб
Отзыв:
2 Neo:
Странно ли?
Не знаю. Наверное...для произвольного Васи ничего бы такого имя Кирилл не вызвало. А вот если бы я прочитал что нибудь про Аля... наверное бы подействовало. :)
По предыдущему же сообщению - да, Дети Индиго это очень верно.
Непостижимые люди Системщики – как можно разбираться в этих бесовских машинках, это не ноты где всё понятно написано!!!!
Вот моя машинка например.
Ну всё время что то с ней происходит! Сейчас вот Бэк Доор. :(:(:(
И вот сижу. Как последний идиот.



Sep 01 2005
Имя: Странный   Город, страна: спб, сеть
Отзыв:
Neo, нео нео, прочитал бы тебе про хакеров и кто они и откуда ето зародилось..мда


Sep 01 2005
Имя: Странный   Город, страна: спб, сеть
Отзыв:
Аль, машина бесова? =)) кхм, ето твоя то? просто жмакать ее сильно не надо куда не_жмакают.. сисадмины сами порой не ведают, как и что настроить, но в результате все настроенно, на то они и такие ********.. многое делают интуитивно, иногда по анологии с чем то, но ето реже.. чаще интуитивно.
Бэкдора бояться - в и-нет не ходить. убить его надо DrWeb`ом, я же ломал доктора вэба 4.32b..(B138::HackZone рулит, пока нас двое в команде) тебе не ставил разве его? ето мировой антивирус.. Уважаю лабораторию Данилова, молодцы наши программеры..но я за свободный софт, я линуксоид и ценю, что сделал Ричард Столман.
ЗЫ: посмотрим пациента вообщем.. может. настроим!


Sep 01 2005
Имя: Странный   Город, страна: спб, сеть
Отзыв:
блин какой я =((, прости.

ну, в истории многое понимается тебе, что упущенно. но не заметно, не знающему того, что упущенно.

L'enfer est pavé par les bonne intentions. (дорога в ад вымощенна благими намерениями)
не стоит никогда и никого принуждать..когда лищают выбора - жестоко.


Sep 08 2005
Имя: Странный   Город, страна: спб, сеть
Отзыв:
бэкдор... состояние: фиксед, Аль... состояние: хэппи, Вася... состояние загадочно выключающееся.. мда

а вот об том что ты сказала.. догадывался.. не хотел верить.. за что они такие жестокие?


Sep 19 2005
Имя: Елена Беляк   Город, страна: Беларусь
Отзыв:
Я сама вышла из системы(муз.школа сов.времени-это зубодробилка, кузница бездарей)я в ней выжила благодаря... бездарности, выучилась на муз. педагога и... не стала им. Так одной училкой стало меньше! Убей в себе вредителя-музыканта, прочь руки от чистых душ! Теперь я позволяю себе лишь "профессионально" слушать классику.

НАПИСАТЬ ОТЗЫВ:
Имя:* Откуда:
Отзыв:*

Все статьи этого автора:


[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]