[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации] заказать доставку пиццы на дом



Звуки и мысли

Крапля точе камiння не силою, але частим падiнням.
Овiдiй


Алексей Кравченко Здравствуйте, господа. Меня зовут Алексей. Родом я из Луганска. Мне 16 лет.

Не думаю, что многие из моих стихов достойны особого внимания, однако некоторые, возможно, неплохи.

Что для меня поэзия? Это не развлечение, не образ жизни, даже не искусство. Я считаю, что поэзия должна быть чаще агрессивна, чем лирична, чаще злобно-ядовита, чем эстетически красива.

Поэзия должна давать встряску, стресс, пугать и порой даже отталкивать; так как поэзия — это борьба, борьба с режимом, со злом, с самим собой — это уже не столь важно, так как именно в борьбе рождается совершенство. К сожалению, мне редко удается обнародовать свои стихи, это потому, что к ним скептически относятся большинство окружающих меня людей. На новом витке творчества я пытаюсь познать суть окружающей меня реальности, не знаю, насколько это получается. Прошу оставлять свои отзывы о моих произведениях, ведь здоровая критика мне сейчас очень нужна.

Счастье, радость — придуманные чувства, горе, тоска — то же самое, все начертано и предугадано до нас. И чтоб опровергнуть эти постулаты, мы должны все силы вкладыватьть в борьбу, ведь (повторюсь) в ней рождается совершенство.
Алексей Кравченко


Я руками хватал песок —
Он бежал из непрочных рук,
Непослушно на землю тек,
Издавая шуршащий звук.

Я сетями ловил ручей,
Он все громче в ушах звенел,
Собирал серебро лучей,
Словно тысячи звонких стрел.

Я лучи собирал в мешок,
Но они рассыпались вновь,
И, увы, лучей не сберег,
Только руки истерлись в кровь.

Если хочется знать ответ,
То идти к нему буду рад
Не примером своих побед,
А примером своих утрат.
        2004 г. 16 лет


ЕЩЕ ОДНО ЛЕТО

Я не готов засыпать улицы
Палой осенней листвой,
От пьянящего света жмуриться,
И понимать, что живой.

Песня моя, еще не забытая,
Белым огнем на цветущей акации,
Синим дождем по асфальту размытая,
Эхом блуждают ее вариации.

Юность моя, еще не допетая,
В жизни стальные тиски не попавшая,
Ты — как ладонь, к солнцу воздетая,
Только ожогов еще не познавшая.

Горе мое, еще не глубокое,
Пуля моя, еще не отлитая,
Небо мое, еще не жестокое,
Слово мое, еще не избитое.

Боже, позволь бегать за истиной
И ошибаться, зная лишь главное:
Если обман — пycть будет искренний,
Если испуг — пусть будет правдою!
        16 лет


ГНОСТИЧЕСКИЙ СИНДРОМ

Кто-то время расчертил на отрезки,
И в один из них пустил нас с тобою,
Да задернул поплотней занавески,
Для порядка, тишины и покоя.

Кулачищами стучали мы в стены
И зубами занавески срывали,
И в отчаянии мы резали вены
От нахлынувшей внезапно печали.

Кто-то небо расчертил на полоски,
Чтоб писать на нем стихи трафаретом,
Но стихи были для нас слишком плоски,
Мы не верили туманным заветам.

Превращая свои годы в былины,
Уносились в запредельные дали,
Города мы обращали в руины,
Но чего-то посерьезней искали.

И проигрывали снова и снова,
И пугались, как голодные мыши,
Ведь, увы, не заслужили иного,
И цеплялись за карнизы и крыши,

Чтоб увидеть в синем небе полоски,
Чтоб увидеть в синем небе полоски,
Чтоб увидеть в синем небе полоски,
Чтобы время разорвать на куски!
        16 лет


ГЕРОИ

Герои отжили свое,
Закон написан подлецами,
Идут на низкое вранье
Те, кто считал себя борцами.

Все научились осуждать,
Никто не научился верить,
Никто не научился ждать
И открывать навстречу двери.

Все научились хоронить
Свободу, что в агонии бьется,
И нас с тобой ведет за нить
В могилу, а зачем бороться?

Чудесной музыкой смертей
Нас укачали и забыли,
Под беснование чертей
Мы спим в поруганной могиле.
         16 лет


КАЖДЫЙ ЗНАЕТ

                Анастасии Романовой

Мы не желаем быть честнее
И превращать в былое грезы,
Чтоб стали золотом скорее
В руках железные занозы.

Никто не может измениться,
Хотя и в каждом спит Мессия,
Чтоб за врагов своих молиться
Без фальши, как Анастасия...

Прогнили ветхие заветы,
Они — теперь на службе ада,
И на вопросы есть ответы,
Хотя ответов и не надо.

Считать года или недели,
Считать друзей или прохожих —
Мы сами этого хотели —
Считать других, считать похожих.

Но каждый может измениться,
Кто знает, в нем живет Мессия,
Чтоб за врагов своих молиться,
Без фальши, как Анастасия!
        16 лет


СТЕКЛО

Мое лицо упало и разбилось,
Осколками усыпав грязный пол,
А форточка предательски закрылась
И свежий воздух в форточку ушел.

А за окном шагают караваны
Моих друзей, знакомых и врагов.
Их лица тоже бьются, как стаканы
О серый зной асфальтовых пластов.

Я разлеплю пластмассовые веки,
Чтоб увидать в окно бумажных птиц,
Чтоб замолчать надрывно и навеки,
Сдувая пыль с нечитанных страниц.

Отравленным куском на грязной вилке
Моя душа останется висеть,
И в голове, как в маленькой копилке,
Начнут слова отрывисто звенеть.

Лелеять грусти серые мгновенья —
Это не просто слабость и порок,
А длинный путь к глубинам вдохновенья,
Который я пройти еще не смог.
        16 лет


Не разбазаривай талант,
Когда тебе он послан свыше,
Ведь он, как ценный бриллиант
На солнце каждой гранью дышит.

Но стоит спрятать его в тень,
Как он в стекляшку обратится.
Добро и зло, как ночь и день,
В нем неразгаданность таится.

Ведь твой талант — не инструмент,
Не путь к деньгам и быстрой славе,
А в Новый мир абонемент,
Который сам ты строить вправе.

Пусть правит им не человек,
Отживший иль сейчас живущий,
А чистых помыслов разбег,
И дух твой, верю, — всемогущий!
         2003 г. 15 лет


Рано на рассвете правду расстреляли,
Вывели под руки в закопченный двор,
Взрослые и дети глаз не закрывали,
Чтоб увидеть муки, чтобы смыть позор.

Я там был, конечно, и держал винтовку,
И стрелял немного, и слегка попал,
Все грешно, безгрешно, все прикрыто ловко,
Правды нет... И Бога... Нет прямых зеркал.

Будет еще что-то, будут разговоры,
Ошибиться снова я себе не дам.
Если вновь кого-то поведут к забору,
Дал себе я слово, что не буду там!
         2003 г. 15 лет


Что случиться могло ужасное
В лабиринтах судьбы блуждающей,
Даже солнце, нелепо красное,
Было силой, в тот час пугающей.

Даже небо, притворно чистое,
Угнетало туманной бездною,
И заря пеленой лучистою
Обступала стеной железною,

Даже стая грачей угрюмая
Отрешенным не пела голосом,
А рыдала, о чем-то думая,
Опадая пшеничным колосом.

Что случилось со мной заметное,
Что дало результат таинственный?
Уходила моя заветная,
Что была для меня единственной.

Унеслась она перекрестками,
Улетела прыткой синицею,
А осталась лишь в памяти блесткою,
И в тетради новой страницею...
         2003 г. 15 лет


Fata Morgana

Поверить — Этого мало,
Простить? — Этого мало,
Понять? — Этого мало,
Забыть? — Этого мало.

Забыться? — Это уж слишком,
Закрыться? — Это уж слишком,
Оставить? — Это уж слишком,
Исправить? — Это уж слишком.

А если? — Лучше не надо.
А может, рухнет преграда?
А вдруг не будет обмана?
Исчезнет Fata Morgana.

Надежд уже не осталось,
Одна печаль и усталость,
Казалось, будет иначе,
Но лишь казалось, а значит

Поверить — Это не сложно,
Понять? — Никак невозможно,
Забыть? — Опять неудача,
Простить? — А где же отдача?

Исчезнет и то и другое
Во имя сна и покоя,
Во имя общего дела
Совсем незаметно, но смело.
         15 лет


Встать всегда тяжелей, чем упасть,
Лечь — так просто, но трудно подняться.
Как легко попадать в чью-то власть,
Как легко на кого-то равняться...

Тяжело вырывать вновь и вновь
Из контекста событий свой разум —
Чтоб остыла горячая кровь,
Чтоб решились проблемы все разом.

Солнца луч поднимался и креп,
Тополей обнажая скелеты,
Я забрался в уютный свой склеп,
Чтоб дождаться там нового лета.

Как легко не понять и винить,
Просто верить, не строя догадок,
И руками хвататься за нить,
Что ведет дух и душу в упадок...

Точку ставит не тот, кто умней —
Только тот, кто добрее и чище.
Он, шагая ступенями дней,
Все находит, ведь правильно ищет.

Солнца луч застывал в небесах,
Не боялся навечно погаснуть,
Мы ж боимся рассыпаться в прах,
И боимся, быть может, напрасно.
         Начало 2004 г. 15 лет



СТРАНИЦЫ

Холодной подлости предательская сталь
В ночи сверкает, лишь порезы оставляя,
Порой уходит несозревшая печаль,
Оставшись в окнах новорожденного мая.

И с каждым годом все длиннее борода,
Она уж скоро может вырваться наружу,
Но дни желтеют, и сгущается вода,
В болото этим превращая свою лужу.

А день сегодняшний отброшен, словно лист,
Он не исписан, а испачкан и испорчен.
Что было в нем? Лишь суета и ветра свист.
Под стопкою других измят, забыт и скорчен.

Погасло солнце и под землю улеглось,
Зажегся свет в домах, и все замолкли птицы.
О, только бы и завтра не пришлось
Мне комкать и выбрасывать страницы!
         15 лет


СТЕКЛЯННЫЙ ДОЖДЬ

Стеклянный дождь стучит вокруг
И лезут в окна фонари.
Свой жалкий мелочный испуг
Я прячу глубоко внутри.

Смотреть теперь трудней всего,
Опять смотреть, опять, опять.
Взгляд не изменит ничего,
Зачем тогда себя пугать.

Струна надрывно пропоет
И лопнет где-то далеко.
Заря раскроет небосвод
Непринужденно и легко.

И в новый день свирепый взгляд,
Отточенный до мелочей,
Подарит пламенный закат —
Гонец несущихся ночей.

Уже темно, совсем темно,
И ночь гуляет за окном.
Открою поскорей окно,
Чтобы она проникла в дом.
         15 лет


МЫ ИДЕМ...

Мы идем по траве некошеной,
По дорогам грунтовым, изломанным,
По земле, так недавно брошенной,
По горам, ледниками окованным.

Мчится жаворонок испуганный,
Словно очередь слов пулеметная,
Над измученной и поруганной —
Птицей вольною, перелетною.

Пусть канавы плюются сыростью,
И пускай небо сковано тучами,
Лишь своей и божьею милостью,
Да своими руками могучими

Мы засеем поля зеленые,
Те, что были камнями усеяны,
Новой правдою озаренные,
Будут тучи над ними развеяны.

Там, где рос лишь сорняк безжалостный,
Завтра колос наполнится силою,
Не считаясь с земной усталостью,
Потечет золотой он жилою.

Грянут птицы без страха, сильные,
Прославляя долины прекрасные,
Реки чистые, земли обильные,
Нивы желтые, солнце красное!
         2002 г. 14 лет


Вечер тихой поступью шагает
В город, где живу не первый год,
Розовою лентой обрамляет
Облачный, туманный небосвод.

Солнце не блестит над головою,
И не суетятся облака,
Только сад зашелестит листвою,
Летним ветром тронутой слегка.

Запоют сверчки в траве пушистой,
Гаркнет пес, стряхнувши дремоту,
И ответит дождь струей душистой,
Плотную разбавив темноту.

Капли разобьются о дорогу,
Уходя в уснувшие кусты,
И начнется ливень понемногу,
Частою струей из пустоты.

Что ж, пусть льет, но только не уныло,
Как звучат обычные дожди,
Пусть нахлынет с небывалой силой,
Оставляя горечь позади.
         2002 г. 14 лет


ПОСВЯЩЕНИЕ ДЕКАБРИСТАМ

О вас слагали столько строк,
И все, наверное, сказали,
Но удержаться я не смог,
И повторю слова печали.

Вам жал чиновничий мундир
И не давал вздохнуть свободно,
Вы изменить хотели мир,
Его исправить всенародно.

Что за эпоха то была?
Был каждый правым и неправым,
Пытаясь вразумить орла,
Что возомнил себя двуглавым.

Своим кровавым декабрем
Вы опровергли человечность
Того, кто звал себя царем,
И кто себе пророчил вечность.

Мелькают дни, ползут года
И век сменился новым веком.
Вы — в нашем сердце навсегда!
Вы — не забыты Человеком!
         2003 г.


ПРОТИВ

Против своего безнадежного будущего,
Против своего беспечного прошлого,
Против настоящего, перспектив не рисующего,
Образа жизни никчемного, пошлого.

Против зажравшейся аристократии,
Духа дешевых газет тошнотворного,
Принципов немой, слепой демократии
Голоса страждущих, злобно-задорного.

Против себя, не имевшего гордости,
Против себя, не познавшего мудрости,
Против животно-бесхитростной подлости,
Против себя, презиравшего трудности.

Против земли, сапогами истоптанной,
Против синоптика, в завтра смотрящего,
Против судьбы, экскаватором вскопанной,
Против бессмысленного настоящего!
         2003 г.


ТАРАКАНИЙ РАЙ

По холмам пологим,
По долинам снежным
Таракан двуногий
Плелся безмятежно.

Он не видел моря,
Он не помнил песен,
Что такое горе
И как мир чудесен.

Раз женат он не был,
То не разводился.
Не взлетел на небо —
И не приземлился.

Никого не предал,
Не прикрылся ложью,
Хоть и не изведал
Свою искру божью.

Без вранья и лести,
Подлости и фальши,
Не стоял на месте —
Уходил все дальше.
         2003 г.


МОЄ МАЙБУТНЄ

Яке воно, моє майбутнє?
Не знаю, що пiдкаже це —
Моє дитинство незабутнє,
Чи смертi бiлеє лице.

Життя минає стороною,
Коли почнеться вже моє?
Коли для себе свiт вiдкрою?
Коли скажу, що щастя є?

Хоча менi й не треба раю...
Його й немає взагалi,
Лише людиною бажаю
На цiй зостатися землi.

А щоб людиною зостатись,
Не треба особливих прав,
Лише трудитись, та навчатись,
Як нам Кобзар заповiдав.

Бажаю журналiстом бути,
Нехай працює голова,
Та все життя я буду чути
Простi Шевченковi слова.

Слова правдивi та вiдкрити,
Наслiддя дiтям, матерям,
Наслiддя всiм у цьому свiтi,
Слова, пiдтвердженi життям!
         2003 г.


Я БАЧУ СНИ

Я бачу сни, як бiлi крила
Вони несуть мене у даль.
I не життя, i не могила,
Лише нудьга, лише печаль.

Куди несуть — цього не знаю,
Скаженнi соннiї думки.
Можливо, що пливуть iз раю,
А може, з пекла навпаки.

Я бачу сни... Такi вiдкритi,
Хiба здiйсненнi сни цiї?
Хiба змiнити щось у свiтi
Могли якiсь там сни мої?

Хiба життя вiд снiв залежне,
Чи сни залежать вiд життя?
Бо все ж таки воно безмежне,
А сни — це просто забуття.

Нехай вони мене штовхають
У свiт пригод та сподiвань,
Життя моє з життям з'єднають
Землi пiд назвою Лугань.

Повзуть повiльно злиднiв роки,
Але ж встає наш рiдний край,
Ми вже вiд прiрви на три кроки,
А ще три кроки — й буде рай.

Лише одна потрiбна Вiра,
Вона завжди рятує нас.
Лише одна надiя щира,
Що переможемо ще раз.

Я бачив сон, як пiд ногами
Розквiтла рiдная Земля.
Її кували ланцюгами,
Але цвiтуть її поля!

Хоч її мучили нещадно
Не вiк, та навiть i не два,
Вона цвiте, i так вiдрадно,
Що захиталась голова.

Нехай розквiтне Україна!
I серед вiчної весни
Нехай нам сняться, Батькiвщино,
Прекраснi кольоровi сни!
         2003 г.


Зачем гремят твои колеса,
Зачем стучат твои часы,
Зачем ответы на вопросы,
На бесполезные вопросы,
На острие твоей косы?

И тот, кто был вчера бандитом,
Кто был никчемным негодяем,
Тот стал героем незабытым,
И словом добрым и открытым
Он нынче всеми воспеваем.

Ведь имя — это только имя,
А что-то прячется за ним.
Все перекручено чужими,
Все переделано своими
И нам показано другим.

Кто потешается над нами
И держит нас в своих руках?
Переставляя нас местами,
И направляя нас словами,
Смиряет мысли в головах.

Да, историческая личность —
Сосуд, прозрачный и пустой.
Условна вся ее отличность,
Когда, оставив лаконичность,
Начнете заполнять водой...
         2003 г.


К ПЯТНАДЦАТИЛЕТИЮ

Опять весна во двор крадется
Свежа, румяна, весела,
Как в прошлый раз...
А мне неймется, куда же молодость ушла?

Ушла навеки безвозвратно,
На фоне солнечного дня,
Хотя просил я многократно
Ее не оставлять меня.

Уже не за горами старость —
Десятков пять — и я старик,
А там..., а сколько там осталось?
Да все равно, чего я сник?

Пока я буду жить стремленьем,
Не просто думать, наблюдать,
А действовать согласно мненьям,
Любой мне возраст — благодать!
         2003 г.


Меня спросили: «Веришь в бога?»
Я призадумался немного.
Признаться, в церковь не хожу,
Хотя ошибкою фатальной
Не назову сей факт печальный,
И сразу правды не скажу.

Недавно и отец добавил:
«Каких придерживался правил
В свои пятнадцать с лишним лет?
Что твою совесть пробуждало,
К добру и правде призывало,
Как не божественный совет?»

Людей я в жизни разных видел,
Кого-то, может, и обидел,
Потом прощения просил,
Притом, своих врагов прощая
И все обиды забывая,
Я дальше шел, что было сил.

Религией не буду скован —
Мой бог на совести основан,
Иных не признаю начал,
Хотя не прав, возможно, где-то,
И даже ощущаю это,
Возможно, что-то потерял.

А вывод мой вполне логичен,
Знаком для многих и привычен,
И новых не открыл дверей:
Скажу не мало и не много,
Что вера нам дана — от бога,
Религия же — от людей.
         2003 г.


Силует людини бачу у вiкнi,
    I, чомусь, знайомою здалась вона менi.
Маються дерева соннi у гаю,
     Обрiй рожевiє, а я все стою.

В головi змiшалися
    Думки напiвдурнi:
Чи є життя на Марсi?
    Чи є хоч на Землi?

А взагалi, чи можна
    Назвати це — життя?
Це — напiвiснування
    I напiвзабуття.

Щось знищується нами,
    Щоб знов зробити щось,
Щоб тим, що нами зроблено,
    Щось знищити вдалось.

А може, це помилка
    Природи, взагалi,
Що є життя розумне
    На нашiй на Землi?
         13 рокiв


Я смотрю в биосферу планеты Земля —
Безответственность душит планету.
Умирают леса, высыхают моря,
И похоже, что выхода нету.

Каждый может сказать, что он тут ни при чем,
Что ему это все неприятно,
Но ведь он же и не защищает свой дом,
За природу не бьется, понятно.

Душит нас серый дым, отравляет вода,
Жжет озоновых дыр паутина.
Ты во что превращаешь планету Земля,
Человек, биосферы вершина?

Да, недаром у смерти — людское лицо,
Вот где смысл таится, понятно.
И природы венец, и всей жизни конец.
Парадокс, но вполне вероятно.
         13 лет


ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ

Что такое счастье, где его искать?
С датами не стоит его сопоставлять,
Ведь счастье мимолетно, как серый воробей,
Что мне в окно стучится: — «А ну, открой скорей!»

Счастье принимает по-своему любой,
Кому-то его мало, кому-то — с головой.
Ты ищешь его всюду, теряя время зря,
Ведь, если ты достоин, оно найдет тебя.

Искать в бутылке счастье — совсем немудрено,
Но белою горячкой закончится оно.
Искать в таблетке счастье, иль, может, с косяком —
Недолгое занятье, ведь станешь дураком.

А может, это счастье, когда совсем тупой,
Когда ты только кушаешь и дышишь головой?
Оставьте для другого лучше место в голове,
Ведь счастье — очень редкое явленье на земле.
         13 лет


                Памяти тех, кто не с нами, посвящается...

Уходят они навсегда, чтобы жить,
Мы их потерять не сумели,
Хоть жизни оборвана тонкая нить,
В сердцах чтоб они вечно пели.

Кто с миром пустых и ненужных забот
Навеки готов породниться,
Не выпорхнет из-за железных ворот,
И в небо не взмоет, как птица.

А дальше — лишь небо и без проводов,
Глаза приоткрыты пошире,
Но только не каждый лишиться готов
Того, что нашел в этом мире.
         2001 г. 12 лет.


О, ЛЮДИ!

Куда идут они — не знаю,
О чем их мысли — невдомек.
Степенно по земле шагает
Их нескончаемый поток.

С работы или на работу,
С прогулки или погулять —
У всех людей свои заботы,
А их не стоит забывать.

И каждый сделать должен что-то,
Чтоб не исчезнуть просто так,
Бесследно не уйти во мрак,
А, значит, есть у всех работа.

Но чтобы след оставить в жизни,
Не нужно рушить, жечь и рвать.
Не трудно это, попытайтесь
Вы лучше что-нибудь создать.

О, люди, люди! К вам взываю!
Прошу безумье прекратить.
Не рушьте, что не создавали,
Спешите что-то сотворить!
         12 лет


О мама, на все ты готова для нас,
Спасибо, что с нами ты есть в этот час.
Конечно же, трудно детей воспитать —
Полы мыть, готовить, стирать, убирать.

Да, нелегко нашей мамою быть,
В квартире с двумя музыкантами жить.
И горе, и радость разделишь ты с нами,
А все потому, что ты — наша мама!
         Март 2000 г.


СЛАВЯНЕ

Когда-то десятки народов,
В Земле проживавших одной,
Там были поляне, древляне...
Все были одною семьей.
Жестоких кочевников злобных
Все вместе они побеждали,
И вместе — огромным народом —
Родную страну охраняли.
Когда-то их было так много!
Там были поляне, древляне...
Все были одною семьею
Они назывались — Славяне.
Но брат поднял руку на брата,
Отец поднял руку на сына,
И племя «славяне» исчезло,
Не Русь — Беларусь, Украина,
Россия. А нужно ли было
Вот так насовсем распадаться?
И ясно одно, что не нужно
Нам, братским народам, ругаться.
Когда-то десятки народов,
В Земле проживавших одной,
Там были поляне, древляне...
Все были одною семьей.
         Апрель 2000 г. 11 лет


БЕССМЫСЛЕННАЯ СМЕРТЬ

В жаркой пустыне, на фоне песка
Силы лошадка терять начала.
Она человека везла на себе,
Ее он хлестал по горячей спине.

От боли Люси (так прозвали ее)
Вокруг не могла разглядеть ничего.
Совсем обезумев, зажмурив глаза,
Скакала она неизвестно куда.

Следы от кнута на спине оставались
И острые шпоры ей в ребра впивались,
И вот, спотыкаясь и силы теряя,
Упала на землю Люси, умирая.

Тут встал человек, снял уздечку, седло,
Мол, мне пригодится все это еще,
Спокойно из фляги воды отхлебнул
И пеший, ругаясь, домой повернул.

В жаркой пустыне, на фоне песка
Пятнышком черным Люси замерла...
         Сентябрь, 2000 г.


Сквозь хаос, сквозь тьму и мир небытия
С трудом пробивается света струя,
Слаба и тонка, как огарок свечи,
И так одинока, как пламя в ночи.

По ней безобразные тени скользят,
Плывут и летят, кто вперед, кто назад.
Им бренные мысли тревожат сознанье
И мало кто вспомнит про мирозданье.

Вспомнит про свет, что его породил,
В котором родился, в котором он жил.
А, вспомнив, он свет тот начнет разжигать,
Пытаться ему новой силы придать.

Пусть даже их несколько — мир не спасти
Втроем, впятером, вшестером...
В порядок так просто нельзя привести
Наш Свет, нашу Землю, наш Дом!
         11 лет


БИТВА ЗА МОСКВУ

Все офицеры собрались,
Толкуют меж собой —
В какой удобней час начать
На этом поле бой?

Как только сосны озарит
Мерцание рассвета,
Солдаты вспомнят пусть тогда:
— Пути назад нам нету.

И я уверен: вот тогда,
Взвив знамена в небеса,
Россию мы освободим
И силу вражью победим.

Немного уж совсем до боя,
И пушки выстроились в ряд,
Ружье солдата удалое
Не повернет стволом назад.

И вот солдаты все быстрее
Шагают за сержантом вслед,
Слова припомнив офицера:
— Пути назад уже нам нет! —

Но вот и поле после боя:
Вокруг — тела, тела, тела...
Но неужели лишь для смерти
Солдата мама родила?

Как много пламенных юнцов
На поле полегло,
России-матушке вовек
Не позабыть сего!
         Сентябрь 1998 г.


МОЙ ГОРОД

Луганск, мой город дорогой,
Мы снова встретились с тобой.
У нас свои есть бизнесмены,
И есть спортсмены-супермены,
Шахтеры весело бастуют,
Бомжи под лавками ночуют,
Рабочий с факелом стоит,
На часть проезжую глядит!
         Апрель 1996 г.


РАЗВОД ПО-ДЕРЕВЕНСКИ

Проучила бабка деда —
Дед остался без обеда.
Долго он голодным был,
Пока бабку не побил.

Дело было в деревушке,
Возле леса, на опушке.
На полатях дед лежал,
То ли спал, то ли дремал.

Бабка все дрова рубила,
Пол мела, сорочку шила,
Приготовила обед,
«Ну, скорей», — кричал ей дед.

Бабка только отвернулась
И тихонько ухмыльнулась,
Съела весь обед сама,
Деду крошки не дала.

Дед метлу в углу схватил,
Сильно бабку отходил,
Бабка деду есть дала,
Развернулась и ушла.
         1995 г.





Dec 21 2004
Имя: Светлана Дзюба   Город, страна: Луганск, Украина
Отзыв:
Алексей! Сначала я хотела написать, что по этим стихам не скажешь, что Вам 16 лет. Но нет - это стихи молодого человека, интересующегося всеми проявлениями жизни - и позитивными, и негативными, желающего многое изменить, улучшить. И в то же время - человека внутренне зрелого. Но мне лично Ваши стихи не показались агрессивными или злобно-ядовитыми. Этого не чувствуется. Я бы сказала - это неравнодушие к Миру, боль за его несовершенство... иногда живая личностная боль за то, о чем среднестатистический житель страны обычно и не думает или боится. И еще - в Ваших стихах меня подкупила готовность выслушать любое мнение о себе, даже ярко заявленное желание критики в свой адрес. На это не каждый способен... Алексей, с каждым годом Ваши стихи меняются, совершенствуются. Я желаю Вам от всей души не прекращать этого движения вперед, жить и дальше как можно более творческой жизнью. С наступающим Новым годом и Рождеством!


Jan 10 2005
Имя: Ольга   Город, страна: Минск
Отзыв:
Я не буду адресовывать Вам, Алексей, слова своего восхощения. Просто поинтересуюсь, где можно найти Ваши творения. Ответьте при возможности. Заранее благодарна.


Feb 18 2005
Имя: Алексей Зеленков   Город, страна: Воскресенск , Россия
Отзыв:
Алексей Кравченко из Луганска Лёха! Я и сам с детства поэт,не побоюсь этого слова. Понимаю прерасно, откуда всё это идёт и что за собой влечет (в голове). Со Светой Дзюбой соглашусь не во всём: --"БЛАЖЕН НЕЗЛОБЛИВЫЙ ПОЭТ!!!" Это Некрасов так писал. И еще это потребность. Лично я пишу только когда мне плохо и мир летит к чертям. Держи вот на память: *** Гребу ногами жидкими, Гребу к себе домой. Хмельной протест удерживал буйной головой. Очертеневши мыслями, очертенил слова: Моя борьба со смыслами- Не сладкая борьба. Болит бошка проклятая. Болит во всех местах. Она в слезах и грязная, В крови и в потрохах. Я пью, наверно, кровь твою, Но мне с тобой легко. Тебя я убаюкаю И спрячу под крыло. И сам не знаю, что хочу Я всем тем доказать, И только мозги полощу, И только бы ломать! А сахаром покрытые Лежали на столе Две ложки, чашки битые, И чайник, и желе. Алексей 25 лет.

НАПИСАТЬ ОТЗЫВ:
Имя:* Откуда:
Отзыв:*




[Поле надежды — на главную] [Архив] [Наши публикации]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]