[На главную] [Архив] [Наши публикации]

Рената Ларичева

«Девочкой быть проще, хотя я не пробовал...»

или почему ИХ слепота угодна природе


Дверь была открыта, поскольку маленький зал буквально ломился от студентов-слушателей. Мы с Багирой расположились в холле Института практической психологии, нам было необыкновенно уютно, прекрасно слышно и интересно.


— А диванчик-то до чего хорош!  — мурлыкнула Багира.

— Здесь все хорошее — и диванчики, и лекторы, — ответствовала я. — И нет другого места в Риге, где можно узнать столько нового о Вечном. Вон, загляни, сколько девушек сидят с тетрадочками и прилежно записывают. Это же семинар по сексологии. Из книг, которые они уже перечитали об ЭТОМ, можно новую Всемирную Библиотеку составлять. Но ничто не сравнится с лекцией мужчины-психолога. Все они искренне уверены, что разбираются в порывах женской души, а на самом деле выбалтывают тайны мужской психологии.

— Так он еще и идеальный отец! — прислушалась Багира. — Надо же, какая умненькая девочка у него растет! Растут у психолога сын и дочь, и он подводит научную базу: «Когда мальчишки возятся и кричат — это нормально. У них более высокий уровень тестостерона в крови, они более агрессивны. А на плач девочки родители реагируют по-другому. Девочка ищет защиты. Я сам не могу переносить крик дочери».

— Знаешь, это типичное для отцов «родители — это я» просто прелестно. Мама-то отлично знает, что имеет дело с маленькой актрисой.

— Гм... — улыбнулась Багира, — ты говоришь о нашей эволюционной программе?

— Естественно! У нашего лектора Николая Щербакова есть московский однофамилец — Михаил, тоже умница и психолог, и ровесник к тому же. Он выдвинул любопытную теорию «эволюционных хвостов». И вечное непонимание «Он — Она» объясняет тем, что мы живем по биологическим программам не пралюдей, а всех существовавших когда-либо живых созданий. Что мы действительно «одной крови» и с птицами, и с оленями, и (да простится ему!) — с пауками.

— О, эти Джунгли, эти вечные Джунгли научных теорий, выдуманных мужчинами, — сказала Черная Пантера голосом сладким, как дикий мед, капающий с дерева. — К ним так подходит детский стишок:

Видит горы и леса,
Острова и небеса,
Но не видит ничего,
Что под носом у него.

И пусть и дальше так идет. Это мудрая Природа подсовывает им крошечные осколки правды. Иначе кто-нибудь уже догадался бы, что «под носом» у него — инопланетянки. И первая возлюбленная, и жена (из ребра Его), и дочь (плоть Его).

Так мы сидели, перемурлыкиваясь и прислушиваясь к красивому мужскому голосу из зала. А оттуда доносилось:

Восемь-девять лет — время первой влюбленности. Платонические отношения, детские эротические фантазии: «Хорошо бы побыть наедине с Ней, вместе готовить уроки, прикоснуться...»

— Странные у мужчин воспоминания, — пожимаю плечами я. — В восемь лет тебе уже первое предложение делают. Точнее, ставят в известность — на лавочке, в скверике: «Когда я вырасту, я женюсь на тебе, если ты не будешь слишком толстая». Поскольку впереди вечность, перспектива тебя не пугает, хотя претендент интересует исключительно в качестве «театра одного актера». Потом вы вместе учитесь и растете, и он каждую весну делится с тобой восторгами, внушаемыми Ею (каждой весной — новою). Поскольку сердце твое не задето, ты не устаешь изумляться щедрости Его сердца. Ведь «вдохновительницы» — порой сразу и самые глупенькие, и самые «страшненькие» в классе.

Наконец он вырастает, долго играет в плейбоя и только где-то к 33 годам возвращается к своей сущности — к «театру одного актера». А в интервью врет, что в детстве у него отсутствовало чувство юмора, зато с ползункового возраста — голливудские критерии женской красоты (речь идет о Михаиле Задорнове. — С.Д.)

— А может, и не врет? — не соглашается Багира. — Лектор вот только что сказал, что важная причина конфликта «отцов и детей» — амнезия родителей. Взрослые якобы полностью забывают свои первые сексуальные игры.

— Дивная мысль! Может, у Них вообще память совсем иначе устроена? Это мы считаем, что типичное: «полюбил-забыл» — предательство. А на самом деле просто Их память работает так. «Полюбил — амнезия, полюбил другую — амнезия...»

— Может, позавидуем?

— Не-а, — категорически отказываюсь я. — Первые яркие воспоминания: море, вдруг выныривающее из-за дюны (до сих пор удивляюсь этому), и изобилие неизвестных доброжелательных существ. На тех фото мне два года — я то с брыкающейся кошкой, то с доброжелательным довольным псом, то с мальчишками, стоящими на голове.

Багире, которая все видела и все слышала, было кое-что известно на этот счет.

— А четвертое лето тоже помнишь? «Боренька, зайчик мой, спаси меня!» Неотразимый пятилетний одессит... Уверена — с тех пор вечная, крайне мне надоевшая проблема: «Мужчина без выдающегося чувства юмора не пригоден для любви!»

Слова «Замолкни!» Багира не понимает. Зато логические умопостроения вводят ее в ступор. Поэтому я объясняю:

— Ты же знаешь, что наша биологическая программа — выбрать лучшего. Для лани — это король-олень. Для девушки — прекрасный принц. Для северянки — одессит.

— Правду говорит дикий слон Хатхи: «У каждого — свой путь к водопою», — глубокомысленно замечает Багира. — Кстати, наш Лектор только что озвучил один из вечных принципов и Джунглей, и Саванн, и Мегаполисов: «Девочкой быть проще. Хотя я не пробовал». Обижать детей, особенно девочек, всегда плохо, и большинство зверей этого не делают.

— Лектор прав: маленькой девочке проще быть собой. Отцы, только-только дождавшись вожделенных мальчиков-наследников, начинают их шпынять. Мальчику, совсем маленькому, диктуют, что и как он обязан делать, чтобы стать таким же совершенством, как отец. Непослушный сын-«хулиган», обожаемая отцом непослушная дочка-«озорница». Наивности игр дочурки, укладывающей куколку в колясочку, профессиональный психолог способен умиляться. Поразительно, но тридцатилетний мужчина не в состоянии заметить, что «наивная малышка» самозабвенно готовит его к участи деда.

Багира вдруг по аналогии вспомнила:

— Смешно, но ведь мужчины в самом расцвете лет боятся нового поколения мальчиков. Просто «теряют лицо», столкнувшись нос к носу с «этими кретинами волосатыми» (бритоголовыми, зеленогривыми, с татуированной макушкой). Но мне еще не приходилось видеть зрелого мужчины, шарахающегося от юного поколения женщин, — добавила, подумав, справедливая Пантера.

И тут я вздрагиваю: «Нет, ты слышала? Лектор заявил, что это девочки рушат святое игровое братство! Начинают собираться стайками, шушукаются между cобой, прыгают через скакалку, а мальчиков прогоняют. Все наоборот! Ты же знаешь, все начинают они! „Пепел предательства“ и теперь стучит в мое сердце! Недавний товарищ по песочнице, соратник по партизанской борьбе и вдруг — гаденько так улыбается. И цедит: „Это наша поляна. Нечего девчонкам тут делать“».

— Пойдем, скажем Лектору, как все на самом деле. Только говори ты! (Багира плохо знала Николая Щербакова и потому относилась к нему недоверчиво).

— Николай, — дождавшись перерыва, говорю я, — пару часов назад, высадившись из электрички на рижском перроне, я увидела, как две девчушки лет тринадцати яростно и умело колотят третью. Раздвигая толпу, выходит мужчина под два метра, ловко хватает обеих зачинщиц за шкирку — и они зависают (в прямом и «компьютерном» смысле словa). «Очнитесь, вы же девушки!» — басит он. И через минуту они уже идут своей дорогой, вполголоса кляня жертву-«разлучницу». Это что — жажда вернуться к счастливому «Не смей брать мою игрушку»? Или «плод» ущербного сексуального развития?

— Это связано с ускоренным сексуальным развитием. Социум откровенно навязывает сексуальные стереотипы и роль агрессивной женщины превозносит. И девушка активная как бы «приговорена» быть и агрессивной. Конечно, в нашем реальном мире сейчас повышается и агрессивность мальчиков, но девичья жестокость больше бросается в глаза. Даже в диснеевских мультфильмах добрую Белоснежку сменили девушки с бластерами. Телевизор — мощный «поло-ролевой» воспитатель. И сегодняшние стереотипы прочнее и быстрее закрепляются у тех, кто часто смотрит ТВ.

— Ты сказала совсем не то, — фыркнула Багира, когда мы спускались с крыльца в дивный дворик для медитаций и дружеских бесед. — А у тех девчонок просто нет уважения к себе. Что подумали бы Джунгли, если бы я, Черная Пантера, каталась и выла, как дикобраз?

— Да, конечно. Но ты же слышала: Они, Мужчины, пока не поняли, что происходит. Сейчас знаменитый Французский Иностранный легион отбивается от... женщин. Француженки «захватили» почти все рода войск. Начальник элитарной части в ужасе: мол, присутствие женщин несовместимо с самим принципом существования легиона. А главный их принцип, оказывается, — «взаимодействие и товарищество».

— Французы! Мушкетеры! — довольно жмурится Багира. — Они почувствовали, но не поняли. «Товарищество» — вот именно! «Взаимодействие» — вот туда их и втягивают. Им ни за что не догадаться, что именно это-то и нужно француженкам. Великое чудо мужского товарищества. Попробовать, как это: не «жена», не «сестра», не «товарищ по партии», а — «наш человек». Своя в команде, коллега по священной игре мужчин, — игре в Дело жизни.

— Да, и команды коллег создают свой мир и свой язык. И это уже кусочек особенно редкого счастья — «счастья, когда тебя понимают». Как трудно пробиться, стать членом настоящей команды! Но мудрые женщины на всех континентах, не переписываясь и не перезваниваясь, повторяют своим дочерям одно и то же. Слова еврейской мамы — сыну, которого угораздило родиться в СССР: «Ты не можешь себе позволить учиться средне. Чтобы тебе досталась интересная жизнь, ты должен быть во всем и всегдa лучшим. Но делать это так, чтобы превосходство не бросалось в глаза. И только тогда Они скажут: „Пожалуй, и этот еврейчик сможет нам пригодиться“».

Карьера тут ни при чем. Уже сколько веков мы пробиваемся вовсе не к равноправию — к праву стать собой. Конечно, мужчина и сегодня не простит женщину-коллегу, если поймет, что она талантливее. Но, к счастью, благословенная природа застит ему глаза.

— Да уж, — признает благородная Пантера. — Они достаточно великодушны, чтобы сказать иногда: «У тебя неплохо получилось, старушка!» Обычно уже двадцатилетняя «старушка» достаточно мудра, чтобы ответить: «Самa не знаю, как это получилось!»

— Ты же помнишь, как это было с тобой и со мной! Это не соперничество, все совсем наоборот. И горный туризм, и геологическая экспедиция — увлекательнейшая игра, где жизнь зависит от «своего». И сбывается сказочный шанс — быть спасенной мужчиной от заправдашней гибели.

И увидеть истинное лицо Мужчины — Лик. Лик Высшего существа, спасающего, возможно, ценой своей жизни. Не потому, что ты — Его женщина. А потому что — Женщина.

— Ты думаешь, что сейчас в розовых одеяльцах уже мурлычут великие режиссеры и сценаристы бесконечно нового фильма «Мужчина и женщина»?

— Естественно. Просто — «встретились два человечества». Конечно же, проще искать «внеземной разум» в другой галактике, а не на соседней подушке. Легче признать интеллектуальным собратом дельфина, чем женщину. Слово «секс» означает «разделенный»...

Глаза Багиры зазеленели, как два изумруда.

— Я помню, я знаю. Все мы единой крови. Еще не было ни Ее, ни Его, еще не было ни пантер, ни женщин. Только древний Океан жизни.

— Багира, я чувствую точно так же: и лист дерева, и летящая чайка — это я, это я!

Говорят, целых три миллиарда лет жизнь на Земле была единой, и только потом разделилась по полу. Говорят, самый глубинный и древний слой человеческого сознания — слой универсального единства. Это есть у каждого и у каждой — «позабытая память» о том времени, когда еще не было разделения на такие разные сути — Он и Она.

— Ты жалеешь об этом?

— Нет, и Нам, и Им дано больше другого, но на разных языках. Но мы психологически пластичнее и — любопытнее. Мы вовсе не бьемся за лидерство — мы просто тайно учим Их язык...

— Да, лучше мы скажем Им правду как-нибудь потом, — соглашается Багира. — Если они и двадцать лет спустя после детства способны обижаться, что единые игры кончились, — тем легче их втянуть в новую общую игру.

— Да уж, — подхватываю я. — Пусть и дальше Они ломают свои высокие умы над смешным вопросом: «Итак, если допустить, что отношения Мужчины и Женщины не основаны на Праве Собственности, то на чем они могут быть основаны?»

— Маленькие Братцы. Пока еще — Маугли, — фыркает Багира...


В роли Багиры — Alter Ego автора (в просторечье — одно из внутренних «Я»).

Рисунки итальянского психолога Антонио МЕНЕГЕТТИ.


Читайте также:

Субботник поиска мужской души
Памяти Тура Хейердала
Другие статьи Ренаты Ларичевой
Книга «Беседы с мудрецом»
Интервью


[На главную] [Архив] [Наши публикации]