Запретный плод киви. Рената Ларичева - afield.org.ua


[Сила слабых] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Модный нюанс] [...Поверила любви] [Театральный роман (в статьях)] [Уголок красоты] [Мир у твоих ног] [В круге света] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [ФеминоУкраина] [Это Луганск...]
[Поле надежды — на главную] [Наши публикации]





«Эта статья  — маленький снимок прошлого. Тогда вдруг в одном маленьком магазинчике появились бананы и киви. Никогда не слыхала о таком фрукте, а наклейке на ящике «Новая Зеландия» просто не поверила — нам туда было, как до Луны. А это в бытовую жизнь ворвались новые времена. Принесли много доброго и много злого. И я до сих пор не знаю, долетел ли наш самолёт». (Рената Ларичева, 2019)

Рената Ларичева

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД КИВИ


Запретный плод киви

Хотелось написать весёленький репортажик о сбывшейся детской мечте. Повод был: в Риге открывался магазинчик тропических фруктов. Бананы по 46 рублей кило золотились оранжевыми шкурками с обольстительно-алыми крапинками, мохнатились кокосики по 37 рэ за штучку и изумляли плоды киви, которых даже в Большой советской энциклопедии нет, похожие на крупную шершавую сливу, в аккуратных ящичках с надписью «New Zealand». Стояла очередь — небольшая, но покупательно-способная. Вот молодая женщина выложила 258 рублей за пластиковый мешочек разнообразной экзотики, вот подбежали две юные девушки, вряд ли работающие: «Бананы? Давай встанем», вот юноша взял два ананаса по 85. И тут я почувствовала, что ненавижу новый социальный строй. Мне не только расхотелось спрашивать, что загадают покупатели, впервые в жизни выскребая плод киви, по словам продавщицы, напоминающий по вкусу землянику. Я почувствовала, тоже впервые в жизни, что мне близок лозунг революции «всё поделить». Может быть, потому, что 16 лет читаю редакционную почту, и никогда у меня не было такого ощущения бессилия и собственной слабости. В эти дни они идут волной — письма-прощания с нашей газетой, Мы были вместе десятки лет, а теперь они уходят, верные наши друзья — им не по карману выписывать нас. А ведь годовая подписка на «СМ» дешевле, чем один ананас. Вот моя коллега мечтает: получу зарплату — куплю полкило пирога. Действительно, роскошь — фирменный медовый стоит 50 рублей кило. Я не о том, что цены зверские, — я об очереди, которал за этим пирогом стоит. «У нас ничего нет, и не надо», — такой лозунг висел на одном из последних КВНов, и что-то в нём есть несмешное. Какими глазами нищие из подземного перехода у вокзала смотрят на пробегающих мимо, жующих мороженое с орешками по два рубля — цена килограмма картошки, для кого-то два-три обеда. Что-то есть в этом невиданном киви от запретного плода греха. Сколько лет обходились — пережили бы ещё. Только бы совесть была спокойна. Только бы то и дело не натыкаться взглядом на обносившихся стариков, которых с каждым днём всё больше. Не печалиться над письмами людей, честно вкалывающих всю жизнь, которые не могут себе позволить даже ежедневную газету. Когда в мясном павильоне рынка видишь человека на коленях перед перевёрнутой кепкой, купленной там колбасой давишься.

Наверное, новое время — новые правила социальной игры. Социальные слои разносит в стороны со страшной силой. Мы чужеем. Каждый за себя, каждый выживает в одиночку. И на душе всё холодеет и холодеет. Неужели назначение наше в мире — стать богатыми? Это и цель жизни, и смысл, и мы будем рваться к ней, спихивая друг друга. Оставляя за флагом непрактичных, коммерчески бесталанных — пусть трижды добрых, кто не сможет вписаться в новый общественный строй, куда мы откочёвываем целой республикой. Тех, кто сейчас живёт — как идёт по болоту, не зная, в какую секунду потеряешь под ногами опору, и никто не вытянет. При всей маразматичности прежнего уклада ещё никогда не доводилось хлебать это непередаваемое ощущение рабочей лошади, которую вот-вот заменят трактором и, естественно, кормить больше не будут. Шансы переквалифицироваться в трактор у неё такие же, как в наших условиях в зрелом возрасте найти себя в новой профессии.

Горизонты распахнулись, да мышеловка бедности захлопнулась. Одно дело, когда нельзя побродить по берегу Средиземного моря, если перед всеми один и тот же железный занавес. Ненавидь его и тем разряжайся. А теперь газеты нашпигованы объявлениями о круизах в Турцию и рождестве в ФРГ, читаешь и прикидываешь — за два года на пятидневный отдых не накопишь. И вот что странно — путешествующим не завидуешь. Говорят, что зависть есть некоторого рода печаль, являющаяся при виде благоденствия подобных нам людей, наслаждающихся благами. Да ведь подобным быть совершенно не хочется. Припадаешь с любовью к современному французскому писателю, вынянченному вовсе не в социалистической колыбели. Он заметил, что при виде человека в «мерседесе» американец мечтает о том дне, когда и он усядется в такой же, а француз — о том дне, когда владельца выкинут из «мерседеса» и он будет ходить пешком, как все. Идеи французского революционного братства бессмертны!

Аристотель, успевший умереть 2300 лет назад и не увидевший нашей наступившей свободы, оставил любопытное описание. Оно позволяет предположить, что мы входим в период античности.

«Что касается характера, который связан с богатством, то его легко видеть всем: обладающие им люди высокомерны и надменны, находясь в некоторой зависимости от богатства. Они так настроены, будто обладают всеми благами: богатство есть как бы мерка для оценки всех остальных благ, поэтому кажется, что все они могут быть куплены с помощью богатства. И вообще характер, сообщаемый богатством, есть характер человека неразумного. Характер у людей, недавно разбогатевших, и у людей, давно богатых, различен именно тем, что люди, недавно разбогатевшие, обладают всеми пороками в большей и худшей степени, потому что быть вновь разбогатевшим значит как бы быть невоспитанным богачом».

Открываются перспективы: равняться маркой машины на Джонсонов и купить себе точно такой же вертолёт, как у Смитов. А в День благодарения раздавать индеек неимущим. Почему-то живо вспоминается история колонизации Марса в изложении Рэя Брэдбери. Особенно грустная новелла «В серебристой лунной мгле» о том, как именно на смену умершей цивилизации приходила прямо противоположная, инопланетная. А ведь, оказывается, наша сказка о всеобщем равенстве была красива. И счастливым было одинаково для всех бескокосное детство. Не стоит плевать в своё прошлое — неблагородное это занятие. Чем дальше мы будем отплывать от него, тем более человечным оно будет казаться — так, отдохнув от свар, с грустью вспоминают владельцы отдельных квартир свою общую коммунальную юность.

А по вкусу запретный киви чуть-чуть похож на спелый крыжовник, но больше — на самого себя. Мы поделили в редакции сочный маленький плод и, выскребая ложкой зелёную мякоть, обменивались неофитскими впечатлениями. Во рту долго держался вкус свежести. Странное такое ощущение, будто в детстве первый раз летишь на самолёте и сосёшь успокоительную конфетку. И нет привычной земли под ногами, и таких ощущений ещё никогда не было — не с чем сравнивать. Так и мы влетаем в так долго бывший запретным мир, ещё не зная, долетит ли самолёт, не затошнит ли на борту, ждут ли нас в аэропорту прибытия. Таких ощущений ещё не было — не с чем сравнивать. Но до чего же хочется, чтобы репортаж с места посадки был весёлым.

Но вдруг это сказано о нас: «Они добродушны, потому что ещё не видели многих низостей, они легковерны, потому что ещё не во многом были обмануты, они великодушны, потому что жизнь ещё не унизила их. В первый день не о чем помнить, надеяться же можно на всё».


«СМ», 12.10.1991.



Опубликовано на сайте Поле надежды (Afield.org.ua) 8 сентября 2019 г.








[Поле надежды — на главную] [Наши публикации]
[Сила слабых] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Модный нюанс] [Театральный роман (в статьях)] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Мир у твоих ног] [Поле ссылок] [О проекте] [ФеминоУкраина] [Об авторах] [Это Луганск...]