[На главную] [Архив] [Наши публикации]

Отрывки из книги Ренаты Ларичевой и Павла Тюрина
«Социально-психологическая компетентность руководителя»

Начало

Человек человеку – подчиненный, начальник и друг.

Как тяжело быть генералом

Даниил Гранин, конечно же, человек мудрый. Собираясь в вымечтанную поездку, до последней минуты убеждал себя: «Выдумали какую-то Австралию, жили мы без Австралии и хлопот не знали». Это чтобы не так горевать, если сорвется. Ведь все зависит от того, как настроишься. когда знаешь, что «где-то есть земля Дельфиния и остров Кенгуру», а корабль в который раз отходит без тебя, – навернутся горькие слезы...

Цель сегодняшнего тренинга – этих слез избежать. Предстоит престижнейшая командировка – туда, в «страну наоборот», в другое полушарие – в Австралию. Да вот какая беда – ехать могут не все. Для троих нет мест. Они должны остаться, зная что «австралийцы» будут выполнять интересное и ответственное задание, а потом и премии получат, и награды. А остающиеся, конечно же, – нет, и работы им прибавится. После возвращения из Австралии группе работать в нынешнем составе. И если потянутся обиды...

Выбирать – руководителю. Как в каждой игре, исполнители будут меняться ролями. Анатолию первому выпадает незавидная роль. Посмотрим, как он отберет «неудачников».

В комнате – тишина необыкновенная. Участники замерли – будто и вправду решается, кому паковать чемоданы. Анатолий выходит на середину комнаты, оглядывает поскромневших «подчиненных».

– Коллеги! Вы знаете, что нам предлагают монтировать оборудование в Австралии. У меня немного неприятная роль – мне нравится мой коллектив, я с вами хорошо работаю и вас ценю. К сожалению, сейчас мы должны решить: пять человек поедут на монтаж, трое останутся здесь. Я не решусь сам отбирать. Ваши качества мне известны, с бесталанными людьми я бы и сам не работал. Вы такие люди, на которых можно положиться. Вы специалисты. Это не комплимент – это констатация факта. Будь моя воля, все бы поехали. Но воля не моя. Кто-то должен остаться. Кто не поедет?

Ситуация – в лучших традициях художественной литературы с героической тематикой: руководитель вызывает добровольцев. Дальше по сюжету должны бы подняться по крайней мере трое, для которых жертва приятна и радостна.

Но все сидят. И Анатолий с удивлением и неудовольствием оглядывает «подчиненных».

Марк: – Вы только что сказали, что работаете с небесталанными людьми. Вы думаете, мы идиоты, сами откажемся?
Анатолий (с патетикой в голосе): – Коллеги! Я вас не считаю за идиотов. Я понимаю, хочется поехать всем. Есть два варианта решения: я выберу сам или мы решим вместе. Меня больше устраивает второй вариант – мне не хотелось бы никого обижать.

– Жребий! – предлагает Анна.
– Нет, – вмешивается психолог, – на жребий вы полагаться не можете. Вы должны принять самостоятельное решение.

Анатолий: – Времени у меня мало. Директор меня ждет через несколько минут. Давайте конкретно и по-деловому.

Опрашивает каждого – все хотят ехать. Кроме Анны – она согласна на любой вариант.

– Так. Тяжелая ситуация. Ну, что мне делать? – скорбь в его голосе. – Я думаю, мы сделаем так. Ася, давайте, поменяемся местами. Как бы поступили вы как опытный специалист?

Ася: – Ну, я думаю, ехать должен тот, кто больше причастен к разработке. Кто больше пользы принесет на месте. Как известно, в нашем бюро часть специалистов разрабатывает проект, часть внедряет, а часть работает на стыке между самим производством и разработкой. Гораздо полезнее, если поедут производственники и специалисты связующего звена. Как раз наберется нужное число.
Анатолий: – Спасибо за эту лекцию. Я тронут. Вы поедете?
Ася: – Да.
Анатолий: – Вы считаете себя незаменимой?
Ася: – Я считаю, что вопрос некорректен. Поскольку я руковожу группой производственников, считаю, что мое присутствие там необходимо.
Анатолий: – Ну что ж, логично. Я сегодня проявляю чрезвычайную мягкость. Потому что не хотелось бы никого обидеть.
Андрей: – Анатолий Семенович, я понимаю, что у вас осталось всего две минуты.
Анатолий: – Четыре.
Андрей: – Я все же за то, чтобы вы сами приняли решение.
Анна: – Мы думаем, что кандидатуры у вас уже намечены. Говорите прямо и объясните почему.
Анатолий: – Остается Денис.
Денис: – Я? Но вы знаете мои обстоятельства.
Анна: – Это негуманно. У Дениса шестеро детей.
Анатолий: – Детям нужен отец. Как же он полгода в Австралии будет?
Денис: – Может, это из-за моих деловых качеств?
Анатолий: – Да я же сказал, – усталость и снисхождение в его голосе. – Вы знаете, я не работаю с посредственностями. Я работаю с людьми, которые талантливы – других не держим. Ну, что вы – девушка, которой надо говорить комплименты?
Психолог: – Анатолий, вы должны отказать.
Анатолий: – Ася, вы сидите на моем месте, так действуйте.
Ася: – Мне кажется, что с самого начала был взят неверный тон. Надо было доказать остающимся, что остаться престижно, что они закрывают амбразуру. А сейчас ошибка уже совершена. Поздно.
Психолог: – Андрей, давайте вы – сначала.
Андрей: – Я бы сам наметил, кто останется, поговорил с ними, объяснил ситуацию. Но не при всех.
Психолог: – Действуйте. Как вы будете отказывать?

Андрей подходит к столу, за которым сидит Марк, и стучится в воображаемую дверь.
Марк: – Здравствуйте, Андрей Ефимович! Что-то вид у вас не очень.
Андрей: – Я вот что хочу тебе сказать... Ты знаешь, мы вместе начинали.
– «Тебе»? Значит, что-то неприятное. Говорят, в Австралию ты меня не берешь?
– Откуда ты знаешь?
– Ты недооцениваешь наших сотрудников.
– Пойми, ты мой близкий друг...
– Ну да, скажут, близкого друга послал...
– Австралия – это хорошо, но ты мой боевой заместитель, незаменимый человек.
– Если я незаменимый человек, почему ты в прошлый раз лишил меня премии?
– Ты не незаменимый человек, ты склочник!
– Когда я услышал от них об Австралии... Подпишите, пожалуйста, заявление об уходе.
– Ну и подпишу!
– Спасибо.
– На здоровье!

Психолог: – В этом случае вы не справились с заданием – человек от вас ушел. Не сумели убедить заместителя, что он нужен здесь. Еще одна попытка.

Андрей: – Маша, зайдите ко мне. (Она подходит, садится рядом). Я вот что хочу сказать. Я прошу вас остаться здесь. Это необходимо. Это приказ.
Маша: – Но мне очень хотелось бы поехать.
– Я понимаю. Поездка очень интересная. Но и здесь мы должны закончить работу.
– А почему именно я?
– Видите ли, я руководствуюсь только интересами дела. Если бы я не исходил из интересов дела прежде всего, то обо мне как о руководителе – хороший или плохой – вообще нельзя было бы говорить. Речь идет не о туристической поездке. Там жарко. Там условия будут трудными. Поэтому я беру только мужчин.
– В общем-то, я сама опасаюсь, что будет тяжело. Из-за здоровья.
– Вот и договорились.

Психолог: – Краткое резюме по игре. Очень важно в такой ситуации найти убедительный ход, не обижающий человека. Самое лучшее – доказать: вы незаменимы здесь. Можно заранее дать работу претендентам на отчисление. Тогда сама логика необходимости продолжения дела докажет – уехать они не могут. Или просто приказать – без всяких объяснений. Поставить перед фактом: это – единственное возможное решение. Даже не дать возможности обсуждать эту тему – чтобы у них не возникало иллюзий.

Теперь об исполнении ролей. Интересно, что намерение Андрея было вполне оправданным: поговорить с людьми наедине, уговорить остаться. Но он в разговоре с «боевым заместителем» потерпел поражение. Почему? Перепутал разные вещи: благие намерения и способ их реализации. Не нашел убедительных аргументов – это раз. Второе: стиль поведения был неверным. Он как бы снял «маску» начальника и к своему заму пришел в облике старого друга. И этим ситуацию осложнил: ведь Марк как друг вправе рассчитывать от него куда на большее, чем как подчиненный. И обижаться вправе: причем здесь интересы дела, ведь Андрей просит его «не в службу, а в дружбу». А раз так, то и разговор начинает захватывать сферу не только служебных отношений. То есть Андрей как начальник сам спровоцировал осложнение отношений – и служебных, и дружеских.

Ошибки Анатолия еще серьезнее – разыграйся такая сцена в действительности, он потерял бы авторитет сразу у всего коллектива. А ведь он тоже действовал из лучших побуждений, хотел быть справедливым руководителем. А что получилось? Своей неувереностью возбуждает у каждого надежду, что именно он поедет. Надежду невероятную, ведь трое не могут поехать. Предлагает каждому собственными руками задушить мечту. Признать – перед всеми – что поездки не достоин. Начальник устранился от решения и этим как бы поставил себя над всеми: вы тут деритесь за место на корабле, а я в этой каше не хочу руки пачкать. Есть в этом нечто от Понтия Пилата. Появляется неувереность в таком руководителе. И друг в друге. Обида каждого на всех: «Ты же можешь уступить, а не хочешь». «Тебе же легче отказаться, чем мне».

Руководитель обязан был взять ответственность на себя. Найти любую причину для отказа – лучше обоснованную. Смягчить отказ, скомпенсировав его другими возможными поощрениями. На худой конец, даже показать себя твердолобым, якобы глуповатым самодуром, совершающим здесь ошибку – но любым способом предотвратить вражду всех против всех. Не случайно к концу «подчиненные» уже начали смотреть друг на друга с подозрением. Будто кому-то уже достался счастливый билет в Австралию, «а за что?! Да он же выхватил его из моих рук!», а остальным, обделенным, придется пахать на этого «нахала». В этом случае руководитель сделал худшее, что мог – столкнул сотрудников лбами. Пусть он этого не хотел – понять его можно, но одобрить его действия нельзя.

Другое, что следует знать и учитывать руководителю в своей работе – это психологическое значение такой, на первый взгляд, малосущественной вещи, как – в каком месте – происходит разговор начальника с подчиненным.

Психологические закономерности, связанные с категорией «место», нашли свое отражение в исходе двух бесед Андрея со своими «подчиненными». В первом случае Андрей потерпел неудачу. Вспомните, как он, придя к Марку, услышал в ответ: «Тебе? Значит, что-то неприятное...» У Марка, находящегося на «своем» месте «подчиненного», и увидевшего рядом с ним начальника, который сразу начинает разговор с неформального «ты», возникает объяснительный вариант поведения Андрея-начальника: «Что-то ему от меня надо, но это что-то он не решается потребовать официально, „по форме“». И далее – к поражению начальника, поскольку сам же Андрей расстался с психологическими преимуществами своего места и роли начальника и пытается вскарабкаться для переговоров на психологическую платформу дружеских посиделок. Но она на сей раз оказалась достаточно скользкой из-за девальвации его служебного статуса и повышения в «цене» атмосферы неформальных отношений. В этой ситуации страдающей стороне («подчиненный» Марк) вправе рассчитывать на дружескую поддержку, а в этом-то как раз ему Андрей-друг-начальник отказывает. Этот факт – не подтверждение дружеского расположения, а наоборот, – пренебрежение им.

Совсем иная картина во втором случае, когда «начальник» вызвал Машу к своему рабочему месту. Здесь же разговор – несмотря на слабые попытки подчиненной к сопротивлению, который не имеет психологического преимущества со стороны своего места и не находит «прорех» в функциональном статусе своего руководителя, – уверенно движется к намеченному результату с наименьшими для обеих сторон потерями.

Случайности ли это – в обоих случаях такое совпадение? Может быть. Но, если и случайность, то, скорее всего, только в разбираемой нами игре, или это – «неслучайная случайность».

[На главную] [Архив] [Наши публикации]