[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Afield — на главную] [Архив] [Психология для жизни]



Светлана Дзюба

Как Иван Иванович с Иваном Никифоровичем личностным ростом мерялись

Жили-были два приятеля. Иваном Ивановичем звали одного, Иваном Никифоровичем другого, стало быть. Жили — не тужили, хотя как сказать: не всякому на Руси, да и в Украине, жить хорошо. А посему возмечтали они дело это поправить. Сделать так, чтобы совсем не тужить, значит. А тут ещё психолог заезжий объявился, принялся тренинги личностного роста проводить. Посидели Иваны, покумекали как-то раз за кружечкой в местном трактире, грош подкинули для верности, и выпало  — идти на тренинг. И пошли.

Сперва идти никто не хотел, не верил народ в чудо заморское. А к концу раскочегарились. Уж на что читальню в уезде отгрохали, ан не поместились все до росту личностного охочие, расселись по углам на кусках дерюги. Долго ли, а скорее коротко, но магу-чародею ужо и отбывать пора. Вот и порешили братья да сестры: станем в читальне этой так и собираться, чтобы, значит, о делах-заботах потолковать, да и о достигнутых высотах не позабывать. В неделю где-то раз, а лучше в пятницу, дабы сподручнее было дома питейные стороной обходить да речами коварными не искушаться. Сказано — сделано.

Бондарева А.И. 'Русский чай', 1991г., 80х97, холст, масло К добру ли, к худу, одному Богу ведомо, но случилось так, что супруга ИвАнова Ивановичева в грех ударилась. Загуляла, значит. Ждал Иван Иванович пятницы, ждал, как света белого в оконце, вот и дождался. Сидят рядком у самоварчика добры молодцы да красны девицы, чаек попивают, пирогами закусывают да про жизнь свою хорошую-пригожую хвалятся. И только бы горемыке речь повести про беды-напасти, на голову свалившиеся, да встает тут парубок лет осьмнадцати от роду, и давай вопросы разные задавать. Как вы проблемы свои разрешаете, мол, другое, и третье, и пятое-десятое. А Иван Никифорович нонче в ударе был, даром что пива с самого тренингу не пивал. «Нет у меня проблем!» — так он речь свою повел, тут все и поутихли. Сидят, кое-что на ус мотают, кое-где переспрашивают добра молодца, жизнью да самим собою через край довольного. Самовар давно простыл, а соловушка наш все заливается. Иван Иванович как сидел, так и остался сидеть, и с собранья тихо-тихо пошел, на далекий трактир поглядывая искоса, низко голову наклоня.

А ведь это дело: взять да и вымолвить: «А вот у меня есть проблема...», и при том ещё рубашку на себе расстегнуть (разрывать-то жалко, ибо с работы выгнали буржуи проклятые, новую поди купи). На что, спрашивается, собранья таковые нужны, коли не помогать друг дружке? Ан нет. Иван Никифорович сам буржуй, опосля тренингу быстренько себе состояньице сколотил, и дружков пятничных на это дело подбивает. Мол, все вы этак можете, токмо не хотите как следует, значит. И давай все, на него глядючи, улыбаться да «У меня нет проблем» твердить. И не то чтобы перед друг дружкой похвалялись, пуще себе жизнь беспроблемную устроить возжелали, да чтобы собрания свои пятничные справлять аки праздники какие. Да друг дружке примером личным подсоблять. Вот и повелось, что годков этак с пять никто тут о проблемах и слова не молвил. И как Ивану Ивановичу, мужику здоровенному, взять да и добрую традицию нарушить? Надо, думает он себе, передряги-то с женой-змеюкой да с буржуинами проклятыми внутре держать, не то, глядишь, и тут не ко двору придусь — потому как не вырос личностно... Злобы на Ивана Никифоровича не затаил, ибо незлобив был, да только пришел и его час поквитаться.

Скоро статейка пишется, да не скоро дело делается. Годков ещё семь, как выучился Иван Иванович наш на психолога. Личностно вымахал пуще всей группы, и самого Ивана Никифоровича, и даже — грех такое молвить, вестимо — пуще самого заезжего мастера дел тренинговых. Сам нонче тренинги справляет. А у Ивана Никифоровича слабость одна водилась. Пописывать любил, стишки-рассказики там, статейки всякие. Сидит себе, пишет, пишет, а как напишет — так по комнате и бегает, и руками машет, и бумаги вкруг себя раскидывает. Радуется, значит. А ежели в редакцию какую возьмут, да ещё деньжат отсыплют, тут ужо в пятницу и пир горой. Буржуй-то он буржуй, да что-то в последнее время дела не шибко пошли, стало быть, денежке любой рад. Да и жена змеюкой оказалась, пуще друговой жены, значит.

И пошел как-то раз Иван Никифорович к Ивану Ивановичу статейкой похвалиться, в газете намеднись пропечатанной. И глянул Иван Иванович взором орлиным психологическим, и завел Иван Иванович такую речь. «Не стану я статейки твои оценивать, или там комментировать. Потому как поссоримся мы с тобой, Иван Никифорович. Как пить дать поссоримся. В разных, значит, пространствах мы с тобой обитаем. Ты, Иван Никифорович, писатель что надо, да все про свои проблемы глубинные психологические рассказываешь. Таких, как ты, пруд пруди, и дай Бог откликов тебе да любви народной, но ежели кто развит личностно поболе тебя, неинтересно ему читать все это будет. Ей-богу, неинтересно». И хотел было Иван Никифорович заспорить, мол, ты это так говоришь, ибо я ТВОЮ проблему глубинную статейкой-то задел, да мудрая сия мысль пришла в понурую голову ужо по выходе из дома Ивана Ивановича. А вдали, зазывая, поблескивал огнями трактир.

И была среда, и за ней четверг, а тут и пятница подошла. На собраньи не Иван Иванович речь держал, и не Иван Никифорович, а девица пригожая, в коснике золотном с ошивкой низанной да с венчиком на челе, и девица та всё поглядывала на самовар, дабы угли на пол не просыпались. Личностный рост, молвила она, не повод, чтобы друг с дружкой состязаться, или там превосходство свое показывать. Несовместим он со всеми этими превосходствами. Ты когда личностно растешь, продолжала она, схватимшись рогожкой за кочергу и ловко управляясь с нею, ты в самом деле становишься все больше и больше — но токмо для того, чтобы свою жизнь краше сделать, да и другим по силам своим подсоблять. — Самовар, наконец, вскипел, и девица принялась насыпать в заварник душистый «Английскiй Аристократъ». — Коли нет никаких нарушений кордонов промежду друг дружкой, тишь да благодать, так самое время цвести и пахнуть! И тогда, если кто-то помощи попросит? Помогаешь с удовольствием! Самому помощи попросить? Да спокойно... И не озадачивай ты головушку свою думой горькою: «лучше я аль хуже, чем вон тот сосед?» Все хороши, а кто насколько личностно вырос, одному Ему ведомо. — Тут девица руку протянула, да не в сторону кого-то из гостей, и не в сторону самовара, а непонятно куда вверх и вперед. — И это великое искусство есть: будучи не удовлетворенным в своем интересе, кто же тут лучше, да каково мое место, — работать над собой, как будто сделать да приукрасить в жизни ещё много надо... Соревноваться, но с собой, прежним... или с придуманным соперником... А ежели очень хочется, можно помериться силушкой где-нибудь в чистом поле, или умом в аналогах его виртуальных, или там ещё чем... — девица, потупив очи долу, стряхнула с сарафана кашемирового прилипший кусочек золы. — Только не личностями...

К тому моменту «Аристократъ» вполне себе настоялся, распространяя умиротворяющий цветочный аромат, и собрание приступило к приятной церемонии. А Иван Иванович и Иван Никифорович помолчали, подумали каждый о своем, и после того помирились, всерьез и надолго.

И ежели я не вполне утомила почтенную публику, то напоследок я скажу.

Годков ещё десять, али все пятнадцать пробежали, а всё светится по пятницам оконце, чаёк в самоварчике греется да стол от пирогов ломится. А народ-то всё прежний, да ещё нового полным-полно. Да не в избе-читальне чаёк попивают, а в самом Дворянском собрании! А дом собрания того, промежду прочим, из местного трактира перестроенный. А народ всё больше дипломаты да купцы, да мужи учёные, с женами, не меньше их учёными. Все здоровы-счастливы, и у всех проблемы есть. Токмо не проблемы сиречь беды-напасти, а проблемы сиречь задачи, творческие и радость от разрешения своего приносящие. И я там была, мед-пиво не пила, вестимо, а вот чай душистый да речи сладкие и правильные рекою лились и куда надо попадали. Тут и сказке конец. Кто продолжит — молодец.

Никаких параллелей с реальными людьми данный текст не содержит.



Mar 01 2005
Имя: Наталия Антонова   Город, страна: Самара, Россия.
Отзыв:
Весёлый, поучительный рассказ. А фраза: "Соревноваться, но с собой, прежним..." - просто в самую точку! И хочется сказать - Не перевелись ещё Гоголи на Украинско-Российской земле.

ВАШИ ОТЗЫВЫ:
Имя:* E-mail: URL: Город, страна:
Отзыв:*





[Afield — на главную] [Архив] [Психология для жизни]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Публикации] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]





Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Луганский рейтинг WWWomen.ru WWWomen online!




Украинская баннерная сеть