[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Публикации] [Коммуникации] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Afield — на главную] [Архив] [Мир женщины]

ЖЕНЩИНА В КРУГЕ ОДИНОЧЕСТВА

История автобиографична, ничего привнесенного авторами нет. Имя героини изменено.

Лет с двенадцати Ольга постоянно слышала от своего отчима: «Ты не такая, как все... С тобой никто не хочет сидеть за партой... Тебя никто не любит... Ты никому не нужна...» Эти слова как будто заключали ее в круг, и этот круг постепенно рос и обретал жизненность. И когда Ольга, проходя мимо сверстников, слышала смех, она внутренне съеживалась, и ей казалось, что она снова находится в круге. Она верила, что все лучшее у нее — в будущем, но сейчас был час одиночества.

Теперь ей было за двадцать. Десять лет она отчаянно пыталась вырваться из круга, все время чем-то занималась: пела, танцевала, даже ходила на карате. И все время думала: «сегодня» пройдет, а завтра все будет очень хорошо, она вырвется, она будет лучше всех. Лучше всех в танцах, в пении и в других своих увлечениях. И она будет счастлива. Но это «завтра» все не приходило, и сейчас, подводя итоги прошедших лет, Ольга думала, что, может быть, она и в самом деле никому не нужна.

Окончив техникум, Ольга поступила на работу, и через некоторое время у нее появилась подруга. Эта подруга — назовем ее Нина — отнеслась к ней так, как раньше никто не относился. Да, у Ольги были родственники, но они ее не понимали. Когда она что-то делала так, как считала нужным, родственники считали это чудачеством, детской забавой, поэтому она перестала делиться с ними своими маленькими секретами. Девушка замкнулась в себе. Но ей нужен был простор для мыслей, и она завела себе огромную библиотеку, которая стала второй ее жизнью.

И вот появилась Нина. Та, которая понимала ее и в то же время была любима всеми. Которая пользовалась авторитетом среди окружающих, причем, если можно так сказать, авторитетом радостным. Она словно светилась изнутри, излучала любовь.

Почему они сдружились — непонятно, но все же это произошло. Нина часто разговаривала с Ольгой, все время повторяя: «Ты ничем не хуже меня!..» Нина жила своей жизнью и старалась ввести в нее Ольгу, но та относилась к этому прохладно.

Прошел месяц, два, а может быть, три. Подруги сходились все ближе. Оказалось, что они родились в один год и даже в один месяц. И постепенно Ольга стала замечать, что выходит из того одиночества, в которое попала еще в детстве. Под влиянием Нины Ольга начала понимать, что она что-то собой представляет. Более того — Ольга обнаружила в себе качества, о которых даже не подозревала.

Она могла дать очень точный психологический портрет человека, рассказать, что он будет делать в каждый следующий момент. Скажет Нина пару слов: «Ты знаешь, мне понравился один мужчина, некрасивый, но симпатичный...» — и Ольга начинает рассказывать об этом мужчине. Рассказывать настолько достоверно, что Нина потом спрашивала: «А где ты его видела?» Ольга его нигде не видела. Представляла себе некий образ и описывала его Нине. И все сходилось до такой степени, что ее саму это удивляло даже больше, чем Нину.

Постепенно Ольга начала вести себя примерно так же, как Нина. Казалось, она переняла у Нины все ее повадки, все ее характерные черты. Ольга не понимала, как это происходит, но когда она что-то говорила, слова будто лились из неведомого источника. Она могла весело и непринужденно беседовать с коллегами по работе, на каждую реплику отвечала именно так, как нужно было ответить в данный момент. Одним словом, Ольга стала лидером в коллективе, вовсе не стараясь им быть.

Через некоторое время Нина уехала, Ольга осталась одна. Но ее душевная радость и веселье, которыми она делилась со всеми и с каждым, остались с ней.

Вскоре на нее обратил внимание мужчина. Он ей не нравился, но тем не менее она общалась с ним и даже подумывала, что, если он предложит ей выйти за него замуж, она, пожалуй, согласится. Хотя прекрасно знала, что счастлива с ним не будет. Когда он ее обнимал, это было то же самое, как человек обнимает дерево. Никаких чувств. Но она все еще боялась остаться в одиночестве. Ее одиночество ушло куда-то далеко-далеко, его не было видно, но тем не менее оно было...

Прошло еще какое-то время, и на работе появился новый сотрудник, который понравился ей с первого взгляда. Это был женатый мужчина с двумя детьми. Выглядел он спокойным и даже немного незащищенным, и, может быть, именно эта незащищенность привлекла ее. Во всяком случае, она думала, что если бы он подошел к ней с конкретными предложениями, она бы согласилась... И вскоре такая встреча произошла. Чисто машинально, ради поддержания разговора, она спросила: «Вы любите читать?» Оказалось, у него была большая библиотека, он рассказал о своих любимых книгах, и с этого все началось.

Они все больше сближались. Как обычно и бывает, сплетни опередили характер их отношений, назвав их любовниками, и через некоторое время это стало реальностью.

Он говорил, как ему плохо живется в семье и как его не понимает жена, что у него хорошие дети и он их любит, но в конце концов все равно уйдет от жены, только сейчас ему некуда деваться. Она верила, что в конце концов они будут вместе, и старалась что-то сообразить на будущее.

Так продолжалось почти два года. Однажды он пришел к ней на день рождения с дорогим подарком, но ощущение у нее было такое, как будто пришел чужой человек. Подарил, поцеловал, сказал: «Я тебя люблю», и ушел. Ольга не понимала, что происходит.

Все шло как обычно, но через некоторое время Ольга стала замечать, что он стал другим. Проснувшийся аналитический ум Ольги теперь старался из каждого предыдущего дня, из каждого события, жеста, слова извлечь какую-то информацию. Это уже стало ее потребностью. Ложась спать, она обдумывала каждый прожитый день... И вдруг поняла, что как-то не так вела себя одна из их сотрудниц. Сопоставив все, Ольга пришла к выводу, что он встречается с этой женщиной.

Вскоре Ольга уехала в командировку. Вернувшись и увидев лица своих сотрудников, она поняла, насколько была права. Ухмылки, улыбки... Одна женщина так рассмеялась ей в лицо, что сомнений уже не оставалось. Душевного покоя как не бывало.

Через некоторое время она решила поставить точки над «i», потребовав, чтобы эта женщина больше никогда не подходила к нему. Он засмеялся и сказал: «Что ты глупишь!» И отказался это сделать. Мало того — начал говорить ей то, чего никогда не говорил. Так, однажды передал слова одного из своих приятелей: «Он мне сказал — бросай ее немедленно. Если у тебя будет такая ревнивая жена, это будет ад...» Теперь каждый раз, когда они встречались, он исподволь старался сделать ей больно, хотя и сам был невесел. Говорил: «Если хочешь, мы можем расстаться»... Круг одиночества, который был у Ольги где-то внутри, разросся до огромной величины и снова поглотил ее.

Ни о каком лидерстве в коллективе речи уже не было — все поглотили любовные перипетии...

Ольга боялась бросить этого человека не потому, что у него есть кто-то, кроме нее, просто опять выросло это «ты никому не нужна». Вот она лучше, а ты хуже. «Моя жена меня так не ревнует. Меня никто так не ревновал. А ты...» Ольга дошла до того, что стала следить за ним. Теперь она спала два часа в сутки. Ей казалось, что чем больше она двигается, тем ей становится легче. Она еле доплеталась до квартиры, падала в кровать, просыпалась через два часа и ходила, ходила, ходила... Она теперь постоянно видела ухмылки и пренебрежительные взгляды в свой адрес и не знала, что делать. Возникало желание покончить с собой, но она его отбросила.

Ольга пыталась успокоить мысли, которые постоянно лезли в голову, но это не всегда удавалось. Было так тяжело, что иногда из носа шла кровь. Если можно говорить об амплитуде высших и низших эмоциональных проявлений, то сейчас все это нахлынуло на нее. То она хотела все разорвать и ненавидела так, как только могла ненавидеть, то прощала ему все, желала любви и радости. И один из знакомых, увидев ее в этот момент, сказал: «Ты как будто светишься изнутри».

В конце концов Ольга научилась достигать состояния полного покоя. Однажды, идя домой в этом состоянии, она вдруг заметила, что видит свое тело, идущее сантиметрах в 20-30 впереди нее. И это еще не все. Она ощутила, что позади нее имеется огромная сила. Цунами, которое поднялось и не опускается. И эта сила ждет только одного ее слова, чтобы обрушиться и уничтожить все, что находится у нее на пути. Она была в этом полностью уверена. Но она прекрасно знала и другое: что никогда не даст такой команды.

Это было только первой ласточкой. Дальше произошло то, о чем она не могла и подумать...

Ольга решила взять с него клятву в том, что у него нет никаких связей с другими женщинами, кроме нее и жены. И он поклялся жизнями своих родственников. Она сказала: «Нет, всеми родственниками не надо. У тебя же есть дети...» — «Тогда я клянусь всеми родственниками, кроме детей...»

Через некоторое время Ольга взяла отпуск, вернее, вымолила его у начальника, который знал, что происходит, и пожалел ее. Ольга подумала: ладно, пусть они гуляют сколько хотят, а я буду жить, как смогу.

Однажды она пошла на вокзал, чтобы узнать о приходе какого-то поезда. В полупустом здании вокзала имелась компания молодых людей, которые активно ругались и жестикулировали. Ольга их обошла. Подойдя к кассе, она задала вопрос. Странно, но ее голос прозвучал так, что кассирша забегала и засуетилась, а молодые люди, стоявшие у входа, умолкли. Она сама не ожидала такой силы, прозвучавшей в ее голосе. Обратно она шла уже не мимо молодых людей, а прямо сквозь расступившуюся группу. Они только молча на нее посмотрели. Ольга вышла из вокзала, и из носа снова хлынула кровь.

Она пришла домой и легла спать. Сна практически не было, не считая тех 2-3 часов, к которым она уже привыкла. И вдруг она услышала страшный крик. Она понимала, что этот крик не может исходить ниоткуда, она была в квартире одна. Ольга открыла глаза, посмотрела вокруг. Никого. Через несколько секунд вскрикнули еще раз. Она испугалась. Испугалась не за себя, а за того мужчину, которого она... сейчас уже не знала, любила или нет. Через несколько секунд снова раздался такой крик, от которого внутри все похолодело. Она встала, подошла к окну и посмотрела вниз. Была тихая морозная ночь. Ольга вышла на балкон. Тишина. Холод.

Ольга читала об экстрасенсах, о различных паранормальных явлениях, но никогда не думала, что нечто подобное может произойти с ней. И сейчас она думала... вернее, ничего уже не думала. Она просто удивлялась. И только позже она поняла происхождение этих криков.

Ощущение было такое, как будто вокруг головы находится круг. Этот круг сжимался, и во время сжатия казалось, что кто-то кричит. Ольга навыдумывала себе, что у того человека где-то там произошло что-то такое... одним словом, душа у него кричала. А через две недели ей приснился странный сон. Этот человек бежал, бежал за ней, бежал за той женщиной. Он бежал, и вдруг огромная женщина, трехметрового роста, остановила его и посмотрела на его руку. Три ногтя на его правой руке были намазаны красным лаком. Вслед за этим она услышала голос: «Месяц... двенадцать месяцев... тридцать шесть месяцев».

Через месяц у того мужчины умер первый родственник. Через двенадцать месяцев умер второй, очень далеко — мужчина узнал об этом из телеграммы. Третий крик был самым страшным, и это не могло быть иначе... С тех пор больше никогда, ни у кого Ольга не брала никаких клятв.

Вскоре она вышла на работу. Уже не было тех перепадов настроения от любви к ненависти, и как только что-нибудь негативное поднималось у нее в душе, сразу возникал невидимый стражник и вмешивался. Она его не звала, но он все время стоял в невидимом дозоре. Мысли исчезали, и наступал покой. И до тех пор, пока язык был связан молчанием, это ощущение не проходило. Это была непревзойденная психическая защита.

И пока она держала эту защиту, он будто сходил с ума: старался приблизиться к ней любыми способами, угождал, показывал при всех, как он ее любит, искал встречи... Но как часто мы слушаем не свое сердце, которое подсказывает одно лишь слово — «Уходи», а идем на поводу у своей логики, и потом об этом жалеем. В конце концов она уступила его просьбам...

Что же после этого? У кого-то — счастье, у Ольги — опустошенность, и надолго. До тех пор, пока она не увидела ту, другую, которая все это время отсутствовала на работе (училась на курсах). Где-то в подсознании Ольга ждала ее возвращения.

И когда она вернулась, напряжение сразу спало. Теперь Ольга просто наблюдала за тем, что произойдет. Но между ее мужчиной и той женщиной уже ничего не было. Мало того — было ощущение, что то напряжение, которое она намучила в себе в течение многих месяцев, передалось им. Женщина не выдержала и уволилась с работы.

Через два с половиной года умерла его жена (третий крик). Еще через полгода он предложил Ольге стать его женой, и она согласилась. Наверное, потому, что все еще в глубине души была не безразлична к этому человеку, принесшему ей и огромное горе, и крупицы счастья. В тот момент, когда она в первый раз пришла к нему, она поняла, что ей было нельзя здесь находиться. Это знание она откинула, как ненужное, и все пошло своим чередом. Так, как живут «нормальные» (или ненормальные) обычные семьи. Но вместе с тем в ее душе произошел какой-то надлом: если раньше он спрашивал ее: «Ты меня любишь?», и она отвечала: «Да, люблю», то сейчас все больше отмалчивалась. Будто хотела сказать: «Мне тебя жалко», а не «люблю».

Это изменение в Ольге привело к тому, что она начала что-то искать, к чему-то стремиться, но не могла понять, к чему. Через несколько лет она поняла, что в то время, когда она психовала, нервничала, мучилась, она ЖИЛА. А сейчас — будто попала в какую-то трясину, и эта трясина все больше ее затягивала. Иными словами, очерчивала круг все жирнее и жирнее. Но теперь в этом круге была не только она — там был и ее муж, и его дети. Которые, кстати, приняли Ольгу, как родную мать. И она любила их как мать, делала все, чтобы они были счастливы. Но теперь чего-то не хватало. Она понимала, что долго так жить не может, что-то должно измениться, и эта цепь «дом-работа» должна была когда-то прерваться.

Однажды на рынке Ольга увидела небольшую книжку: «Живая этика». Купила, так как там были слова «Агни-йога», а йога ее всегда привлекала. Вспомнила, что когда-то любила читать... Правда, духовную литературу не очень любила, но в этот момент очень захотелось почитать что-нибудь из этой серии.

Читалась книга тяжело. Ольга практически ничего не понимала. Собиралась уже бросить, решив, что это не для нее, пока не дошла до одного абзаца, после чего поняла — что-то в этом есть. И ей захотелось найти и прочитать книгу полностью, а не те выдержки, что были у нее. Но чтение снова шло крайне тяжело.

То были времена, когда зарплату не платили, а на задолженность выдавали разные товары. Одному мужчине вместо зарплаты дали несколько книг о Кришне, в том числе «Бхагават-Гиту», и Ольга взяла ее почитать. Книга настолько увлекла ее, что она решила заняться этим всерьез. Там говорилось, что человек, который стремится к Богу, должен увидеть Бога и полюбить его. Но когда она начала повторять «Господи, я тебя люблю», она могла бы с тем же успехом произносить любую другую фразу, и это ни на что бы не повлияло и ничего бы не произошло.

Две-три недели прошли без изменений. «Я люблю тебя, Кришна!» — и ничего. Со спокойной совестью она удалялась в свои мирские дела. Пока, наконец, не ощутила, что с каждым произнесением этой фразы внутри как будто начинал ласкаться котенок. Появилось что-то доброе, нежное... Еще через некоторое время она уже чувствовала какое-то притяжение, и ей это нравилось. Это было как легкая форма влюбленности — когда видишь человека и еще не знаешь его, но он тебе уже нравится. А еще появилось ощущение горения между легкими.

Примерно через полтора месяца, когда у Ольги было веселое, доброе настроение, она вспомнила о Кришне. Подошла к окну и сказала: «Я люблю тебя, Кришна!» И вот тут ощущение любви пришло с огромной силой. Такого она не испытывала ни разу в жизни.

Еще через три-четыре недели после того, как она в первый раз ощутила это касание любви, произошел разговор с одним христианином, и они нашли общий язык. Больше всего ее удивило то, что она хотела найти человека, с которым можно было поговорить о духовном, причем она обусловила его — каким он должен быть, какие у него должны быть черты характера и так далее, она носила в себе его образ — и вот, он сейчас стоял перед ней в облике этого представителя христианства.

После этого разговора она вышла, посмотрела в окно на небо и сказала: «Я люблю тебя!..» И в этот момент... Она ощутила огромную, огромную любовь. Она не могла выдержать то, что нахлынуло не нее. Ей хотелось потерять сознание, хотелось упасть, кричать, биться... Огромная любовь, такая, от которой можно сойти с ума. Она стояла и не могла двинуться с места. Она поняла, что, если сделает еще один шаг по направлению к этой любви, она уже не сможет контролировать себя. Она действительно упадет, она действительно будет делать все, что угодно. И она подумала, что вряд ли кто-то поймет ее правильно — что она сейчас испытывает то, что поднимает на необычайную высоту, То, что можно только ощутить, но невозможно передать словами...

Минут через пять все прошло. Она оглянулась вокруг себя и поняла: еще один такой опыт, и ей не миновать сумасшедшего дома. Если женщина падает посреди комнаты и ведет себя так, как обычно ведут себя в эпилептическом припадке, сотрудники поймут это однозначно. Лишь потом она прочтет, что это именно то состояние, к которому стремятся святые. А сейчас она просто испугалась.

Через две недели после этого случая она встретила своего давнего друга, и он пригласил ее к себе в гости. Он был женат. Жена, видимо, привыкла к тому, что он часто приводит друзей и среди них бывают женщины. У них возникла чистая любовь. Ольга могла говорить с ним с утра до вечера, не обращая внимания на то, что у нее есть муж, а у него есть жена. Жена смотрела на это все довольно спокойно и даже находила с ними общий язык, когда они беседовали втроем. Однажды они заговорили о своих любимых божествах, и она сказала, что больше всех любит Кришну, он — Будду, а его жена Христа.

Их отношения продолжались почти полгода, после чего супружеская пара продала дом и уехала.

Значительно позже она поняла, что любовников и мужей может быть много, хороших людей — мало, а настоящих братьев и сестер, которые могут открыть тебе сердце, — единицы. Ощутив вновь духовную пустоту, она снова решила взяться за Агни-йогу и получше в ней разобраться. Обучение пошло лучше, чем в первый раз, теперь она замечала то, чему раньше не придавала значения. Прочитав книгу, Ольга отложила ее, но через некоторое время решила, что упустила что-то важное, и прочла еще раз. Теперь она понимала больше.

Однажды, идя по улице, Ольга увидела бывшего одноклассника. Он был слегка навеселе. Обрадовался, как ребенок радуется любимой игрушке, и попросил при случае зайти к нему в гости. Она сказала «да», про себя сказав «нет», и спокойно пошла домой.

Но что-то как будто тянуло ее туда. Месяца через три-четыре она вспомнила, где он живет, и постучала в дверь. Когда дверь открылась, она онемела. Перед ней стоял человек, вдребезги пьяный, похожий на самого отъявленного алкоголика. Он попросил ее зайти, и Ольга, пересилив себя, зашла. Он все время кричал: «Оля, помоги мне!» Оля решила, что вряд ли сможет помочь — здесь нужно только кодирование. Сказала «да» и ушла.

Вскоре они снова встретились. Он был совершенно трезвый, начал опять звать ее к себе, и она опять зашла. Он показал ему свою библиотеку. Книги были интересные, многие из них — духовного содержания. Среди них была книга Клизовского, разъясняющая Агни-йогу, что удивило Ольгу, и она спросила: «Ты читал Агни-йогу?» Он не читал, и Ольга предложила принести ему книги. Мужчина с удовольствием согласился, и Ольга их принесла. На этом вся история могла бы и закончиться, если бы не одно событие.

Однажды, когда Ольга осталась на работе одна, к ней подошел сотрудник, который очень много пил. В кабинете, кроме нее, уже никого не было. Кроме лампы, горевшей на столе, нигде не было света. Он сел напротив, настолько пьяный, что еле держался на ногах. И тут же сказал: «Ну, расскажи о своей религии». Это ее удивило, потому что о своих увлечениях она ни с кем не говорила. Во всяком случае, на работе. Ответила только одно: «Я с пьяными о таких вещах не разговариваю». Он вытянул бутылку, выпил и сказал: «Ну зачем тебе это все надо?» Она спросила: «Что — надо?» — «Ну, все то, что ты делаешь...» И тут до нее дошло, что что-то происходит не так.

Этот вдребезги пьяный человек вдруг заговорил совершенно трезво. Она посмотрела на него, а он сказал: «Таких, как ты, надо убивать. А такие, как мы, должны жить». Она переспросила: «Такие, как ты, должны жить?..» — «Да, такие, как МЫ!» Она посмотрела в его глаза и увидела в них такую злобу, которую видела только в американских фильмах ужасов. Мало того, ей показалось — может быть, только показалось — что эти глаза были желтые. Не такие, как обычные человеческие глаза... В тот же момент она поняла, что он хочет взять какой-нибудь тяжелый предмет и ударить ее по голове.

В голову ей пришла одна мысль: «Господи, помоги!» Она встала из-за стола, чувствуя затылком, что в следующий момент может получить удар сзади. Но удара не последовало. Она вышла примерно на 15 секунд, а потом подумала: «Там же все мои труды! Он может сделать с ними все, что угодно!» И вернулась обратно. Он уже спал, сидя за столом.

Она поняла, что ее почему-то заметили. Почему, почему, почему?.. А может быть, самые несчастные люди — те, которые относят себя к Свету, но которых за всю их жизнь ни разу не заметило зло? Эта мысль дала ей такой импульс радости и вместе с тем огромной силы, что сейчас ее не испугали бы и сотни одержимых.

После этого — как будто псы сорвались с цепей, и в прямом, и в переносном смысле. Пьяные начали травить ее собаками. Один пьяница, который раньше признавался ей в любви, начал делать ей больно, что поразило его жену, которая знала, что он всегда хорошо относился к гостям и особенно к ней.

После этих случаев Ольга решила для себя: каждый человек, который пьет, несет в себе одержание. Она думала о человеке с желтыми глазами: хороший ведь человек, добрый, с любым может поделиться, любому может помочь... И вместе с тем — он одержимый. Однажды она спросила у верующих, работавших вместе с ней: «Не кажется ли вам, что такой-то...» Они перебили: «Он одержимый, мы об этом давно знаем».

И сейчас, и позже, видя пьяниц, ей все время казалось, что какая-то тварь у него внутри шепчет ему: «Выпей, дурак, выпей. Ослабь свое внимание. Я выйду из твоего сердца, чтобы овладеть твоим телом, мыслями, языком. Я буду терзать твою жену, мать, близких, соседей. Мне нужны гнев, горе, отчаяние, для того, чтобы насытиться ими, как ты насыщаешься едой и воздухом. Я не могу без этого существовать».

Ольга решила любыми способами отвести этого человека на вычитку, туда, где могут изгнать из него демона. И ее мысли словно были прочитаны. Он начал делать такие вещи, которые в нормальном состоянии нормальный человек никогда бы не сделал. Он нагрубил начальникам, побежал в больницу и начал требовать, чтобы его срочно госпитализировали, потому что он очень болен, хотя и не мог объяснить, чем.

Ольга все больше увлекалась Агни-Йогой. И, если раньше она почти ничего не понимала, то теперь, каждый раз прочитывая уже прочитанное, открывала что-то новое. Это стало частью ее жизни. Не было дня, чтобы она не вспоминала фразы и высказывания из несколько раз уже проштудированных глав. И так же, как иногда одна-единственная мысль становится доминирующей в нашем сознании, так и сейчас она всецело принадлежала принятому учению. Все, что она делала на работе или дома, делалось скорее автоматически, а мысли были очень далеко. Это продолжалось довольно долго. После одного из таких дней она легла спать. Это были минуты, когда уже ничего не ощущаешь в этом мире, но сон еще не пришел. Ей показалось, что внутри ее головы что-то взорвалось, и она ослепла. Это продолжалось несколько мгновений, после чего она увидела ослепительный свет, который переплетался с чувством огромного счастья. Она видела этот свет не секторно, как обычно видят люди, а одновременно со всех сторон — видимость была объемной. Спереди, сзади, с боков, снизу — всюду лился свет, умноженный на огромное чувство восторга. И после этого она увидела Того, Кто был за этим светом...

Это продолжалось несколько секунд. Женщина пыталась всеми силами потянуться навстречу свету, но еще одна секундная вспышка — все. О сне не могло быть и речи, успокоиться она не могла еще очень долго.

Теперь она знала о той руке, которая протянута каждому из нас. О том луче, который зажигается, непременно зажигается в сердце у тех, кто стремится к нему. И затухает у тех, кто меняет его на вещи, деньги, водку...

И еще она поняла, что для того, чтобы увидеть этот луч хотя бы на мгновение, нужна огромная устремленность. Такая, которой добилась она в своем стремлении к Огненному Учению. И, может быть, добивались многие до нее, но молчали — и женщина знала, почему. Однажды она рассказала об этом одному из верующих. Он ушел в сильном волнении, а через несколько дней, встретившись с ней, сказал: « А может, это сатана?..» Если умный, эрудированный человек мог прийти к такому выводу, что могли сказать другие? Больше она этот вопрос не поднимала.

Позже, как она ни пыталась устремиться до такой степени, это ей уже не удавалось. Теперь ее целью было найти внутреннее равновесие, и это получалось. В семейной жизни у нее тоже было все «хорошо». Нет, ее не обижали — ее не понимали. Всякий раз, когда Оля старалась найти внутренний покой, в ее адрес неслось: «Ты что молчишь? Нормальные жены делятся со своими мужьями хотя бы сплетнями. Тебя на людях сроду не увидишь, все говорят, что ты...» И так далее. Но теперь эти слова нисколько не влияли на нее. Это была своеобразная техника привязывания человека к себе. Докажи ему, что он никому не нужен, и ему остается одно: мириться с тем, что имеешь. Однако духовный мир сделал свое дело. Оставаться в этом доме дальше было равносильно самоубийству, и отсутствие штампа в паспорте уже не угнетало, как когда-то, а успокаивало. Она не знала, где и как будет жить дальше, знала только одно: тот луч, который был в ее сердце, не мог и не хотел привязываться к обычным мирским радостям.

Уход все же был не простым. Можно ли спокойно оставить человека, которого больше 10 лет называла мужем? Сердце болело за уже взрослых детей, которые за это время стали родными. Ее опасения, что они не будут с ней общаться, сменились радостью после их визита на новое место ее жительства. Ольга для них осталась мамой.

Потребность духовного общения стала необходимостью. Традиционные религиозные течения давали только одно — знакомство с добрыми и порядочными людьми. Хотя... Даже там встречались те, кого Ольга про себя называла «пустыми». Они улыбались, вели собрания, рассказывали о Боге, и вместе с тем сеяли раздоры между своими же «братьями» и «сестрами». Позже женщина научилась их распознавать практически сразу — по внутреннему холоду и желанию всюду быть первыми. Истинные же алмазы духа практически всегда остаются как бы в тени, и именно они определяли для Ольги красоту любой из конфессий.

Только через год состоялось знакомство с теми, кто разделял ее взгляды на смысл жизни. Христианство, ислам, йога, буддизм — не имело значения направление твоего совершенствования, важным было одно — движение к духовности. Ольга чувствовала, вернее, знала каким-то внутренним знанием, что это ростки будущего человеческого общества. Ростки, которые поломают монолиты «пустых», забывших «возлюби» и кричащих «ату» в сторону иных церквей, стран, религий. Вот где истинные последователи сатаны.

Любовь. Кто из нас не хочет почувствовать ее прилив к сердцу? Лишь тот, кто заменил это чувство сексом, кто при этом слове вспоминает лишь о кровати. Нет, Ольга не имела ничего против интимной близости, но только в том случае, если внутри все переполнено самыми тонкими вибрациями, против которых бессильно всё.

После своего опыта с любовью к Кришне, это чувство стало катализатором всей ее дальнейшей судьбы. И теперь, видимо, пришел тот час, когда все ее стремления оформились в одном человеке. Нет, это не было мгновенное ощущение любви. Было чувство симпатии, потом радости от того, что сегодня его можно будет видеть, постоянные мысли о нем. Это было постепенное, осторожное движение друг к другу... Спустя долгий промежуток времени их руки наконец соединились, и внезапный импульс счастья прорезал ее мозг. Она знала, что это было — прозрение, раскрывающее будущее. И сейчас она была благодарна всем тем, кто принес в ее судьбу и радость, и горе. Ведь это были ступени, которые вели ее к этому мгновению. Мгновению, наполняющему сердце счастьем и прощением.


НАПИСАТЬ ОТЗЫВ:
Имя:* E-mail: URL: Город, страна:
Отзыв:*





[Afield — на главную] [Архив] [Мир женщины]
[Сила слабых] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Публикации] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Луганский рейтинг WWWomen.ru WWWomen online!




Украинская баннерная сеть