[Сила слабых] [Наши публикации] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]
[Afield — на главную] [Архив]


Татьяна Свичкарь
Любовь да пребудет с людьми!

     Поехать в женский скит, недавно сложившийся в селе Брусяны, нас благословил благочинный отец Павел. Без благословения в дороге делать нечего: что бы ни задумали — всё пойдёт не так. Теперь же — будто кто-то взял нас за руки и повёл.
Любовь да пребудет с людьми!      Широко раскинулось над Волгой старинное село Брусяны. Издали виден изумрудно-зелёный купол храма в честь святых Космы и Дамиана. Когда-то, ещё в ХIХ веке, стояла здесь деревянная церковь, да сгорела. На смену ей выстроили каменный храм — красивый, с чудесной акустикой. Позже, при советской власти, взорвали колокольню, а колокола повезли на переплавку. Да чудесным образом не дались они на поругание, упали с баржи и затонули. Теперь — если найдутся деньги — можно просить водолазов найти и поднять их со дна Волги.
     Рядом с храмом — указывают нам сельчане — дом, где живут сёстры.
     Нам открывает двери совсем юная Машенька, с приветливой и в то же время будто не от мира сего — застенчивой улыбкой.
     Бежит спрашивать разрешения и тут же возвращается:
— Матушка просит.
     Матушка — это старшая сестра монахиня Феофания. Она принимает нас в просторной гостиной, где на столе уже ждут своего часа нарядные куличи и изукрашенные яйца.
     Конечно, первый вопрос о том, как образовался скит.
— Произошло это в августе 2005 года по благословению архиепископа Сергия, — рассказывает матушка. — В ту пору поселилось в нём шесть сестёр, сейчас нас восемь. Есть и ещё желающие прийти сюда, однако пока нет возможности принять всех — с жильём у нас несвободно.
     Сначала мы жили на квартире, а потом приобрели этот дом. Одной из духовных сестёр неожиданно начислили деньги за акции — и мы смогли внести залог.
     Что такое скит? Это как маленький монастырь. Когда наберётся число сестёр, появится у нас хозяйство — своё поле, скот, мы сможем прокормить себя сами, — тогда приедет из Самары игуменья Иоанна, всё внимательно осмотрит, и если сочтёт всё достойным — подаст прошение правящему архиерею, чтобы скит был переименован в монастырь.
     Пока же мы ещё как младенцы, нам восемь месяцев всего, всё только начинается. Однако дело это большое и нужное. У нас в Ставропольском районе нет женского монастыря. Когда он появится — сюда смогут приходить женщины Жигулёвска, Тольятти, окрестных сёл.
     Хозяйство наше уже складывается. Сельчане подарили кур, гусочек. У одной женщины корова родила тёлочку, да такую красивую! Сёстры ходят, подкармливают её. Скоро её нам передадут, ждём.
     Одну из сестричек послали на курсы водителей — станет она у нас водить машину.
     Большую помощь оказывает нам благочинный отец Павел. Помню, приехал он, шли мы с ним, он и говорит:
— Матушка, вам будет очень трудно, но Господь вас не оставит.
Любовь да пребудет с людьми! — Почему же женщины приходят сюда, матушка?
— В основном, приводит их сюда призвание, желание посвятить свою жизнь Господу. Бывает, что есть у женщины дети, да уже выросли они. Муж или умер, или оставил семью — и женщина уходит в монастырь, чтобы молиться за близких. Да ведь это не сразу: пришла — и на другой день стала монахиней.
     Сначала послушница, потом рясофорная послушница, инокиня, монахиня, схимонахиня — так всё идёт. Послушницами обычно бывают года по три — как отцами заведено, потом уже начинается путь выше.
— Как же день проходит в скиту?
— Встаём мы в половине шестого утра. Знаете, говорят, что сперва Бога славят монахи, а потом — птицы. В шесть часов начинается правило. Полунощница, чтение Акафиста, молитвы, в которых обращаемся к Господу за помощью, поминаем за здравие и за упокой. Молимся и за тех, кто умер без покаяния.
     Потом на послушание все идут. Кто варит, кто шьёт, кто убирает, кто за хозяйством смотрит, а я всё больше в разъездах. То письма нужно отвезти, то за документами съездить.
     В полдень, а то и позже, мы в первый раз кушаем, потом в четвёртом часу дня чаю можно попить, а в половине восьмого у нас ужин и вечернее правило. Малое повечерие, каноны, молитвы. В 11 часов спать ложимся.
— Матушка, у Вас, наверное, есть опыт монастырской жизни?
— Да, пять лет я в Иверском, в Самаре была. Игуменья Иоанна меня с детства знает, когда решила в монахини идти — она меня пригласила, я и приехала.
— Можно ли сёстрам смотреть телевизор, пользоваться какими-то другими современными вещами?
— Можно смотреть видеокассеты духовного содержания, слушать музыку и читать духовные книги. Есть у нас пианино, синтезатор, под эту музыку проводим спевки. Постоянного телефона у нас нет, но у меня есть сотовый.
— Вы здесь живёте так уединённо. Получается — отойти от мира?
— Да, уединение в Брусянах большое, это действует на духовный рост. В город уедешь — вернешься вся такая рассеянная. Но родные к сёстрам приезжают. И хотя в кельях их принимать не положено — только в гостиной, мы идём на такое послабление. Мало нас пока, живем одною семьёй — как же не показать близким свою келью?
     Священник наш — отец Гермоген из Тольятти, мы под его духовным окормлением.
Любовь да пребудет с людьми! — Местные жители приходят в храм?
— Да, но пока немного их. Летом, когда приезжают дачники, — на службах людей больше. Мы надеемся на помощь верующих. Вот, например, тут есть источник Космы и Дамиана — приезжие паломники спрашивают, как к нему пройти. Но источник следует, прежде всего, расчистить, привести в порядок. Много и другой работы, мы со всем не справляемся. Если хочет кто потрудиться во славу Божию — ждём. Только жить придётся в селе, у нас пока негде. Впоследствии хотели бы, чтобы один дом был для сестёр, а другой для гостей.
     Первая же нужда — дом для священника приобрести. Пока он у нас квартиру снимает, тяжело это. Без священника монастырь не может существовать. В молитвах всякий день просим, чтобы Господь решил эту проблему.
     Бывают перебои с водой — хотелось бы со временем свою скважину иметь. В селе есть богатые люди, которые провели газ, а бедные на нас надеются — вот скит проведёт себе, и мы подключимся. Без газа плохо. Зима была лютая, сестрички топили по очереди — углём, дровами.
     Матушка говорит о трудностях, но улыбка не сходит с её лица, вся она будто светится радостью — живёт-таки скит, молятся и трудятся сёстры, служат Господу.
— Всё у нас будет. Москва не сразу строилась, — повторяет матушка Феофания.
     Мы спрашиваем позволения посмотреть дом и хозяйство.
— Сейчас я их предупрежу, — и матушка спешит по крутой лестнице. — Сестрички! К нам гости!
     Возвращается с улыбкой:
— Переполох у них. К нам ведь редко приезжают, а сейчас ещё и разгар работ — к Пасхе готовимся.
     Уборку сделали, и пасочки напекли. Я две ночи не спала — днём ведь некогда печь. Сперва сахару не доложила, пришлось переделывать, на этот раз получилось. Цветы приготовили. В Великую Субботу во время службы сёстры выйдут со свечечками и цветами. Священник будет переоблачаться в праздничные одежды, храм сменит траурное убранство Великого Поста — на нарядное, пасхальное. В полночь торжественно будет провозглашено: «Христос воскресе!» И пойдём мы на крестный ход.
— Дружно вам живётся в скиту?
— Сёстры у нас разных возрастов — есть молоденькие девочки, есть пожилые женщины. Конечно, бывают мелкие столкновения — как без этого? Главное — если что случилось — сразу попросить прощения, не таить гнев и обиду, с миром отойти ко сну.
Любовь да пребудет с людьми!      Живут сёстры на втором этаже, по двое-трое. В кельях по-особенному чисто, на стенах — образа. А самая светлая комната с окнами на Волгу отведена под швейную. Хорошо сидеть за пяльцами, время от времени подымая глаза на бескрайние волжские дали!
     Очень нарядно в доме: скиту подарили много комнатных цветов. Из трапезной доносится вкусный запах горохового супа. Сестра Нона готовит обед. Есть среди сестричек и медсестра, и бывшая начальник отдела снабжения. Хотя о прошлой жизни сестёр расспрашивать не принято.
     Но в одном случае я всё же не удерживаюсь:
— Машенька, а Вам сколько лет?
— Двадцать два.
— Родители не против были, что Вы в скит ушли? У Вас есть ещё братья, сёстры?
— Нет, я одна у мамы, меня мама растила.
— Не горюет она, что у Вас не будет семьи, детей?
— Господь всё устроит, — отвечает Машенька своим нежным, певучим голосом.
     Радуется нашему приходу дворовый чёрный пёс, прыгает перед Машенькой, лижет ей руки. Вальяжно ходят по двору куры. Будет и сеновал, и хозяйственные постройки. Одна из сестер умеет доить — в Тихвинском монастыре на послушании выучилась.
     Посажены уже овощи: помидоры, лук, чеснок, щавель, петрушка. А для души — розы, пионы и гиацинты.
— Матушка, что Вы мирянам пожелаете, в преддверии великого праздника?
— Пожелаю от нашего скита, чтобы с воскресеньем Господа воскресли души всех людей, и настала бы Пасхальная радость, которой не было бы конца. Мир, любовь в воскресшем Христе да пребудет со всеми людьми!

Фото автора.



Apr 24 2006
Имя: Germany   Город, страна:
Отзыв:
Татьяна, что у тебя с почтой?
Ни как не могу отправить тебе письмо.
Рассказ классный.

НАПИШИТЕ ОТЗЫВ:
Имя:* Откуда:
Отзыв:*


Все произведения Татьяны Свичкарь на этом сайте:

[Afield — на главную] [Архив]
[Сила слабых] [Наши публикации] [ФеминоУкраина] [Модный нюанс] [Женская калокагатия] [Коммуникации] [Мир женщины] [Психология для жизни] [Душа Мира] [Библиотечка] [Мир у твоих ног] [...Поверила любви] [В круге света] [Уголок красоты] [Поле ссылок] [О проекте] [Об авторах] [Это Луганск...]