[На главную] [Архив] [Наши публикации] Письменные и рабочие столы для офиса.


Ольга Петрова

Антифеминизм как отключение эффекта подстановки

Я уже написала одну статью о причинах  и последствиях антифеминизма – «Антифеминизм как медленное убийство». Она была послана Ю.И.Мухину в его одиозную газету «Дуэль» (http://www.duel.ru/), но, как я и ожидала, им не напечатана.

Зато в журнале «Посиделки» Петербургского Центра Гендерных Проблем ее в свое время напечатали, хоть и с сокращениями и перепутали фамилию в оглавлении, превратив меня в «Наташу Королеву»...

Сейчас мне хотелось бы обратить внимание читателей на еще один аспект антифеминизма – отключение мужчинами эмпатии по отношению к женщинам и ЭФФЕКТА ПОДСТАНОВКИ себя на ее место.

Нормально развитому человеку любого пола свойственно умение поставить себя на место другого человека.

Без этого эффекта невозможно или затруднено любое общение между людьми.

«Ущипни себя – узнаешь, как бывает больно другому», – говорится в японской пословице.

Но подставлять себя на место женщины и чувствовать при этом ее «боль» или любые другие  ее переживания мужчины не хотят, потому что это для них опасно! Ведь если подставить себя на ее место – будет ой как неуютно! Каково было бы мужчине целыми днями сидеть дома и заниматься стиркой и уборкой?! Боже упаси! А работать на самой тупой, однообразной, низкооплачиваемой и грязной работе? А каково пришлось бы ему, если бы это о нём талдычила пропаганда, что он глупее, чем она?!

Поэтому в ход идет спасительная теория о «другом мозге» – мол, женщина настолько другая, что и ставить себя на ее место нельзя! У нее, якобы, другой разум и другие чувства...

Такой же прием применяли фашисты, чтобы заставить своих  солдат убивать русских людей без всяких угрызений совести: они отключали эффект подстановки тем, что внушали, будто бы  все люди, кроме немцев, ущербные и неполноценные, а потому их можно и убивать, не мучаясь совестью... Только арийцы – настоящие люди!

А  мужчины сегодня внушают себе, что только они – настоящие люди, а женщины – ну, «тоже всё-таки люди, но ...» И далее – про разницу в весе мозга, количестве нейронов (и какой же это умник сосчитал, что, якобы, у женщин их меньше на 16% ?! На живых мозгах считал или все-таки на уже мертвых?), про полушарную асимметрию мозга и т.д.

И все это – ради того, чтобы не брать на себя свою половину домашних дел, чтобы оставаться домашними тунеядцами и продолжать ЭКСПЛУАТАЦИЮ женщин, не мучаясь при этом СОВЕСТЬЮ, которую так удобно выключить, отключая эффект подстановки.

Эти люди дошли уже до того, что начали порочить речевое мышление, на том основании, что оно лучше и быстрее развивается именно у женщин. Якобы образное мышление более важно – потому что оно (по некоторым данным) лучше развивается у мальчиков.

Если бы обнаружилось нечто противоположное – более раннее и лучшее развитие речевого мышления у мальчиков – по всей вероятности,  нам бы с упоением доказывали преимущества  речевого, то есть словесно-логического интеллекта!

Но так как этого преимущества у мальчиков в области  развития речи  нет – начинают порочить саму РЕЧЬ – способ не только общения, но и ПОЗНАНИЯ!

Например, в газете «Дуэль» № 17 (263) за 23 апреля 2002 года, в статье Андрея Александрова «Учить по-разному» – на уже набившую оскомину тему раздельного обучения мальчиков и девочек на основании того, что их мозг развивается по-разному.

Да, конечно, бывает и такое, что люди произносят или пишут некие слова, не вполне понимая их смысл. Но нельзя же возводить это в некое правило – будто бы у всех людей с развитым речевым, то есть, как более правильно его называют психологи, словесно-логическим мышлением, речь является этаким бессмысленным набором  слов, за которыми  не стоят никакие понятия и никакие конкретные образы... Чушь!

Возьмем, к примеру, поэзию: можно ли написать более или менее хорошие стихи, руководствуясь одним только словесно-логическим мышлением без конкретно-образного? В лучших стихах мы видим как раз взаимосвязь, а не противоположность, конкретно-образного и словесно-логического мышления.

Именно литература – и, в частности, поэзия – стала первой из прежде запретных сфер, освоенной женщинами, потому что они могли пользоваться мужскими псевдонимами для  своих первых публикаций. Поэтому дискриминировать их было труднее, чем в других «мужских» областях  человеческой деятельности. А если первые публикации под мужскими именами были успешными – дальше можно было и открыться. В таких случаях уже поздно было «махать кулаками после драки» и ругать женское творчество, которое прежде хвалили, считая мужским! (Также и премия Бордена была присуждена Парижской академией наук в 1888 г. Софье Ковалевской за ее математический труд потому, что на конкурс подавались произведения под девизами, и было заранее неизвестно, что это женская работа).

Что значит – «отразил»? Скажите, Бога ради!
Поэт – не озеро в кувшинковых заплатках:
Он – боль и ненависть, надежда и прогноз...
И человечество с поэтом на запятках
Подобно армии со знаменосцем сзади
И с барабанщиком, отправленным в обоз, –

писала Новелла Матвеева.

Сегодня «в обоз», на задворки нашей жизни хотят почему-то отправить не только поэта (наверное, как раз потому, что среди  выдающихся поэтов сегодня стало больше женщин, чем мужчин), но и само речевое мышление, как противоречащее, якобы, образному.

Но как же без развитого речевого мышления эти образы донести до других людей?  Бывает, что человек просто не может подобрать нужные слова для выражения своей мысли, как известный по предшествующим статьям в «Дуэли» ученик Марьиванны, который говорит: «Я все знаю, я учил... только рассказать не могу!»

Мы должны воспитать гармонично развитую личность, с нормально развитым мышлением обоих типов  и с развитой эмпатией – иначе мы получим уродливого человека, вроде того спортсмена-прыгуна, который усиленно тренирует только одну свою «толчковую» левую ногу...

Именно речь отличает человека от животных – и если зачатки конкретно-образного мышления у них есть, то второй сигнальной системы и словесно-логического мышления у них уж точно нет!

Есть слова – словно раны, слова – словно суд, –
С ними в плен не сдаются и в плен не берут.
Словом можно убить, словом можно спасти,
Словом можно полки за собой повести...

(Вадим Шефнер)

Возможно, Ю.И.Мухин может и жестом  повести за собой полки, но неплохо было бы все-таки и получше владеть речевым мышлением, чтобы более доходчиво объяснить, зачем и куда именно он их поведет.

Слава богу,  что хоть в НЛП именно этому умению влиять на людей с помощью слов уделяется достаточно важное место. Милтон Эриксон умел помогать своим пациентам, всего лишь рассказывая истории...

Ненависть к словам, к речи, к литературе и поэзии ничем не может быть оправдана, это абсолютная глупость (кроме газеты «Дуэль», к счастью, мало где встречающаяся).

И кому, спрашивается, больше нужна тренировка – от природы более слабому или сильному? Если ориентироваться только на спорт высших достижений и тренировать только «от природы способных», забывая обо всех остальных – мы и рекордсменов получим меньше, так как они должны вызревать в недрах массовой физкультуры. А уж лечебная физкультура нужна именно ослабленным от природы...

То же самое касается и тренировки мозга.

Если уж допустить хотя бы на минутку, что «женские мозги» в чем-то слабее, то именно в этом и необходима большая тренировка, а не отказ от соответствующей деятельности – от изучения математики, например... На самом же деле, никакой «неспособности девочек к математике» нет – есть только нелюбовь к арифметике, которая при правильном обучении и воспитании не мешает девочке стать математиком. Софью Ковалевскую считали исключением, особым случаем гениальности – а на самом деле в детстве она так же не любила АРИФМЕТИКУ, как и большинство девочек. Когда ей, уже ставшей знаменитым математиком, предложили работу преподавательницы математики в младших классах гимназии, она ответила: «Я терпеть не могу арифметику и всегда ошибаюсь, проверяя счета своей прислуги».

Таким образом, нелюбовь к арифметике и отсутствие математических способностей – далеко не одно и то же.

Именно тем, кому что-то в школьной программе труднее дается, и надо дать больше, а не меньше упражнений  по этому предмету. А сегодня поступают наоборот! «Слабых» учеников отделяют от «сильных» и дают им меньше! А зачем, мол, им  вообще те или иные науки изучать, если они «от природы» не способные... Дадим больше тем, кто «от природы» умненький! И пусть «неспособные» в школе только время проводят, просиживают, чтобы по улицам не болтались... На этих «неспособных», которые учатся в «плохих» классах, педагоги  просто наплевали. Что же важнее – чтобы учителям легче было работать или чтобы все дети получили полноценное образование? Разделяют-то с первого класса, на основании весьма сомнительных тестов (не говоря уже о финансовых возможностях родителей...). А потом – когда ученик уже отстал от «способных» учащихся привилегированного класса «для  умных» – никто его туда уже не переведет. А ведь способности развиваются не у всех одинаково быстро  и одновременно! Однажды заклеймив ребенка  «неспособным», тормозят его дальнейшее развитие. Это главное преступление сегодняшней школьной системы, а не совместное обучение мальчиков и девочек, как считают Мухин и Базарный.

Как известно, первые данные по полушарной асимметрии мозга были получены на больных или поврежденных мозгах. У здорового человека оба полушария постоянно обмениваются информацией. Ее потоки постоянно движутся между двумя полушариями. Только на поврежденном мозге, у которого эти проводящие пути перерезаны, или на больном, у которого одно из полушарий вообще не функционирует, можно изучить «классическую» картину известной разницы между полушариями.

У женщин же эти межполушарные связи лучше развиты и обмен информацией идет более интенсивный.

Как можно считать это признаком глупости или неспособности к науке?!

Известно, что человек в среднем использует только 4 процента возможностей своего мозга. И если один человек – скажем, девочка, – использует не 4, а 5 процентов, а другой – мальчик – только 3 процента, то эта разница уже будет больше, чем некое сомнительное преимущество в количестве нейронов. Известно, что у Пастера, как и у Ленина, вообще только одно полушарие мозга было рабочим. Это им не мешало стать великими людьми. Дело не в весе мозга и не в количестве нейронов, а в качестве работы мозга как системы – развиваемой и тренируемой системы. (У кого-то мозг от природы может оказаться немного  лучше  или чуть хуже устроен на аппаратном уровне, а у кого-то – на программном, если уж использовать аналогию с вычислительными системами). А в будущем, разумеется, люди научатся использовать и больше возможностей своего мозга.

Но к тому времени, когда они научатся использовать свой мозг на все 100 процентов, разница между мужским и женским мозгом  будет малосущественна, так как на смену Интернету придет Псинет – новая глобальная сеть, которая будет объединять уже не компьютеры, а непосредственно мозги людей. Сегодня многие слышали не о Псинете, а о Глубине и Матрице, но Псинет – это несколько другая идея. Если Матрица, как и Глубина – это иллюзорный мир виртуальной реальности, то Псинет  должен стать только средством передачи мыслей и чувств между людьми, а не увода их от реальной жизни в другой мир.

Полное понимание между людьми станет осуществимым  аппаратно – путем подключения женского мозга непосредственно к мужскому, примерно так, как это описано уже давно в фантастическом  рассказе Кира Булычева «Корона профессора Козарина».

В этом рассказе показан катастрофический уровень непонимания между двумя близкими людьми. Их отношения приближаются к неумолимому разрыву!  Только благодаря случайности – найденному в чулане дачи профессора Козарина прибору, похожему на обруч, который герой этого рассказа надевает себе на голову – он вдруг начинает воспринимать мысли и чувства своей жены Валентины как свои собственные...

«И я надел обруч на себя, а мой язык уже начал произносить подготовленные и тщательно отрепетированные за утро слова:

– Валя, у меня есть к тебе серьезное дело...

И в этот момент я замолчал. Я не слышал, что ответила Валентина, потому что меня не стало. Это было странное мгновенное чувство исчезновения. У меня сохранились ощущения, во мне были образы и мысли, но это все не имело ко мне ровным счетом никакого отношения. Описать это невозможно, и я клянусь,  что ничего подобного не испытывал никто из людей. За исключением, наверно, Козарина.

Я анализировал свои необыкновенные ощущения потом. В мозгу человека миллиарды нервных клеток, у каждой свои дела и задачи. И наверно,  среди них есть сколько-то таких, что ничего не делают, но ждут своего момента, в который мозгу приходится сталкиваться с настолько новыми ощущениями, что обычным рабочим клеткам с этим не справиться. И они, как детективы, бросаются на выручку, схватывая и отбрасывая различные возможности, перебирая варианты, пока не найдут тот единственный, верный выход, который можно сообщить остальным клеткам.  Если не так, то почему же после первых мгновений паники мой мозг узнал, что со мной случилось?

Я увидел, узнал, услышал – называйте как хотите, – что творится в голове у Валентины. Если вы думаете, что я прочел ее мысли, это будет неверно. Мыслей я не читал. Просто я оказался внутри Вали, и то, что в описании занимает немало строк, стало моим достоянием мгновенно...»

Это и есть описание эмпатии, или эффекта подстановки, но этот эффект усилен с помощью прибора до такой степени, что человек полностью растворился в чувствах и мыслях другого человека. В той ситуации, которая описана в рассказе, это было единственное, что могло спасти семью Валентины.

Так что, господа, имейте в виду: в ближайшем будущем вам, возможно, предстоит испытать на практике этот фантастический пока эффект в таком вот усиленном варианте, если вы не хотите понимать нас и подставлять себя на наше место обычным способом, без участия приборов-усилителей.

Если один человек думает, что ему всё от природы дано и не надо тренироваться, его мозг будет слабеть, а не развиваться. А другой, который не воображал о себе, что ему всё дано само собой, от природы, а развивал и тренировал свои способности, конечно же, скоро обгонит его в своем развитии.

Все данные о тех или иных психологических и психофизиологических  различиях между полами – статистические.

Если у одного человека есть два автомобиля, а у другого – ни одного, то в среднем у каждого будет по автомобилю. Таков статистический метод.

И если в среднем по статистике женщины физически слабее мужчин, это еще не значит, что вполне конкретная женщина не сможет дать отпор пристающему к ней мужчине-подонку. Индивидуальные различия между людьми могут быть больше, чем среднестатистическое различие между полами, это относится и к силе, и к типу интеллекта. Каждая конкретная Маша не обязана быть слабее каждого конкретного Васи. А вдруг она ему  так наподдаст, что ему придется долго и далеко лететь...

А если он и сильнее, но реакция у него медленная, а у нее – быстрая, если она в компьютерные игры играет, развивающие именно быстроту реакции, а если она занимается восточными единоборствами или самбо? Как тогда ему поможет преимущество только в силе, а не в ловкости?

А к тому же, они еще и пьют... а уж с пьяным-то можно справиться без всякого преимущества в силе... Пьяного скота можно так отметелить, чтобы и на ноги не мог встать...

Читатель «Дуэли» Андрей Александров  УДИВЛЯЕТСЯ: почему это женщины равнодушны, когда слышат о преимуществе мужчин в силе, и возмущаются,  когда говорят об их якобы меньших умственных способностях? Ну, как может нормального человека это УДИВЛЯТЬ! Это может показаться непонятным только человеку с ОТКЛЮЧЕННЫМ ЭФФЕКТОМ ПОДСТАНОВКИ.

Неужели этому господину было бы приятно постоянно слышать о себе, что он глуп?

Андрей Александров также утверждает, что стабильно женский тип мышления формируется у девочек к 13 годам, а мужской у мальчиков – в шесть лет! Как же тогда понимать, что девочки, якобы, отличаются по типу мышления с самого начала школьного обучения? Что же – с 6 до 13 лет мальчики от девочек отличаются по типу мышления, а девочки от мальчиков – нет?! Как такое возможно?

Почему преимущество в силе нас  не очень волнует –  должно быть понятно и ежику. Потому что оно  не нужно в современных условиях жизни. (Женщина может и газовый баллончик приобрести – на всякий такой случай... Пшикнуть «господину» в физиономию, чтобы не слишком воображал своим превосходством в физической силе.)

А для чего вообще мужчинам было изначально нужно  это физическое превосходство в силе?

Да только для изнасилования – и ни для чего больше! Цель самца  была – оплодотворить как можно больше самок, чтобы продолжить свой род... А если она не хочет? Ну так что же... На то и сила!

А сегодня такое поведение невозможно – за это, как-никак, лет десять отсидеть можно... А то и убьют родственники изнасилованной девушки. Зачем же теперь-то надо преимущество в силе?

«Для защиты», – говорит господин Мухин. «Мужчина – прежде всего защитник!» А от кого? Разве не от других таких же мужчин? Он мог быть защитником только в том случае, когда другие нападали. А если мужчины вдруг станут, наконец-то, цивилизованными существами и перестанут нападать на женщин, то и защитников не надо будет. Обидно, однако! «Как это – не нужен защитник?! А вот я буду защитником, даже если это никому не надо!» Тоже мне, великая цель –  быть защитником своей самки от других самцов! А от чего же еще может быть нужен «защитник»  – от неблагоприятных атмосферных явлений, что ли? Значит, мужчины всегда должны будут выделять из своей среды «нападающих» – то есть насильников, грабителей и даже убийц – чтобы удовлетворить мужские амбиции «защитников», которым  так хочется нас от кого-нибудь защищать! Как делиться будете на защитников и нападающих – поровну, пополам – или  вдруг большинство захочет пойти  в нападающие?:-) Грустно, однако, что эту чепуху о безусловной необходимости  во все времена «защитника» используют для пропаганды против равенства.

А для пропаганды  раздельного обучения даже странно эту болтовню о «защитниках» применять: если мальчики  должны с детства чувствовать себя защитниками девочек – как же они это смогут в себе развить, будучи лишены общества девочек в классе или даже в школе? Ведь далеко не у каждого есть сестра, которую можно было бы «защищать» (от дураков-драчунов – тоже, стало быть, будущих мужчин-защитников).

Андрей Александров задает свой главный вопрос (до которого дошел сам, своим умом – будто бы и не читал ни Мухина, ни Базарного, зря они старались), и выделяет его в статье жирным шрифтом:

«Разумно ли детей с разным типом мышления, да к тому же устанавливающимся в такие разные сроки, обучать совместно по единой программе и методике?»

Но ведь кроме особенностей женского и мужского типа мышления, есть и другие категории различий между нами. В НЛП – нейролингвистическом программировании – делят людей не на правополушарников и левополушарников, а еще и на аудиалов, визуалов и кинестетиков. По Юнгу делят людей на интровертов и экстравертов, по Кречмеру – на шизотимиков и циклотимиков, а в психометрии – делят нас всех вообще на 16 типов...Еще в какой-то системе выделяют уже 120 типов, а не 16... И в каждом типе, в каждой группе и подгруппе есть и мальчики, и девочки! Причем, и по шкале интроверсии – экстраверсии, и по всем другим оценочным тестам большее число людей оказывается принадлежащими к средним типам. Ярко выраженные интроверты и экстраверты – редкость! То же относится и ко всем ярко выраженным типам: холерикам, флегматикам, меланхоликам... А вот на женский и мужской тип мышления мы  почему-то должны поделиться абсолютно – без всяких переходных типов, вроде амбавертов по Юнгу (тех, кто не интроверт и не экстраверт, а посередине между ними).  «А ну, чтоб все были как все!» – так, что ли?

Почему же не надо учитывать все остальные типы психологических и психофизиологических различий между людьми? А может, создадим 120 типов школ (или классов) вместо «мужских» и «женских»?

Но никто не создаст в реальной  жизни условий, при которых общались бы между собой только люди с одинаковым типом мышления. Так не лучше ли учить людей с детства общению с разными, а не одинаковыми товарищами по классу?  И, конечно, взаимодействию с разными взрослыми – в школе обязательно должны быть учителя-мужчины и учительницы-женщины, и учиться у них должны как мальчики, так и девочки. Раздельной жизни для мужчин и женщин никто не приготовит!  Мир един, и мы а нём неразделимы.

Как выяснилось, дружат между собой дети  именно разных психофизиологических типов – «противоположности сходятся», а  самой природой запрограммировано, чтобы мальчики и девочки стремились друг к другу, к общению. Причем, это стремление более ярко выражено у девочек. Они хотят находиться в обществе мальчиков! Эксперименты по раздельному обучению мальчиков и девочек проводятся в некоторых детских садах и школах. Так вот, когда в детском саду прежде единую группу разделили на две – мальчиков и девочек – мальчики отнеслись к этому спокойно.  А девочки еще долго пытались заглядывать в дверь другой группы – «А как там мальчики?» Подходили к мальчикам в коридорах и спрашивали –«Как там у вас? Что вы там делаете?!» («Мальчики и девочки – два разных мира», В.Еремеева, Т.Хризман, Издательство «Тускарора», СПб, 2000)

Разумно ли проводить над детьми такие эксперименты – ведь это не подопытные кролики...

Наше речевое и образное мышление в полном порядке, свидетельство тому – прекрасные поэты-женщины. Стихи отличаются от прозы именно образностью, а не рифмами и ритмом – бывают ведь и верлибры, и стихотворения в прозе...

Привет сочинителям славным,
Чьи судьбы предивны!
Но колбасникам, тайным и явным,
Поэты противны,
Что в чужие встревают печали,
Вопросы решают:
«Ах, вопросы нам жить не мешали,
Ответы мешают!»
И скажут ребятам такие слова:
«Вы славу стяжали, вы небосвод
На слабых плечах держали.
Вы горы свернули, в русла вернули
Волны грозных вод», –
Потом засмеются,
И скажут потом:
«Так вымойте блюдце
За нашим котом!»

(Новелла Матвеева)

Блюдце за котом, может, и не трудно вымыть, но когда нас зачем-то специально унижают, когда отрицают за нами право на всё остальное...

Идеи равенства и равноправия не так-то просто подавить.  Невозможно в приказном порядке заставить человека стать слабее и глупее. «А ну, стань глупее на 16 процентов, потому что, как мы изволили посчитать, взвешивая и измеряя мертвые мозги, в среднем у женщин мозг на 16 процентов меньше!» (Многовато, однако... а какова ошибка измерений?)

Так, что ли, господин  А.Александров? А не получится, однако... Не заставите! Нету такой силы, которая может заставить сильного и умного человека стать слабеньким и глупеньким в угоду каким-то слабо обоснованным теориям (возможно, ошибочным).

Будущее покажет, какие теории придут на смену сегодняшним и в конечном итоге победят. Если идея Псинета уже родилась в головах людей – она раньше или позже будет реализована. И неважно, что сегодня для нее еще нет аппаратной базы. Главное, что люди в этом направлении уже думают и работают. Еще недавно было невозможно представить себе, что ЭВМ, занимающие огромные залы и  требующие большого числа людей для обслуживания, превратятся в настольный домашний компьютер. Но почему-то прогресс в развитии элементной базы компьютеров сегодня опережает прогресс в развитии сознания людей!  Почему-то наши мужчины занялись повторным обсуждением идей, которые  многократно обсуждались еще в конце 19 века. Тогда  большинством мыслящих людей было принято решение о необходимости равноправия для женщин и предоставления им доступа в высшие учебные заведения – и это было теоретически обосновано. А сегодня вдруг решили в очередной раз колесо истории назад крутить! Мало нам возврата к капитализму, грабительской «прихватизации»  и прочих прелестей  отката назад в историческом развитии – так давайте еще и «отменим эмансипацию». Сегодня эти господа называют свой откат назад «возрождением России», а на самом-то деле, как известно, процесс, обратный прогрессу, следует называть регрессом или деградацией. Что уж тут удивляться падению интеллектуального уровня школьников! Вокруг регресс – а у них в головах откуда возьмется что-либо другое?

Развивайте и не подавляйте в себе эмпатию, господа.  Может быть, вы научитесь понимать чувства женщин и подставлять себя на их место сами, и тогда не нужно будет срочно конструировать усилитель наших мозговых волн для передачи их на ваши  слабовосприимчивые к нашим чувствам и мыслям мужские мозги. Ну очень мощный усилитель понадобится...

Власть и так ваша, во всей правящей верхушке сплошные мужчины, а вы  еще  и заявляете, что этого вам мало – будто бы вы еще и каким-то образом ущемлены оттого, что женщины считают себя такими же людьми, а не низшими существами с неполноценными мозгами.

В среднем женщины в России проводят 41 час в неделю на профессиональной работе и 40 часов на домашней (по материалам группы «Рабочая солидарность»), то есть практически, домашняя занятость – это вторая рабочая смена женщины. Большая часть женщин, работающих в промышленности, являются до сих пор подсобными рабочими, транспортировщиками, даже грузчиками. Ручным трудом в промышленности занято более 58 % женщин. Среди лиц, занятых тяжелым физическим трудом в деревообрабатывающей, целлюлозно-бумажной, полиграфической промышленности, женщины составляют от 30 до 50 %, в строительстве – 26 %.

В полеводстве, овощеводстве, садоводстве – 98 % (!) работающих вручную – женщины.

Зато в Законодательном Собрании Санкт-Петербурга – только одна женщина, Наталья Евдокимова – спасибо, господа, что хоть ее одну допустили!

И при этом раздаются мужские вопли о какой-то «ГИНЕКОКРАТИИ» (см. форум на сайте группы «Телевизор» – http://www.televizor.spb.ru/).

Ваше стремление к господству и превосходству вместо понимания и сотрудничества до добра вас не доведет. Вы просто станете ненужными, если не захотите быть равными и понимающими товарищами, а не господами. А кому нужно терпеть над собой господина?  Кто захочет с таким жить? А ему самому зачем нужно изображать из себя господина? Какая дураку от этого радость? Гордыню свою потешить? Это фальшивое и гнусное чувство превосходства не даст вам  никаких преимуществ в жизни перед теми, кто живет в нормальных свободных, радостных и дружеских отношениях с равной, а не угнетенной женщиной, кто понимает ее и любит, а не эксплуатирует ее и загораживает ей путь к Познанию. «Не стой на пути – нет границ для свободных!» (В.Крапивин).

Черные американцы добились своего равноправия не за один день – в ходе борьбы они руководствовались не только чувством справедливости, но и местью – были среди них и экстремисты, которые просто-напросто мстили белым за угнетение черных. А мы (почему-то) не мстим мужчинам за века угнетения и подавления. Но один «акт мести» совершить бы следовало: провести сеанс «мозгового радио» – передачи мыслей и чувств – от женщины к мужчине во время родов. Не обязательно только к отцу – было бы неплохо устроить широковещательную трансляцию на всех мужчин одновременно... «Ущипни себя – узнаешь, как бывает больно другому».

Ольга Петрова (aka Виолетта Виннюк)

(L) Copyleft 2002

К началу статьи

[На главную] [Архив] [Наши публикации]