[На главную] [Архив] [Коммуникации]


Пой, Душа, во славу Божью... Встречи с ансамблем духовной музыки 'Angelus'

Встречи с ансамблем духовной музыки 'Angelus'



Слева направо: Ольга Соболева (флейта), Ольга Шумакова (гитара), Виктория Хлопова (скрипка, вокал), Ирина Хлопова (вокал), Елена Швец-Итозава (вокал).

Ансамбль 'Angelus'

С двумя участницами ансамбля я знакома лично. Мне давно хотелось познакомить вас с этим уникальным коллективом из пяти девушек, пишущих и исполняющих музыку, которая — вся Свет и Добро. С теми, которые редко собираются все вместе, а собравшись, играют без предварительных репетиций  — и творят Чудо... И вот интервью, записанное Леной Швец-Итозавой, — перед вами.


Виктория Хлопова

Виктория Хлопова


Как был создан ваш ансамбль? Какой смысл первоначально вкладывался в название?

Вначале было слово... Название пришло само собой, причем сразу троим из нас, и сразу же определило весь дальнейший ход событий. Помните, как говорил капитан Врунгель: «Как вы яхту назовете, так она и поплывет»?

Нет, это не было озарением. Мы думали над названием почти год. Все это время собирали материал, писали первые песни, открывали для себя совершенно новый пласт музыкальной культуры, практически неизвестный здесь... Вариантов был не один десяток, но ощущение было такое, что мы знали, но забыли, как забываются сновидения (оставляя лишь мимолетное чувство прикосновения к чему-то нездешнему), или как забываются в самый неподходящий момент самые простые слова.

Смысл названия во всей своей полноте поняли уже потом и, вероятно, не до конца еще раскрыли всю суть. Ведь мы не просто исполняем музыку, пусть даже духовную. Идет очень тяжелая работа над собой, над своим сознанием и душой. Каждая песня — маленький трактат, иногда состоящий из одной-единственной фразы. Когда мы только начинали, у нас была такая идея — рассказывать на концертах о каждой песне, чтобы поделиться тем, что знаем, чтобы пережить все это глубоко вместе со слушателями. От идеи такой пришлось отказаться — поняли, что есть вещи, которые не передашь словами. Тем более, люди все прекрасно понимали и без комментариев.

Честно говоря, в самом начале мы не подозревали, что все будет именно так. И цели были другими, и масштабы представлялись помельче. Но, видно, за нас все решили еще до того, как мы встретились.

Кстати, когда нам задают банальнейший вопрос: «Как вы все встретились?», мы отвечаем откровенно: «Не знаем». А как еще можно ответить, если без всяких отборов, прослушиваний и притирок 5 человек сразу стали играть так, как если бы репетировали до этого не один год.

Ощущение миссийности пришло почти сразу же, после первого же концерта. И тогда же появилось очень реальное чувство некой Руки, направляющей и ведущей. И здесь наверное было бы уместно рассказать о названии. «Angelus» в переводе с латыни означает «Ангел...». В сущности, это первое слово старой католической молитвы, которая начинается словами «Angelus Dоmini...» — «Ангел Господень возвестил Деве Марии...» и отражает момент Благовещенья, т. е. сообщения Ангелом Марии о том, что Она должна родить Сына Бога.

Ангелы — это не пузатые младенцы с крылышками. Об этих сущностях упоминают почти все мировые религии, и во всех традициях это неизменно посланцы из иного, тонкого мира, вестники и посредники между нами, людьми и Творцом или Богом, несущие этому миру послание из мира иного.

Елена Швец-Итозава

Елена Швец-Итозава


Какие мысли и чувства вы стремитесь донести до слушателей?

Сами себя мы определяем как ансамбль духовной музыки, но это не просто исполнение канонических церковных произведений. Все гораздо сложнее. Дело в том, что в нашем понимании духовная музыка — это обширный пласт мировой культуры, включающий и собственно «церковную» музыку, и духовный фольклор, и любовную лирику, и средневековые танцевальные мелодии, и многое, многое другое. Ведь слово «духовный» происходит от понятия «дух». А дух человеческий испокон веков задавался вопросами о жизни и смерти, о существовании Высшего Начала, о смысле Бытия, «о несчастных и счастливых, о Добре и Зле, о лютой ненависти и святой любви», выражая эти свои искания в музыке, танце, поэзии. Вот эти плоды метаний, размышлений и, порою, мистических переживаний и прозрений и есть основной «субстрат» той музыки, которую мы исполняем.

Мы поем о вечных истинах — о Вере, Надежде и Любви. Одной из наших идей было показать универсальность духовных устремлений и поисков человека, независимо от эпохи, национальности, принадлежности к той или иной религии. Поэтому в нашем репертуаре песни на 10 языках, начиная от средневековых мотетов и западноевропейской церковной музыки и заканчивая песнями современных бардов. Музыка, родившаяся в том или ином месте, в ту или иную эпоху, отражает самые глубинные процессы, происходящие в умах и сердцах целых народов. Время само определяет ценность того или иного творения.

Мы родились в жестокое время. Человек, живущий в компьютерную эпоху, постепенно утратил связь со своими Истоками. Благополучный Запад — в погоне за материальным комфортом (от сытости), неблагополучный Восток — в погоне за элементарными средствами выживания. Тотальная атеизация, проводившаяся в пределах всего «шестого континента» привела к тому, что от нескольких поколений оказался сокрыт целый пласт мировой культуры, который мы только теперь начинаем открывать. Это касается не только музыки. Державин, Пушкин, Лермонтов, Плещеев, Соловьев, Хомяков и многие-многие другие наиболее значимые свои произведения посвятили раздумьям на эти вечные темы. Общество устало от пустой музыки, от песен, где вместо слов — набор штампов ни о чем. Рано или поздно, но человек возвращается к темам серьезным. А о серьезном надо говорить серьезным языком, поэтому мы придаем огромное значение текстам, так как что может быть гармоничнее Гармонии Слова и Музыки?

Ольга Соболева

Ольга Соболева


Как обычно формируется ваш репертуар?

Музыка — очень загадочное явление, по силе своего эмоционального воздействия не сравнимая ни с каким иным видом искусства. Музыка существует с момента сотворения мира, она буквально «витает в воздухе», как и стихи. Нужно только суметь ее услышать и передать с максимальной точностью. Поэтому композиторы и музыканты выступают не столько в роли создателей, сколько в роли инструментов, направляемых умелой рукой. Они подобны зеркалу, которое отражает Запредельную реальность. Чем гениальнее композитор — тем ярче и четче отражение. Чем чище и незамутненней его душа — тем больше в этой музыке Света. Но об этом отдельный разговор.

Возвращаясь к вопросу о репертуаре... Это одна из многих странностей, с которыми приходится сталкиваться. Он формируется сам собой. Музыка приходит из разных источников — приносят люди, знакомые и незнакомые, находим (как правило, совершенно случайно) в редких сборниках, часто кто-то из нас приносит мелодию, не зная слов, а у кого-то другого оказываются слова, лежавшие много лет без музыки. Конечно, далеко не все вписывается в наш ансамбль — все-таки стиль исполнения накладывает определенные ограничения. Но и после такого отсева материала остается очень много. А руководствуемся мы несколькими принципами, которые сформировались за время нашего существования. Во-первых, мы стараемся использовать очень простые и гармоничные музыкальные формы. Наша задача — донести до слушателя в предельной ясности всю первозданность и чистоту замысла, поэтому демонстрация своего профессионализма и виртуозности здесь не совсем уместны. За таким самолюбованием теряется Смысл, и форма вытесняет содержание. Второе — гармония слова и музыки... Мы придаем огромное значение текстам. Слово — великая сила, оно может опошлить самую прекрасную и глубокую мелодию, и наоборот...

Ирина Хлопова

Ирина Хлопова

Расскажите о вашей теории «деструктивной» и «созидающей» музыки...

Мы выше уже упоминали о своей собственной теории. Так вот, задумываясь о том, зачем, собственно, нам все это нужно, и почему мы «возникли» как ансамбль духовной музыки, мы пришли к такому мнению.

Музыка (как и стихи) существует вне нас и вне нашего сознания. Она уже создана. Это нечто такое, что, минуя разум, непосредственно касается Души человеческой. Воздействие ее может быть колоссальным по силе и способно подвигнуть человека на любые деяния — от святого подвига до суицида. Композиторы и исполнители не столько творцы, сколько инструменты, способные непостижимым образом улавливать и передавать (воспроизводить) уже существующие музыкальные формы. Нужно только суметь «отчитать» эту информацию. Есть люди, наделенные особым даром, особой чувствительностью — воспринимать и отражать как зеркало ту, Запредельную реальность. И вот тут-то и начинается самое интересное. Человек в этом случае подобен окну или кристаллу. Как стекло, пропуская лучи, может исказить изображение снаружи до неузнаваемости (если оно кривое и грязное), так и наше сознание преломляет то Откровение, которое ему дается. Чем чище, чем незамутненней Душа — тем светлее музыка, тем ближе она к Оригиналу. Чем гениальнее человек-творец — тем ярче и четче отражение. Самое яркое тому подтверждение — детское искусство. От самого незатейливого детского рисунка или пьески, исполненной каким-нибудь малышом, исходит такая чистота и тепло, что хочется плакать. И наоборот, все «эпохальные» перемены, сопровождающиеся бардаком в головах и сердцах, как в зеркале, отражаются в «творениях», пусть даже безусловно гениальных. Есть такое выражение, суть которого заключается в том, что если у человека грязное сердце, то и око его будет грязным. Зло, между прочим, очень и очень реальная субстанция. Почти вся современная музыка (это касается в основном нашей, «отечественной»), за очень редким исключением, передает только темные стороны жизни, усиливая и без того находящийся на грани уровень тревожности. Поэтому, подумав, мы решили, что всю существующую музыку (независимо от жанра и стиля) можно разделить на две большие группы — музыку созидающую и музыку деструктивную. В наше понятие духовной музыки и входит музыка «созидающая» — созидающая, потому что она восстанавливает равновесие, внутреннюю гармонию, в конце концов, нарушенную связь Твари (если можно так выразиться) с Творцом. И неважно, что это — Месса Генделя или музыка к мультику про семерых козлят.

Ольга Шумакова

Ольга Шумакова


Кто ваши слушатели?

Мы, кстати говоря, очень любим свою аудиторию. Она очень разнообразная, но в основном это люди думающие, люди ищущие, люди, открытые для принятия истины. Конечно же, в большинстве своем, все-таки, это наша интеллигенция, нищая материально, но богатая духовно...

За 5 лет нашего существования потихоньку сформировался своего рода круг почитателей. Всех их без преувеличения мы можем назвать своими друзьями. Практически все, кто побывал на одном из наших концертов, стараются попасть и на другие. Возраст наших слушателей — от 2 до 80 лет, география — от Италии до Японии, и мы рады, что одинаково близки и понятны и ребенку, и пожилому человеку, и монахиням-кармелитанкам, и бизнесмену...

Было невероятно страшно начинать, ведь мы не думали, что выйдем на такую широкую аудиторию. Одно дело петь «Аллилуйю», пусть даже средневековую, в какой-нибудь церковной общине, а другое дело совершенно случайным людям. Это был очень серьезный барьер, если хотите — комплекс, из-за которого мы не могли исполнять многое из нашего репертуара «на людях». Просто не могли перешагнуть через себя. Сказывается многолетнее воспитание в духе воинствующего атеизма, которое дает о себе знать до сих пор. И как испытание на прочность прошли первые два года. За все то время мы, по сути, дали всего 2-3 концерта для «подготовленного слушателя» — в Киевском костеле Св. Александра, в Ворзельской Духовной семинарии и в одном из Киевских католических приходов. Вся остальная наша активность проходила в совершенно невероятных местах — библиотеках, музеях, поездах, часто под угрозой позорного освистания... Однажды, когда мы пели в Киевской «трубе» (подземный переход под Майданом Незалежностi, где проходят разного рода стихийные концерты), нас довольно долго слушали две девочки в коже и заклепках с ног до головы — не то рокерши, не то байкерши. Когда они подошли к нам после одной из песен, у нас всех в голове промелькнула одна банальная мысль — «будут бить». А они сказали — «Девчонки, вы поете, как ангелы». Сейчас мы уже окрепли духом, многое поняли, многое пережили. Очень помогли «уличные концерты» в Словакии, Польше, Германии. Если спешащий по своим делам прохожий вдруг останавливается и слушает час, два... Если совершенно незнакомые тебе люди приносят зажженные свечи, цветы... Если человек, не понимающий ни единого слова из песни, плачет, не скрывая слез, значит, что-то сокрыто в этой музыке. И мы всего лишь вестники, всего лишь инструменты в руках Мастера.

В вашем творчестве как-нибудь отражается то, что все участницы ансамбля — женщины?

Коллектив у нас действительно женский — так как-то все сложилось само собой, и мы не захотели ничего менять. В этом есть какой-то глубокий смысл. Изначально женщине отведена функция созидающая, стабилизирующая... Пусть не обидятся на нас мужчины, но все-таки в мужской натуре больше преобладает агрессия. Так уж было задумано испокон веков — женщина призвана созидать «семейный очаг», а мужчина — его защищать. Более того, на протяжении всей истории человечества женщина выступает как хранительница всех тех духовных и культурных сокровищ, которые созданы мужчиной. Мы ни в коем случае не хотим умалять женское достоинство, утверждая, что Творец — потому и мужского рода, что творчество не женский удел. Творчество — это Дар Божий всему человечеству, это то, что отличает человека от животного. Так утверждает о. Александр Мень... А еще он говорил, что это и есть то подобие, которым Он наделил нас, чтобы мы были Его Отражением. Просто творчество в «женском виде» имеет несколько иную форму и направленность. Чтобы было немного нагляднее, достаточно припомнить блестящие образцы поэзии мужской и женской. Мужская поэзия — это выражение мыслей, женская — выражение чувств... Попробуйте проанализировать, и вы со мной согласитесь... Да, среди имен великих художников и композиторов не так уж много женщин, но они оставили не менее значительный след, правда, безымянный. Их искусные руки создавали невиданные по красоте кружева, ткали и вышивали исполинские гобелены, украшающие галереи Ватикана... Все это, безусловно, отражается в том, что мы делаем. Исполняя музыку, свою или чужую, мы пропускаем ее через себя, как через то стекло, о котором шла речь ранее. Что-то отсекается, что-то сглаживается, что-то приобретает совершенно другой оттенок. Я думаю, в нашем случае стекло немного матовое. Свет проникает, но очертания становятся не такими резкими, краски не такими кричащими, тени не такими мрачными. А агрессия... ее не должно быть в принципе. Это может исходить как от мужчин, так и от женщин. Сексуальная агрессия — это тоже агрессия, и очень мощная.

Какая религия, духовное направление ближе всего вам и вашему творчеству?

От нас мало что зависит, мы лишь «вестники» — именно такой смысл имеет само понятие Ангелов и подобных им существ во всех религиях. Рассуждая о единстве духовных побуждений и переживаний человека, мы все же находимся в рамках Христианства. И это не только потому, что трое из нас католики, а одна — православная. Так уж получается, что оно объемлет и вмещает в себя черты всего остального, «все мысли веков, все мечты, все миры...», как сказал А.Фет. Мы лишь говорим об этом на разных языках, устами поэтов и композиторов, творивших в разные эпохи. И не случайно у нас переплетаются и Рабиндранат Тагор, и Данте Алигьери, и еврейский «Шалом», и православная «Душе моя»... Соответственно подбирается и репертуар. Специально мы ничего не ищем — приходит само собой.

Каково мистическое содержание вашей музыки?

Мистицизм — в своем исконном, богословском понимании имеет в виду момент встречи человека с Богом, его Откровение. В этом смысле мистицизмом пронизано все существование ансамбля с момента его появления на свет. Есть такая притча о человеке, который, оглядываясь назад на свою прожитую жизнь, видит ее как песчаный берег некоего океана. И вдоль этого берега тянутся следы... «Смотри же», — говорит Бог, — «ты видишь эти следы рядом со своими? Это я шел рядом с тобой». «Да, но когда мне было тяжело — я шел один, Ты оставил меня!». «Нет» — ответил Бог. — «Это я нес тебя на руках».

Ансамбль рождался в муках. В его существование не верил никто. В то, что мы будем все так же играть и 5 лет спустя, не верили даже мы сами. Ни копейки денег, никакой поддержки, даже моральной, не говоря уже о материальной — с этого мы начинали. С тех пор ни одного спокойного концерта, ни одной благополучной поездки. Все 5 лет — на грани фола. И все 5 лет непередаваемое словами ощущение того, что нас ведут... За нас все решили давным-давно, нас собрали воедино, причем так, что отсутствие одного из нас рушит напрочь абсолютно все. То есть музыка звучит, но это не «ANGELUS».

Каждый концерт, каждый новый наш шаг вперед сопровождается трудностями и препятствиями, часто настолько дурацкими, что опускаются руки, и тут же — просто фантастическое везение. Каждый раз создается такое впечатление, что вступают в противоборство две Силы. То внезапно все заболеем, то инструменты начинают ломаться, то вдруг запрещают концерт или отключается телефон, то вдруг по факсу вместо документов приходят чистые листы бумаги... Потом, все как-то, как по мановению волшебной палочки, укладывается само собой. Чем сильнее сопротивление — тем значительней результат. Кстати, о телефоне. Это была одна из первых наших поездок, наверное, самая авантюрная из всех — мы собирались в Киев. Нас пригласил, так, по-дружески, один священник, которого только рукоположили. Все должно было быть организовано в кратчайшие сроки, а связь между нами практически отсутствовала. Что такое дозвониться до Вики в общежитие в Донецке, можно не рассказывать, скажу только, что обычно на это уходил не один вечер с телефонной трубкой у уха. И вот, чудом дозвонившись, мы начинаем судорожную беседу с Викой на тему того, как ехать, куда ехать, где искать о. Виталия, и самое основное — где брать деньги на дорогу. Вдруг раздается щелчок и к нам присоединяется... о. Виталий. Так и пообщались втроем, не тратя времени на перезванивания. Ехали наобум, а попали сразу концертов на 5. Это лишь крошечный эпизод, один из многих и многих, о которых можно написать отдельную книгу.

Можете сказать несколько слов о таинстве рождения ваших произведений?..

Ни по законам физики, ни по законам психологии, ни по законам теории музыки «Angelus» существовать НЕ МОЖЕТ. Трое из нас живут в Луганске, Вика с Ирой — в Донецке. У всех пятерых есть основная работа, которая занимает абсолютно все время. Реально встретиться всем впятером удается только один раз в году — летом, и то на несколько дней. Все пятеро — мало того, что представительницы самого что ни на есть женского пола, но и яркие, цельные личности, попросту говоря — все лидеры. Как нам удается слиться воедино, как нам удается оставаться единым целым, не задавив индивидуальность каждого из нас — неизвестно... Ну и, пусть это не прозвучит кокетством... Некогда нам репетировать. Безусловно, мы работаем — каждый сам по себе, каждый делает то, что в его силах (продумываем сценарий, учим партии, придумываем аранжировки), потом собираемся и складываем все воедино, как мозаику, за каких-то несколько часов. Как бы мы не ругались и не спорили во время своих редких репетиций — на концерте мы становимся одной Душой, одним организмом. Интонации, паузы, вдох и выдох — все это совершается на грани чего-то сверхчувственного. Может, это и к лучшему — процесс творчества идет во время исполнения, поэтому музыка не вымучена, не затерта. Конечно, ни о какой регулярной концертной деятельности в таких условиях не может быть и речи. Это очень больно, и для нас, и для тех, кто хочет нас послушать. Мы знаем, что люди ждут, что многие придут, оставив самые важные дела. Вы уж простите нас, наши слушатели, но, видно, таков наш путь — все, что можем, вкладываем в кассеты и диски. Наверное, есть в этом смысл. Концерт прошел, и осталось только воспоминание о чем-то хорошем, а кассета — всегда под рукой, можно бесконечно погружаться в тот мир, в который мы всех приглашаем, открывая для себя новые и новые его грани. Мы не стремимся к звездности и популярности. Конечно, приятно, когда тебя хвалят, что уж тут выделываться и лицемерить... Но, если честно, — для это нас только подтверждение того, что то, что мы делаем — не напрасно, что это нужно кому-то. Мысли о каком-то пьедестале в музыкальном Пантеоне уже давным-давно отошли на десятый план. Нам не столь важно, сколько человек соберется на наш концерт — полный зал или четыре бабушки... Если хоть один из них заплачет — значит, мы смогли отразить тот Свет, который самим посчастливилось увидеть. Кроме того, у нас с самого начала сформировался принцип — мы никому ничего не пытаемся навязать... Мы просто говорим о том, что открыли для себя сами.

Меняется ли содержание вашей музыки от альбома к альбому?

Каждый альбом — это своего рода книга, небольшой философский или богословский трактат. Мы не просто записываем «сборник песен» — все они связаны между собой, как главы одной повести. Каждое произведение, каждый музыкальный фрагмент, используемый нами, несет в себе определенную информацию, имеет смысл.

То, что не может раскрыть в полной мере музыка — дополняется стихами. Интересно вот что: подходя к записи нового альбомы, мы еще не понимаем в полной мере, что именно мы хотим сказать. И вдруг, из кажущегося хаоса мелодий вдруг начинает вырисовываться Идея, которая и определяет в дальнейшем и название и всю композицию. Но об этом тоже отдельный разговор...

Всего мы записали пока 2 кассеты — «Свет Невечерний» и «Возвращение». Первая — это отражение нашего мировосприятия, размышление о том, во Что мы веруем, что есть Бог... Вторая — это своего рода странствие по странам и эпохам, встреча с таинством рождения, жизни и смерти, и, в конечном итоге — возвращение к исходной точке, к началу всех начал. Она имеет более «фольклорно-этнический» характер.

Конечно, мы растем, и профессионально и духовно (надеюсь). Да и просто взрослеем и мудреем.

Как вы видите развитие вашего проекта? О чем мечтаете?

Как можно заключить из всего рассказанного выше, это вопрос не к нам. Все будет развиваться так, как ему суждено развиться. Может быть, все закончится этой осенью, мы все разойдемся по своим местам, а может быть, не закончится, может, наши дети продолжат, может, ученики... Пусть будет, как будет. Может, поэтому помимо Аngelus'a у каждого из нас своя жизнь, своя сфера деятельности, в которой он реализует себя полностью. Мы не привязаны к Angelus'у, мы не зависим от него материально, это не средство зарабатывания денег, это не способ самоопределиться и самовыразиться. Это возможность высказаться. Кто знает, может быть, мы уже сказали все, что могли, а может, только начинаем говорить.

Мечты, конечно, есть, довольно даже нахальные. Мечтаем встретиться с А.Л. Рыбниковым, которого считаем самым светлым гением нашей современности, мечтаем спеть что-нибудь из его музыки, что еще не звучало или незаслуженно забыто. Мечтаем съездить в Ирландию — чтоб хоть одним глазком увидеть то удивительное место, где родилась такая музыкальная культура... Мечтаем о многом... Это никому не возбраняется, надо же чем-то заняться на досуге.


Фото Такаши Итозава

Предлагаем для ознакомления две композиции ансамбля «Angelus»:

E-mail для контактов: sai@cci.lg.ua


[На главную] [Архив] [Коммуникации]







Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Луганский рейтинг WWWomen.ru WWWomen online!




Украинская баннерная сеть