[На главную] [Архив] [МИР У ТВОИХ НОГ]


РАССКАЗЫ УЧАСТНИЦ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ПУТЕШЕСТВИЙ

Марина Долгирева, Мурманск:

Зовут меня Марина Долгирева. По жизни я большая авантюристка. Люблю риск, веселые компании, дискотеки, тусовки. И, несмотря на свой возраст — мне 35 лет  — не могу усидеть дома. Мне хочется испытать в этой жизни все. Да и не ощущаю я себя на 35, от силы — 25.

А рассказать я хочу о том, как я попала в «Арктик-трофи». Год назад из «Арктик-трофи» вернулись два моих друга — Алексей и Георгий. Они были в числе организаторов. Их увлекательные рассказы поглотили меня полностью и привели к тому, что «Арктик-трофи» стало для меня навязчивой идеей. И мечтой... Мечтой практически несбыточной — мои мальчишки заявили, что женщинам там делать нечего. Но опрометчиво стали брать меня на все джип-триалы, проводимые у нас в области. Я ухватилась за триалы как за единственную соломинку попасть в трофи. От своих ребят содействия ждать не приходилось — они даже заикаться на эту тему запретили. А если я и заводила речь об этом, вечер неизменно заканчивался ссорой: «Оставь хоть это для мужчин!».

И вот я поехала на свой первый джип-триал. В бездорожье я влюбилась сразу и навсегда. Оно ко мне тоже благоволило. Экипаж, с которым я проходила трассу, неизменно занимал призовое место. И многие экипажи, завидев меня на очередном триале, уже издалека кричат: «Талисманчик, ты едешь с нами!»

Целый год я ездила на джип-триалы, получая от бездорожья огромное удовольствие. Но помимо этого я шаг за шагом, практически не надеясь на успех, шла к «Арктик-трофи». Знакомилась с потенциальными участниками трофи, просилась в экипажи стюардессой. Отношение ко мне было замечательным: мне давали советы, как стать участницей. Но все надежды рухнули в августе: мои мальчишки — Алексей — комиссар «Арктик-трофи», а Георгий — главный врач — окончательно и бесповоротно заявили, что меня в участники не пропустят, а если я там окажусь, то они порвут со мной отношения.

И вот наступает сентябрь. Душа разрывается на части. Четвертого старт. А как же я?

Поехала в Кандалакшу провожать своих мальчишек, да и остальных мужиков тоже хотелось увидеть, проводить. Стартанули. А я стою на центральной площади Кандалакши, и слезы катятся сами собой. Да, я уже скучаю по ребятам, но еще больше способствует слезам то обстоятельство, что, может быть, сейчас я упускаю тот самый  единственный шанс в жизни отправиться в такое увлекательное путешествие. Звоню по очереди всем экипажам, сквозь слезы желаю счастливой дороги. И вдруг: «Маринка, а ты разве не поехала?! У меня нет штурмана. Прыгай ко мне». А ведь не поехать я не могла.

По легенде присоединиться я могла только через три дня. Я помчалась в Мурманск счастливая — надо срочно собираться. Мне улыбнулась удача: я еду в «Арктик-трофи»! Да не какой-то там стюардессой! Штурманом!!! У самого Анатолия Еремеева (он у нас одиозная личность)! Да такого быть не может!

Алексею и Георгию я ничего не сказала (когда появлялась связь, они мне звонили из тундры). А я поверила, что еду в трофи, только когда села в ставший потом родным УАЗик.

Георгий принимал финиш моего первого СУ. Увидел, обрадовался и НЕ РУГАЛ.

А еще вы просто представить себе не можете, с каким пилотом мне посчастливилось одолевать бездорожье! Это настоящий ас! После триалов, где я с ним познакомилась, все мои симпатии были отданы ему. А уж в трофях!.. Наш УАЗик, наш Боливарыч был без тормозов, дворников, двери не закрывались, приборы на панели не работали. В первый же день мы потеряли антенну и по рации общаться с другими экипажами мы могли крайне редко. GPS не было тоже. А легенда — сами понимаете... Тут и пригодились Толино мастерство и моя интуиция: ночное ориентирование сквозь снег закончилось благополучно и мы финишировали. Боливарыч не подводил. Броды брались сразу. И в этом конечно же огромная заслуга Анатолия: кое-где мы выкладывали дно камнями, где просто проходили. Правда, однажды я струхнула: нужно было освещать дно фонариком с противоположного берега, а перебраться туда мне надо было по плавающим бревнам. Несмотря на темень и заряд града я даже не поскользнулась! А в болотах мы сидели всего три раза. Те экипажи, что оказывались с нами в очередной засаде, говорили: «Маринка, сиди в машине и грейся!». Но ведь это «Арктик-трофи» и я хочу испытать все по максимуму — и бревна с траками потаскать, и в грязи повозиться — чай не на прогулку вышла! А главное — получить от всего этого УДОВОЛЬСТВИЕ!

С Алексеем я увиделась к концу третьих суток. Он принимал финиш на очередном СУ. Кто-то ему меня уже заложил, что я на трофях. И он не удивился, когда я подбежала к нему с маршрутным листом за минуту до закрытия финиша. Не ругался. Но и не разговаривал со мной до окончания трофи.

А впечатлений у меня масса! До сих пор могу бесконечно рассказывать о наших приключениях. Знаете, говорят, счастье длится миг. А я так благодарна Толе, что он взял меня и подарил миг, который длился неделю... Даже трофисты мне завидовали: «Ну Маринка, повезло тебе — с самим дядей Толей едешь! Не боишься? Он ведь лихач». «Потому и не боюсь, что с Толей», — отвечала я им. И только народ, который не был ТАМ, слушая меня, пожимает плечами: зачем люди убивают машины, какое удовольствие мокнуть в болоте, что за кайф спать в палатке?

Помню, застряли мы тремя экипажами в болоте. Основательно сидим. Час, другой, третий. Думаю, ну сейчас матов будет и т. д. и т. п. А мужики все улыбаются, кайфуют. Выбрались, едем дальше. Впереди непростой брод и сопка. Мы проскочили сразу, а ребята слегка засели вновь. И каково же было мое удивление, когда я слышу по радио: «Ребята, посмотрите направо — какая радуга!»

И тут я поняла, что люблю всех этих суровых, бывалых мужиков не только за их мужество, но и за то, что в экстремальных условиях они умудряются увидеть окружающую красоту, восхищаться, радоваться. А как они меня все оберегали...

К цивилизации привыкать не хочется. А бездорожье — мой наркотик. Вот и завтра мы уезжаем ТУДА! На неделю! Трофи-рейд посвящен 60-летию освобождения Заполярья от немецко-фашистских захватчиков.

Мария Степаненко, Нижний Новгород:

Зачем я поехала в тундру? Этот вопрос возник  слишком поздно, когда пути назад уже не было. В принципе, мне тогда было все равно, где, с кем и чем заниматься. После года пребывания в уютной ухоженной Европе заела тоска. Захотелось экстрима и экзотики: чтоб никакой цивилизации (долой магазины, дороги, автомобили, телевизоры), минимум людей, только первозданная природа. Идеальным вариантом для воплощения мечты был бы необитаемой остров, но, к сожалению, в то время еще не существовало проекта «Последний герой».

Идея отправиться на полярный Урал принадлежала бессменному руководителю турсекции родного вуза (он же завкафедрой валеологии) по прозвищу Остап. Остап, более 30 лет занимающийся спортивным туризмом, беззаветно влюблен в Уральские горы, был там раз 20 и группы водил, все оставались довольны. Вдохновленные рассказами аксакалов о красотах этого края, бесподобной рыбалке в горных речках, чистейших озерах и т. п. мы, четверо безбашенных студентов, решили отправиться в путь.

Надо сказать, полярный Урал — не самый популярный среди туристов регион. Горным туристам там делать нечего — ни вершин, ни перевалов категорийных. Мы заявили пешую «тройку»: предстояло преодолеть около 180 км  за 2 недели. В принципе, идти по прямой, любуясь пейзажами и фотографируя все вокруг — дело нехитрое. Как же жестоко я ошибалась!

Итак, поезд Адлер-Воркута. Деревья за окном все меньше и жиже, березы сменяются лиственницами, затем какими-то кустами, наконец, привычная растительность совсем исчезает. Пересадка на станции Сейда, еще несколько часов в общем вагоне — и мы почти на старте. Поселок Полярный. Первая встреча... нет, не с полярниками — с дикими северными комарами! Это не насекомые, это хищные звери! Как на детском рисунке из рекламного ролика репеллента. Мажемся с ног до головы «аутаном» и «тайгой», минут на пятнадцать это спасает. Видимо, антикомариные средства, продаваемые в средней полосе,  не рассчитаны на злобный характер местных кусачих тварей.

Чтоб добраться до гор, нанимаем за литр спирта вездеход. Вездеход в тундре — единственный моторный вид транспорта. Спирт — единственная валюта. Пьяный веселый вездеходчик не упустил возможность продемонстрировать приезжим девчонкам мастерство вождения, если это можно так назвать: езда боком на одной гусенице, «полицейский» разворот, разгон до 100 км/ч и т. п. Наша задача — не вывалиться за борт. Вездеходчик, высунувшись всем телом из кабины, на ходу забивает кувалдой гусеницы. Остап проводит экстренный инструктаж на тему «как покинуть движущееся транспортное средство в случае возникновения аварийной ситуации». Мы же пытаемся не орать от страха, в результате чего дико хохочем, и это еще больше раздражает Остапа.

По пути делаем остановку для «дозаправки» водителя. Знакомимся с местными жителями. В этом регионе живут коми, ханты, манси — кочевые народы, основное занятие которых — оленеводство. Мы попали, кажется, к хантам. Живут в чумах. Чум — что-то типа палатки, с очагом посередине. Женщин «за стол» не сажают, в смысле выпить не предлагают.

Одежда и обувь у хантов из оленьих шкур. Охотно меняют оленину, рога, шкуры и проч. продукцию оленеводства на водку и спирт. По-русски практически не говорят, поэтому трудно получить достоверную информацию о традициях этого народа. Говорят, у хантов какое-то своеобразное отношение к воде, будто они никогда не моются. Не знаю, правда ли это, но купающимися в водоемах мы местных жителей не видели. А вот комары их точно не трогают.

Ханты — кочевники, передвигаются по тундре и зимой и летом на нартах (такие сани), запряженных в оленьи упряжки. Нартовый след в тундре — типа дороги. Больше всего меня поразили северные олени — они, оказывается, небольшого роста, и рога у них покрыты шерстью.

Растительность в тундре также специфична. Карликовые деревья растут не вертикально, а горизонтально. Очень удобно собирать грибы: по земле стелится карликовая березка, а над ней возвышается огромный подосиновик. Из-за отсутствия нормальных деревьев возникают две проблемы: 1) с дровами; 2) с туалетом. И если первая легко решается (вместо костра используем примус), то со второй сложнее: негде спрятаться, вокруг ни кустика.

Но и это не проблема по сравнению с комарами, которые мгновенно атакуют необработанные репеллентом особо нежные части тела. Вспоминать жутко!  Есть, правда, одна хитрость: на воде комары не трогают.

Наш маршрут был спланирован будто специально для того, чтобы навсегда отбить у молодежи охоту ходить в походы. Я, конечно, имела опыт преодоления водных преград посредством переправ, плотов и т. п., но чтобы переходить ледяную реку глубиной по пояс вброд — это чересчур. И не единожды, а по несколько раз на дню. В одежде, в обуви. Разуешься — ноги окоченеют. Переправился, выжал носки, снова надел, и пошел дальше. Течение порой настолько сильное, что переходили парами, крепко держась друг за друга, чтоб не снесло. Мысли упаднические одолевают. И чего меня сюда принесло? Лучшего способа провести каникулы не нашлось? Иду мокрая по пояс, на мне рюкзак 25 кило (больше половины собственного веса!), голодная, от комариных укусов опухшая, волосы неделю не мыты...

С погодой, естественно, всю дорогу «везло». Солнечные дни с тучами комаров сменились ежедневными дождями. Со всех сторон сыро, и никакой надежды высушиться. На одном из перевалов нас накрыло такое атмосферное безобразие, которому приличное название дать невозможно. Видимость полметра, друг друга разглядеть не можем — все ли целы? Тут уже не до смеха. Наверх заползли, а вниз никак: не исключено, что под нами пропасть.

Изначально наш поход был ориентирован на здоровый образ жизни, поэтому спирта взяли ровно столько, чтоб расплачиваться за подъезды, плюс для использования в медицинских целях. Не взяли тушенку, т. к. по убеждению Остапа есть мясо вредно, к тому же «все равно мы там рыбы наловим». Кстати, с рыбой промашка вышла. Каждый день ходил старик с удочкой на речной берег, и возвращался с пустыми руками. За весь поход рыбины три выловил. Питались в основном кашей, супом из пакетика (с искусственным мясом), раз в день выдавали кусочек сала и горсть сухофруктов. На привалах собирали морошку и грибы.

Через десять дней прожорливых студенток (замечу, именно девушек) перестала устраивать вынужденная диета. Гастрономические разногласия с руководителем стали толчком к разобщению в коллективе. Плюс пресловутый жилищный вопрос Поясню: чтобы в ночью в палатке не замерзнуть, целесообразно спать не по одному, а по двое и по трое. Распределением мест руководил Остап. Распорядился так: в одном спальнике мальчики, в другом — он с девочками. Нас, девочек, это совсем не обрадовало, поскольку данная схема исключала нежелательные с точки зрения командира и  желанные для нас, молодых, телесные контакты. В итоге, совершив нехитрые рокировки, женская часть коллектива обособилась от мужской.

Казалось бы, на этом поход должен был скоропостижно закончиться, но все изменила воспетая Круппом метеостанция Хадата. Конечно, как метеостанция она давно не функционирует, но на ее месте выросли симпатичные домики — вроде дача местного начальства. А там — люди!!! Никогда я так не радовалась встрече с людьми. Это были не просто люди, а дюжина здоровых мужиков!!!  А там, где нормальные здоровые мужики, есть много нормальной здоровой пищи. Радость неожиданной встречи была взаимной — мужики полгода не видели женщин. Подобрали, обогрели: дали теплый домик, натопили баню, накормили олениной с картошкой, рыбы наловили.  Естественно, захотелось остаток похода провести здесь, на Хадате, несмотря на робкий протест Остапа.

На обратном пути в целях обеспечения сохранности пассажиров решено было соорудить вездеходу тент. В результате получилось нечто неподдающееся определению: находиться в данном транспортном средстве было возможно лишь в лежачем положении (напрашивается нехорошее сравнение), а дорога длилась девять часов. После того экстремального путешествия в вездеходе я стала необычайно легко переносить длительные авиаперелеты.

Люди имеют обыкновение привозить из путешествий какие-нибудь сувениры. Что привезла я из тундры? Ничего особенного: три комплекта оленьих рогов, десять образцов уникальных горных пород общим весом 5 кг, саженец карликовой березы, кружку морошки, несколько хариусов... Примерно то же самое было в рюкзаках моих товарищей. И еще — одна на группу — оленья нога и котелок с супом. Попутчики смотрели на нас, как на пришельцев с другой планеты.

А в поезде мы с подругой познакомились с парнями из Новороссийска и чуть было не рванули в новое путешествие.


Ирина Петухова, Новая Зеландия:

Все это произошло 2 года назад, как раз перед отъездом в Страну Киви.

Поняв, что в Европу  я смогу поехать еще нескоро, но при этом потратив 4 года в институте на изучение французского, я решила поехать во Францию. В волонтерский лагерь — то есть ты платишь только за билет, а дальше живешь на всем готовом, но и работаешь каждый день. Подьем, между прочим, в 6 утра...

До этого лагеря мне попадались хорошие (я довольно много так ездила по Европе), в этот раз мне не повезло. Лагерь был мало того, что на маленьком острове, правда, недалеко от форта Байард, но он еще и состоял в основном из арабов. Чтобы вы правильно поняли, поясняю — в лагере была я + два европейца и арабы, много, очень...

Я не расистка, но очень много арабов — это уже не французский лагерь, а дешевый марроканский ресторан, с легализированным употреблением марихуаны. Мы честно продержались 2 недели. Потом плюнули и уехали, точнее, нам мило объяснили, что мы отделились от коллектива (поскольку коллектив в основном курил и ел, а мы все больше на велосипедах по острову катались) и разрушаем дух лагеря — нам лучше уехать. При этом нас отвезли в деревню на вокзал в пятницу вечером за 10 минут до его закрытия, когда поездов уже никуда не было.

Домой возвращаться нам было обидно, но и денег было немного.

Хостелов в маленьких французских деревнях нет, так что в эту ночь мы ночевали в парке на скамейках. Распивая привезенную мной в подарок водку.

На следующий день мы нашли «дом помощи» для людей с проблемами (обычно туда приходят те, кому некуда идти, подростки, например, если поссорятся с родителями...) Там мы жили 5 дней, причем условия, конечно, так себе (уйти надо в 6.30 и вернуться с 7 до 8 — после этого двери закрывают, ну плюс еще готовишь и убираешь).

Зато там нам нашли работу на виноградниках. И еще мы купили машину за 100 евро (эта машина была старше меня).

После виноградников, где мы вкалывали по 12 часов и питались этим же виноградом (кормили там не очень), мы заработали немного денег и поехали в Испанию.

Путешествовали мы месяц: Бордо-Тулуза-Андорра-Коста дель соль- Барселона, Валенсия, Ибица, Мадрид, Лиссабон, Порто, Бордо.

Рассказывать можно долго — и про то, как в Барселоне эту машину со всем багажом у нас эвакуировали и мы написали табличку «помогите собрать на штраф за машину — а то мы никогда отсюда не уедем!» и сидели в парке (очень действенно оказалось), как мы экономили на бензине и везде, где можно, ходили пешком (из одного конца города в другой), как нелегально мылись в кемпингах (паркуясь неподалеку  и тихо пробираясь не территорию парка в душ (один раз нас, правда, поймали), как ночевали в машине (поскольку самый дешевый хостел стоил 20 евро за ночь с носа), как сбылась моя мечта побывать в Прадо (ребята этого так и не поняли), как мы ходили на корриду, как мы припарковались на ночь на пляже, но начался прилив и машину чуть не утащило, как мы ругались — ведь месяц жизни в одной машине — это ОЧЕНЬ непросто, как эта несчастная тачка не выдержала нашего ритма и сломалась на шоссе — и нам со всем барахлом пришлось добираться до Бордо автостопом.

И как, доехав до Парижа на поезде, мы поняли, что не хотим расставаться, и уехали в Амстердам последним рейсом в четверг, чтобы провести там выходные. И как потом я опаздывала на самолет в Москву — так как мне продали неправильный билет из Амстердама в Париж с пересадкой в Брюсселе на несуществующий поезд (и это выяснилось только в Брюсселе, так что мне опять пришлось пригрозить остаться). И как я наконец-то прилетела в Москву в понедельник  утром — а в среду мне уже надо было улетать в Новую Зеландию.

И как мы больше никогда не увиделись.


Материалы предоставлены сайтом Экспедиция-трофи


НАПИСАТЬ ОТЗЫВ:
Имя:* E-mail: URL: Город, страна:
Отзыв:*



[На главную] [Архив] [МИР У ТВОИХ НОГ]


Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Луганский рейтинг WWWomen.ru WWWomen online!




Украинская баннерная сеть